Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

old hippy

Книга Жалоб и Предложений-2.

Это книга жалоб по второй книге. Поэтому ее номер - второй.

Рецензия на нее - вот здесь.
http://www.chaskor.ru/article/dd_protiv_dana_dorfmana_27302

Один из соавторов книги, Феликс Херсонский, написал еще короткую рецензию на наш совместный труд.
Она, правда, написана так, как будто бы он только читатель.
Но... тем не менее:

Книжка как книжка. Толстая.
В ней удобно хранить деньги.
Или сушить листья падающие с дерева нашей юности.
Еще ею можно бить по голове тех, кому она не нравится.
А вот колоть орехи - не получается. Т.е. - есть и недостатки.

 

old hippy

Взгляд из Израиля

Игорь Юдович
1 ч.
Это видят: Доступно всем
На ФБ моей троюродной. Человек она честный, довольно и справедливо известный, просто так сочинять не будет.
Из серии "Приехали". Ну, а в комментах, как обычно, набежала свора американских профессоров-евреев, и просто идиотов, объясняющих, что только так и надо.
Мой комментарий: Суки!

Софи Рон Мория
6 hrs · Shared with Софи's friends
Вчера звонила подруга. Живет с семьей в одном из университетских американских городов, город известный. Им позвонили из отдела кадров школы, сказали, что отдел кадров ПРОВЕРЯЕТ посты и комменты учителей в соцсетях на предмет выявления расистских настроений.
Плз разбудите меня кто-нибудь и скажите, что этого не может быть, потому что не может быть никогда.
Пожалуйста.
2
Ещё одна наша с Игорем родственница тоже пишет.  Она даже одну книжку написала. Вот отрывок из её книги:

https://ja-tora.com/desjatyj-zhenih/
old hippy

И о поэзии


Патруль поэтов Капитолийского холма

Igor Krichtafovitch

СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ


Там, где ландшафт тектоникой расколот,
Вдали от бурь и океанских волн
Построен над заливом чудный город,
А в городе – Капитолийский Холм*.

В нём нет ни драк, ни ругани, ни давки,
Нет полицаев: нега и покой,
Лежат на травке или курят травку,
Столичный холм, «Столичная» рекой.

Ни на кого ребята не в обиде:
«Мы ничего от власти не хотим,
Вы только жизни чёрных берегите!»
На слове «только» делают нажим.

Магнолий цвет и воздух с гор прохладный,
Град изумрудный на семи холмах,
Не приведи Господь мне быть Кассандрой
И видеть, как тебя втоптали в прах.

Мы никогда уже не будем вместе,
Фаст-фуда и хай-тека колыбель.
Goodbye, моя Одесса на норд-весте,
Au revoir, мой западный Марсель.

Аdiós, Сиэтл, второй Вальпараисо,
Мой Лиссабон, мой Лисс и Зурбаган.
Читатель предвкушает рифму «крыса»?
Да мы не обижаемся, братан.

Что нас там ждёт, за горными хребтами,
Соль испытаний и нежданных встреч?
Пускай мозги разжижены с годами,
Им, слава богу, есть куда утечь.

Ну что ж, Omnia mea mecum porto**:
Рюкзак, портфель и с ноутбуком кейс,
Но вот уже огни аэропорта,
А вот и регистрация на рейс.

Опять блуждаю в толпах многоликих,
Где все равны, хоть негр, хоть азиат
И к сердцу прижимаю «оne-way ticket».
В один конец. Как двадцать лет назад.

Внизу Sea-Tac*** теряется в тумане,
Огней полотна рвутся в конфетти
И жизни смысл теперь уже не “money”.
Его нам предстоит ещё найти
.

=======================
* Capitol Hill.
** Всё своё ношу с собой (лат.)
*** Аэропорт Сиэтл-Такома.
old hippy

Уцелеет ли Редьярд Киплинг?

"Назад в пещеры нельзя - нас слишком много" (Ежи Лец).

Опубликовано Фариком Каминером Пятница, 12 июня 2020 г.


Юрий Табак
10 июня в 13:30 Это видят: Доступно всем
Адью, мартышки!
Эта мемориальная табличка, украшающая стену лондонского дома на ул. Вильерс 43, что  близ Чаринг-Кросс, скоро может исчезнуть.
Мэр Лондона подписал распоряжение о создании комиссии по проверке монументов, названий улиц, памятных табличек и т.д. в честь персонажей, имевших отношение к работорговле и колонизаторской деятельности, с соответствующими административными последствиями.
Это инициатива сверху, видимо, подогретая инициативой снизу. Движением британских протестующих памяти Джорджа Флойда уже подготовлен широкий список памятников, которые требуется снести по означенным выше причинам – среди них  премьер-министр Гладстоун, Джеймс Кук, сэр Фрэнсис Дрейк и др.
Проблема в том, что колониалистские настроения были присущи чуть ли не всей британской политической и культурной элите, и Редьярд Киплинг – лишь один из ее ярких выразителей. Кто под раздачу может попасть, даже подумать страшно.
Прощай, Маугли!  Каа таки сожрал всех.
Upd. Меня поправляют - бандерлоги. Но я не случайно подумал о Каа. Эти-то заведомо мерзкие. А тут сожрет всех надежный демократический оплот:)
Насчет таблички - ну будем надеяться, что не снесут, заслуги перевесят:).


Ну и от себя лично. Пока еще его отовсюду не выбросили, вспомним некоторые песни на стихи Киплинга

Collapse )
old hippy

И снова хайку (Нам здесь подбрасывают)

Френд redbut подбросил мне свой рассказ, где фирурирует хайку:

Дворник


Александр Бархавин


«Слова не должны отвлекать внимание на самих себя,

потому что истина — за пределами слов»

Басё


1. Дворник


Несколько лет между детством и юностью я прожил в маленьком доме на пыльной улице большого старого города. Напротив начинался кирпичный завод с песчаным карьером. С улицы в окна был виден конвейер — непрерывная лента сырой глины в одном окне, медленно ползущие серые кирпичи — в другом. В этой непрерывности было что-то завораживающее.


Завод тянулся вдоль нашей улицы до перекрёстка с другой, носившей имя Красного Командира, с почестями зарезанного соратниками. Я бегал на угол за продуктами в магазин «У Полоника» — его называли так по имени прежнего владельца. Над магазином, на втором этаже, жил мой одноклассник — иногда я помогал ему делать уроки. Двор был большой, несколько домишек и пристроек плотно примыкали друг к другу, крытая лестница тянулась на второй этаж. Мы любили там играть и прятаться в многочисленных закоулках. Двор был виден из окон высокого дома напротив — там на верхнем этаже жила моя первая любовь.


Одну из пристроек занимал дворник, угрюмый немногословный человек. Дети считали его сумасшедшим — в самый неожиданный момент он мог остановиться и глухим голосом монотонно произнести непонятную фразу. Одна из них мне запомнилась: «Стаей оленей листья бегут от метлы остался один». Мне показалось, он жалуется на одиночество, и я стал с ним здороваться. Может, поэтому он иногда произносил эти фразы, обращаясь ко мне.

Я уехал с этой улицы, потом — из Города, и долго не вспоминал дворника. Прошли годы — и постепенно, как контуры фотографии под красной лампой, начали проступать слова, и возникла еще одна из его фраз: «Полдень спит ветер низко висят облака дождь будет тёплым». Я отмахнулся от смутной беспричинной тревоги — настоящая жизнь, насыщенная и интересная, не оставляла места воспоминаниям.

Прошли месяцы, беспокойство вернулось — и через неделю проявилась ещё одна фраза: «Кругом тишина время будто замёрзло всё неподвижно». Тревога ушла, на этот раз ненадолго — следующая фраза никак не складывалась, появилось ощущение пустоты — будто я забыл что-то важное. Когда на работе возникла потребность съездить в старый Город, я с облегчением вызвался. Мне казалось — если я увижу дворника, или хотя бы двор, наваждение пройдёт.

Я не сообщил о своем приезде ни оставшимся в Городе друзьям, ни своей первой любви, живущей по-прежнему на верхнем этаже большого дома. Я вышел из трамвая за две остановки и пошел по улице Красного Командира, узнавая и не узнавая окружающее. Ожидание встречи было волнующим и прекрасным, я невольно стал замедлять шаги. Я подошел вплотную — и мое сердце оборвалось: на месте магазина был высокий серый забор. Я свернул за угол и вошел в дом, где жила моя первая любовь. Теперь он не казался большим — четыре этажа, но сверху по-прежнему должен быть виден двор. Чердачная дверь была незаперта; я постоял несколько мгновений, прежде чем выглянуть в окно.

Вместо крыши магазина были видны фундаменты по периметру двора — как на археологических раскопках. Трамвай прогрохотал внизу и остановился на углу — забор был не длиннее трамвая. Целый мир, которым был старый двор, просто не мог здесь поместиться — но остатки его лежали внутри этого маленького прямоугольника.

Не помню, как я спустился на улицу и повернул за угол, как долго глядел через дорогу на серый забор, постепенно привыкая к мысли, что придется жить дальше с ощущением пустоты. Меня вывела из оцепенения возникшая на фоне забора радуга. Я повернул голову — через перекресток медленно двигалась поливальная машина. Когда ее мокрый бок проплыл мимо меня, в шуме уходящей воды, смывающей остатки последнего снега, глухой монотонный голос явственно произнес:


в свой час тает снег

время нельзя повернуть

и не пытайся


Закончился март. Всё вернулось на место. Тревога ушла.


«Ха́йку — жанр японской пейзажной лирики, стихотворение

в виде монострофы без рифм, в которой чередуются стихи

с разным числом слогов (метрическая схема строфы: 5–7–5).

Включает в себя слова, отражающие времена года, а также

смысловые незаконченности».

Литературный
энциклопедический словарь


2. Два вопроса

Внимательный читатель может попробовать ответить на два вопроса.

Первый вопрос — для тех, кто не знает о магазине «У Полоника», но знает и любит русскую литературу:


В каком городе происходили описываемые события?

Подсказка: ответ на этот вопрос можно найти в известном романе, написанном между двумя мировыми войнами.

Второй вопрос:

Сколько хайку содержится в тексте рассказа?

Тут придется обойтись без подсказки.

old hippy

Мощно!


Я потрясён и увлечен нелегкой судьбой Даши Строгановой и Игоря Фихтенгольца. Непременно разыщу эту хорошую книжку.
Вот только как это сделать? Вадим не дает ни названия, ни автора. Я пытался найти её в Сети по именам главных героев.
Конечно обнаружил сотни ссылок на Григория Михайловича Фихтенгольца, которого знают все, кто учился на мех-мате, в том числе и я, как автора самого главного учебника по матанализу.
Кстати, Григорий Фихтенгольц - одессит. Может кто поможет мне найти эту книжку?
Ольшевский молчит как партизан на допросе. Не выдает тайну книжки. И ещё Вадим не написал, какое имя и фамилию принял Игорь Фихтенгольц, когда он принял ислам. Есть у кого-нибудь предположения?




Я УВЛЕКСЯ ЧТЕНИЕМ ЖЕНСКИХ РОМАНОВ. Вот сижу, читаю, как одна московская девушка Даша Строганова идет на студенческую вечеринку. А там на вечеринке, к ней подходит Игорь Фихтенгольц, который ее давно любит. Он тоже студент. Но любит этот Игорь нашу Дашу совершенно недостаточно. Он вообще немножко Шурик из Кавказской пленницы. Очки, экзамены, все по плану. Ботаник. И он Даше никогда особенно не нравился, потому что никаких поступков не совершал. Говорит, что любит уже три года. А пойди проверь? Разве можно полагаться всего лишь на какие-то слова? Разве можно связывать с таким человеком свое будущее? А что будет когда любовь пройдет?
А тут, на этой же вечеринке, Игорь неожиданно (он никогда этого не делал раньше) пригласил Дашу на танец, обнял, и она вдруг чувствует, что ее к нему тянет. И Даша так этого пугается (свяжешься с таким и загубишь свою судьбу), что она тут же хватает за руку какого-то автодилера Афанасия и просит спасти ее от Игоря. И увести куда-нибудь. И Афанасий (автодилер он временно, из-за денег, а по образованию он физик-ядерщик). Афанасий ее уводит, и они тут же делают ребенка. Свадьба, все как полагается. Афанасий на самом деле хороший, много работает, водку не пьет, только пиво.
А через два года Даша вдруг понимает, что Афанасия она никогда не любила, что любила всегда одного Игоря. И Даша берет маленького Петю, и переезжает с ним к Игорю. И Игорь на ней сразу женится, он ее ждал все эти два года и ни на кого смотреть не мог. Страдал, переживал. Мучился. Мечтал об одной Даше. И Игорь становится новым отцом Пети. Заботится о нем, и все такое.
И тут Даша понимает, что Раджикумар, лиазон ее компании в Бомбее, это ее судьба. На самом деле. И Даша оставляет Петю Игорю и переезжает в Бомбей и рожает Раджикумару ребенка Шивакумара. А через год она понимает, что Раджикумар очень жадный, и что она всегда любила только Игоря. На самом деле. И она тогда берет индийского ребенка и переезжает назад к Игорю в Москву. И Игорь усыновляет и Шивакумара тоже. Он весь год ждал ее, ни на кого не смотрел абсолютно, и очень переживал.
Но тут появляется Максим, звукорежиссер. И Даша оставляет Петю и Шивакумара Игорю, едет с Максом снимать документальный фильм о древностях Кемерово. И рожает ему там девочку Машу. И тут она понимает, что звукорежиссер Максимкин слабенький, а она всегда любила только Игоря на самом деле. И Даша берет Машу и едет назад в Москву.
И вот тут – неожиданный поворот сюжета. Игорь согласен усыновить и Машу тоже, но дело в том, что он за это время успел принять ислам. И он готов еще раз жениться на Даше, но только если и она примет ислам тоже. Потому что иначе никак нельзя. И Даша соглашается. Они вместе совершают намаз и ходят в мечеть. Едут в Дубаи отдыхать. И там, в Дубаи, Даша вдруг видит какими большими делами Игорь стал заворачивать. Каким крутым он стал. Международный бизнес! И вообще, какой Игорь щедрый и отходчивый. Добрый и всепрощающий. И вообще, только мусульмане умеют ухаживать за девушкой. Только мусульмане понимают женскую душу!
И Даша вдруг понимает, что все во власти Аллаха. И она успокаивается, и рожает Игорю еще трех детей. Зухру, Вахида и Икриму. И Даша становится счастливой. И они живут вместе долго и душа в душу.
Я купил эту книжку в нашей бостонской синагоге на Коммонвелс Авеню. Там раввины русскими книгами торгуют за полцены, чтобы наших иммигрантов привлечь. Эта книжка там как раз на полке «женские романы» и стояла.
(2017)
old hippy

Об авторе хайку из предыдущей записи

Мацуо Басё — несравненный мастер хайку


Мацуо Басё смело можно назвать самым известным поэтом Японии. Так же, как стихи Пушкина в России, его хайку остаются высшим образцом поэзии, определившим её развитие на столетия вперёд.

Мацуо Басё

В родном доме Мацуо Басё

Родился будущий великий поэт на западе провинции Ига в городе Уэно в 1644 году.

Collapse )

old hippy

Возвращаясь к Бродскому, но не поэту

По-моему, все талантливые поэты - глупы. Великие поэты - клинические идиоты.
Ум и поэтический талант - несовместимы.
Бродский - исключение. Он и великий поэт и один из самых умных людей 20-го века.
Автор этой записи удивляется тому, что Бродский такое говорит. А я удивляюсь тому, что автор удивляется. Для меня это очевидно. Для того, чтобы в этом убедиться, можно посмотреть мой профиль.
Там уже много лет всё это кратко изложено.

leonid_b


Вот отрывки из беседы Иосифа Бродского и Адама Михника за год до смерти Бродского, в январе 1995 года. Полный текст этой беседы был переведён на русский язык Борисом Горобцом, отредактирован Виктором Куллэ и опубликован в magazines.gorky.media , и в ЖЖ dassia2001 .

Я прочёл текст этой беседы...  То, что говорил Иосиф Бродский, было для меня странным и непонятным.. Не совмещаются для меня слова Бродского и с его стихами, и с предыдущими выступлениями – да вообще ни с чем. То ли он предчувствовал свой скорый уход из жизни (а он умер через год, в январе 1996 года), то ли он в момент этой беседы находился в каком-то глубоком внутреннем кризисе, то ли он был крайне напряжён, как будто рушился его мир. Ну, не знаю.
Вот несколько отрывков из этой беседы. Я их выбрал потому, что именно читая их, мне становится не по себе. А может быть, Бродский сводит счёты со своим лирическим героем-небожителем? Непонятно.

Collapse )

old hippy

Кристина (Христина) де Пизан - основательница феминизма

(Вчерашнее заседание клуба обрушило на меня целый каскад интересных докладов, но выделил бы я доклад Анатолия о первой в мире феминистке. Кстати, это был первый его доклад на клубе, но первый блин не был комом.
Меня поразила феминистка в 14-м столетии, я такого себе представить не мог. Думал, что все началось в девятнадцатом веке с суфражисток. Ошибся на полтысячи лет.)


Кристина Пизанская, также Кристина (Христина) де Пизан (фр. Christine de Pizan; Венеция, 1364/1365 — 1430, аббатство Пуасси) — французская средневековая писательница итальянского происхождения.


Одна из первых женщин — профессиональных писателей, поэтесса и автор ряда философских трактатов о роли женщины в семье и обществе (все на французском языке). Большинство современных феминисток считают началом современного феминистского движения её произведения, в том числе «Книгу о Граде женском». Она была первым средневековым мыслителем, открыто выступившим в защиту женщин от традиционных "антифеминистских" теорий, питавшихся или христианской, или античной мыслью. Вместе с оригинальными взглядами на брак и семью эти идеи позволяют при исследовании творческого наследия Кристины понять особенности женского мировосприятия, которые совсем не проявляются в литературе той эпохи, когда писательский труд был монополией мужчин. Социальные взгляды Кристины Пизанской объясненяют миропорядок, в котором существует человек как систему общественных явлений, свидетельствующих о добрых делах и нравах французского государя и его подданных. Мысль о социальной пользе всеобщего религиозно-нравственного образования - лейтмотив творчества Кристины Пизанской, его ориентация на сохранение политической мощи государства. Писательница представляет социум в виде иерархически организованного человеческого тела.
Отец Кристины, Томмазо да Пидзано (он был родом из-под Болоньи, а вовсе не из Пизы), служил медиком и астрологом при дворе французского короля Карла V. Свою дочь он представил монарху, когда той было четыре года. Кристина выросла в придворной среде и имела доступ в учреждённую королём в Лувре библиотеку, в ту пору не имевшую себе равных в Европе. Этим обусловлено углублённое литературное образование Кристины Пизанской, которая была прекрасно знакома с римской литературой, произведениями Данте, Петрарки и Боккаччо.



Кристина Пизанская и её сын

В 15 лет она вышла замуж за королевского секретаря Этьена де Кастеля. Однако в 1380 году скончался Карл V, лет пять спустя умер отец Кристины, а в 1390 эпидемия чумы унесла жизнь её супруга. Оставшись с тремя детьми на руках, Кристина поначалу влачила бедственное существование, и лишь благодаря покровительству Жана Беррийского
https://ru.wikipedia.org/wiki/Жан_(герцог_Беррийский)
и герцога Орлеанского

https://ru.wikipedia.org/wiki/Людовик_Орлеанский
смогла заниматься литературным творчеством. В начале творческого пути Кристина обращается к жанру любовной баллады; этот период куртуазного творчества был плодотворным: за время с 1393 по 1412 годы Кристина написала более трёхсот баллад и множество небольших стихотворных произведений разных форм: рондо, виреле и т. д.


В 1397 году дочь Мари, получив приданое от короля, оставила Кристину — уехала в аббатство и приняла постриг. Сын Кристины поступил на службу к английскому лорду. Сама Кристина получила приглашение жить в Англии при дворе, однако отклонила его и некоторое время спустя покинула Париж и провела 11 лет в монастыре. У неё появилось больше времени для литературного творчества и изучения трудов по истории, философии, мифологии, писаний Отцов Церкви. Точная дата её смерти не известна. Oсновные сочинения Кристины Пизанской были созданы в период с 1389 по 1405 годы. Большой успех снискала «Книга ста баллад» (фр. Le Livre des cent ballades), написанная Кристиной в традиции оплакивания и повествующая о нелёгкой участи одинокой вдовы.
Искренняя интонация, изящество стиха сочетаются в её сочинениях с тоской по утраченным идеалам куртуазности - это система правил поведения при дворе или набор качеств, которыми должен обладать придворный прежде всего, правил поведения по отношению к женщине.
В многочисленных сочинениях разных жанров она высказала свои суждения о семье, обществе и государстве, отразив взгляды и убеждения широкого круга современников. Особо следует выделить «Послание богу Любви» (фр. L’Epistre au dieu d’Amour, 1399.)
Современники высоко ценили энциклопедическую поэму Кристины «Путь долгого учения» (фр. Le Chemin de longue etude, 1402), историю её воображаемого восхождения на Парнас, а затем и выше, к небесному престолу Разума.
В 1404 году по поручению герцога Бургундского Филиппа Смелого Кристина написала апологетическую «Книгу о деяниях и добрых нравах мудрого короля Карла V» (фр. Le Livre des faits et bonnes moeurs du sage roi Charles V), содержащую не только известные историкам факты, но и народные легенды и анекдоты из биографии короля.


Иллюстрация к «Книге о Граде женском». Рукопись XV века.

К наиболее известным сочинениям Кристины Пизанской относится «Книга о Граде женском» (фр. Livre de la Cité des Dames, 1404—1405 гг.), в которой подчёркивается, что женщина ни в чём не уступает мужчине по своим способностям.
Она описала в ней идеальный город-убежище всех достойных женщин, ощущающих гнет и несправедливость по отношению к ним окружающих мужчин и общества.
Писательница опровергает доводы предшественников - Аристотеля, Жана де Мена, Джованни Боккаччо о неисчерпаемом женском малодушии.
Кристина Пизанская пишет о социальной пользе грехопадения Евы и падших женщин, о роли женщин в истории, о женском кокетстве, о способах самореализации своих современниц в мире, о путях и возможностях самосовершенствования женщин в современную ей эпоху.
Причину неудачных браков она видела в конкретных человеческих пороках мужчин и женщин.
От Кристины Пизанской берёт начало так называемый «спор о женщинах» во Франции XVI века.
http://roii.ru/publications/dialogue/article/50_16/trofimova_v.s./querelle-des-femmes-in-european-cultures-in-the-late-16th-early-17th-century
Кристине принадлежит ещё ряд прозаических сочинений, включая «Книгу о военных деяниях и о рыцарстве» (фр. Livre des faits d’armes et de la chevalerie, 1405).
Личный опыт писательницы :"Сказание о Пуасси" (1403) - повествование писательницы о путешествии в монастырь и ее свидание со своей набожной дочерью.
Мать - воспитательница в представлении Кристины Пизанской - мудрая блюстительница нравов своего дитяти. Она описывает стойкость матерей, наблюдающих страдания своих детей во имя Бога, подвиги матерей, рискнувших жизнью своих детей ради общественного блага по политическим мотивам, разделение родительских обязанностей между супругами: половое воспитание детей, педагогические возможностях женщин.
Основная материнская обязанность в отношении дочерей: воспитание чувства собственного достоинства и сохранение девичьей чести.
Материнский долг в отношениях с сыновьями : благоразумный контроль за их религиозном, нравственном и интеллектуальном воспитании. А так же возвращение долга родителям в заботе о них как основная обязанность детей. Условия сохранения мирных отношений между родителями и детьми.
Последнее сочинение Кристины Пизанской «Песнь о Жанне» (фр. Le Dittie de Jeanne d’Arc) посвящено Жанне д’Арк.

Труды Кристины Пизанской привлекли к себе внимание в XX веке благодаря усилиям таких деятелей, как Кэннон Виллард, Эрл Джеффри Ричард и Симона де Бовуар. Исследование творчества Кристины Пизанской продолжается и в наши дни. Так, с 2004 по 2009 год велось изучение рукописей и языка Кристины Пизанской на базе работ, которые хранятся в Национальной библиотеке Великобритании (инициатор проекта — Эдинбургский университет).

Две цитаты из Кристины Пизанской:

«Чувства женщин настолько острее, насколько их тела мягче мужских».

«Не все мужчины (и особенно умные) придерживаются мнения, что образованная женщина - это её недостаток.
Но очень верно, что глупые мужчины утверждают это, потому что они недовольны тем, что женщины знали больше, чем они сами.»