Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

old hippy

Книга Жалоб и Предложений-2.

Это книга жалоб по второй книге. Поэтому ее номер - второй.

Рецензия на нее - вот здесь.
http://www.chaskor.ru/article/dd_protiv_dana_dorfmana_27302

Один из соавторов книги, Феликс Херсонский, написал еще короткую рецензию на наш совместный труд.
Она, правда, написана так, как будто бы он только читатель.
Но... тем не менее:

Книжка как книжка. Толстая.
В ней удобно хранить деньги.
Или сушить листья падающие с дерева нашей юности.
Еще ею можно бить по голове тех, кому она не нравится.
А вот колоть орехи - не получается. Т.е. - есть и недостатки.

 

old hippy

Ле Дриан назвал решение о создании нового альянса «трамповским»

(Трампа нет уже почти год, но он всё равно во всём виноват, вот и Макрошу обидел)
https://kstati.net/ya-obidelas-frantsiya-s-nozhom-v-spine/

“Я обиделась…” Франция с ножом в спине

Несмотря на то, что обида и её коллективное сознательное в последнее время приносят не-малые дивиденды, большая политика остаётся верной себе: прагматизм превыше всего. Это не только прагматизм выгоды и денег - это прагматизм и точный расчёт в вопросах без-опасности.

Президент Макрон

Собственно, одно невозможно без другого. Создание нового альянса AUKUS(Австралия – Соединенное королевство – США) стало сюрпризом не только для Китая, против которого, собственно, собрались дружить три англофонных тяжеловеса, но и для “ближайшего и надёжного, проверенного временем”, как регулярно заявляют США, союзника – Евросоюза. В отдельном реверансе Белый дом присел в сторону Парижа: “Франция, в частности, – наш жизненно важный партнёр в этом и многих других вопросах на протяжении долгих лет. Мы ищем и будем искать любые возможности для углубления нашего трансатлантического сотрудничества в Индо-Тихоокеанском регионе и во всём мире” (госсекретарь Энтони Блинкен).

Франция, которая удостоилась персонального извинительного книксена, на сегодняшний день остаётся единственной страной ЕС, сохранившей свое присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе и обладающей, помимо амбиций, какими-никакими ресурсами для его усиления. Речь не только о национальных интересах на заморских территориях, но и о стремлении держать руку на пульсе этой части земного шара в условиях растущих аппетитов Китая.

Индо-Тихоокеанский регион – самый динамично развивающийся рынок, а его морской транзит составляет 90% мировых торговых потоков. Вопросы обеспечения безопасности здесь — не просто приоритет, а приоритет по высочайшим ставкам. По прогнозам МВФ, через двадцать лет на Индо-Тихоокеанский регион может приходиться более 50% мирового ВВП, а на его рынки – 40% мирового потребления, в первую очередь, энергии. На его долю уже сейчас приходится более трети всей французской торговли за пределами ЕС и здесь видны динамика и огромный потенциал. Рост составил за последние десять лет 49% при 27% в среднем в мире.

С интересами Парижа здесь всё ясно: цифры говорят сами за себя. И дружить, опять же, Франция и ЕС в целом совершенно не отказывались ни с США, ни с Австралией, чтобы противостоять вместе Китаю. И вот тут начинается самое интересное. Именно ключевые слова: противостоять и вместе – сочли западные партнёры, судя по всему, лицемерием и игрой на нескольких столах. Такое сближение с Китаем, как у Франции за последние два десятилетия и у ЕС в последнее время, вряд ли остаётся незамеченным. Можно вспомнить хотя бы группы франко-китайской дружбы в обеих палатах парламента, которые многие обозреватели называют просто лоббистскими, различные советы по партнёрству с Пекином. Пару лет назад власти региона Овернь-Рона-Альпы учредили совместный финансовый фонд с китайскими партнёрами, а венцом тесного сотрудничества между странами в области эпидемиологии и бактериологии стало обучение специалистов и строительство лаборатории особого типа (P4 – П4) в китайском Ухане. О дисбалансе между экспортом и импортом даже не стоит упоминать (по данным на 2019 год, до пандемии, 19 млрд против 49 млрд), при этом КНР – второй по объёму поставщик товаров во Францию. И это понятно: из Франции уже давно в Азию уехали те производства, которые когда-то составляли её гордость: текстиль, фармацевтика, технологии.

А что ЕС? С завидной регулярностью Брюссель принимает резолюции с призывом к борьбе за соблюдение Поднебесной права человека, за сокращение вредных выбросов в атмосферу, за безопасность тех технологий, без которых Европа уже пропадёт. И покупает, покупает, покупает… И продаёт… порты, дороги, банки, авиакомпании, присоединяясь потихоньку, чтобы отдать долги или получить дивиденды, к программе китайской экспансии «Один пояс – один путь».

Можно ли доверять таким партнёрам? Недаром Ле Дриан назвал решение о создании нового альянса «трамповским» – политика протекционизма прошлого президента США вызывала огромное недовольство в Европе и Китае.

В целом это самое важное: у США, сбежавшей из Евросоюза Великобритании и главного партнёра в Индо-Тихоокеанском регионе – Австралии – нет доверия к купленной практически с потрохами, как в незабываемой «трагикомедии» Дюрренматта «Визит старой дамы», старой Европе. Можно ли вместе с ней бороться с её собственным любимым торговым партнёром? Ну нет же, даже детям понятно.

Впрочем, если общая картина европейского уязвленного самолюбия ясна, то у Франции есть своя особая обида. И эта обида не просто обида — она стоимостью более 50 млрд евро. Австралия разорвала контракт, подписанный ещё в 2016 году, на поставку Францией двенадцати атомных подводных лодок, предпочтя «сделанные в США».

«Ножом в спину» назвал такое поведение Канберры Париж. Французские власти отменили совместное с американцами празднование юбилея морского Чесапикского сражения, где 240 лет назад Париж пришёл на выручку новосозданным Соединённым Штатам. Не умея принимать достойно поражение, французский МИД вечером в пятницу отозвал для консультаций послов в Австралии и США.

Так что же больнее всего ударило по самолюбию французов? Если на новый альянс можно обидеться коллективно, по-общеевропейски (как травля Орбана или разжигание на континенте ненависти к британцам из-за Брекзита), то потерю 56 млрд переварить не так просто, тем более в одиночку.

Самое интересное, что подписание контракта с французами далось правительству Тони Эбботта непросто. Сам премьер защищал обычные атомные подлодки, доказывая нерациональность сделки: “они будут иметь меньшую мощность, меньшую дальность, меньшую скорость и меньшие возможности… и поступят на вооружение примерно на десятилетие позже, чем было бы оптимально в то время, когда стратегические обстоятельства меняются против нас”.

Забавно то, что французы – уже тогда «немножко Греты» – считали огромным достоинством свои дизельно-электрические субмарины на низкообогащённом уране высокой плотности, в то время как прагматичный Эбботт увидел в этом огромный минус. Обычные современные атомные подлодки заходят в док за провиантом, оружием, для ремонта и отдыха экипажа, а вот первым нужно подзаряжаться (минимум раз в 50 дней и максимум – в три месяца).

И главное, что эти небольшие и немощные французские подлодки призваны выполнять, скорее, миссию по охране нефтяных и газовых промыслов, нежели вести наступательные действия против «региональных сверхдержав». Контракт был подписан после ухода Эбботта, премьером Малькомом Тернбуллом.

За эти пять лет многое изменилось. Конечно, нехорошо отказываться от оформленных сделок, но если вспомнить, то и у Парижа рыльце в пушку: не далее чем в 2015 году Франция разорвала договорённости с Россией на поставку «Мистралей» исходя из политических соображений. Австралия же говорит, помимо всего, ещё и об объективных обстоятельствах: за эти годы цена выросла с 31 млрд евро до 56 мрлд, а сроки сдвинулись.

Возможно, в этой ситуации Францию утешит предложение Индии о приобретении двадцати четырёх подержанных «Миражей»? В любом случае ножи в спине – это неприятно и довольно болезненно, а зная французские высокомерие и страсть к нравоучениям с вершины цивилизационного эдема, понятно, что удар пришёлся в самое сердце.

Маша Мирная

old hippy

Кейп-Код. Видео-репортаж


Наша цель - волнорез, с высоты дронного полёта


Сентябрь на Кейп-Коде выдался отменным, в отличие от никуда не годного лета, дождливого и холодного.
Никаких дождей, голубое небо и солнышко. Не жаркое, но достаточное для приятных дней.
Впрочем, один раз случился казус.

Collapse )
old hippy

Сайгон, Кабул, далее везде?


«Это хуже Сайгона»


42363222_303dddddddddd

Фото: static.dw.com

«Честно сказать, то, что делается сейчас, хуже, чем то, что произошло во Вьетнаме», — сказал ресурсу «Милитари таймс» 92-летний Ларри Чемберс, командовавший авианосцем «Мидвей» во время операции «Фриквент уинд», в ходе которой 29-30 апреля 1975 года на корабли были эвакуированы тысячи американцев и южных вьетнамцев. Чемберс, живущий ныне во Флориде, был первым чернокожим капитаном авианосца в истории и вступил в должность за несколько месяцев до падения Сайгона.

Вертолеты «Мидвея» доставили на него более трех тысяч беглецов из Вьетконга и северовьетнамских танков, рвавшихся к Сайгону. Операция началась с прибытия на авианосец вице-президента Республики Южный Вьетнам Нгуена Као Ки и генерал-лейтенанта Нго Куанг Труонг. Американский командующий во Вьетнаме, генерал Норман Шварцкопф, называл Труонга «самым блистательным тактическим командиром, которого я когда-либо знал».

В последующие часы на авианосец один за другим садились вертолеты с берега, находившегося в 75 минутах лета от «Мидвея». По словам Чемберса, это были огромные НН-53, бравшие до 250 человек каждый, и «Хьюи», вмещавшие по 50. «Вскоре палуба была заполнена испуганными мужчинами, женщинами и детьми, избежавшими смерти от рук наступавшего противника», — пишет корреспондент «Милитари таймс» Ховард Альтман.

В конце эвакуации капитан Чемберс принял решение, которое могло стоить ему карьеры, а то и свободы. Над авианосцем делала круги гражданская «Сессна берд дог», на которой находился майор южновьетнамских ВВС Буанг-Лай со своей семьей. Они бросали на «Мидвей» отчаянные записки с мольбой о помощи. Чемберсу было приказано велеть Лаю сесть в открытом море, поскольку палуба огромного корабля была заставлена прибывшими вертолетами, которым уже было некуда возвращаться. Капитан знал, что Лай и его родные вряд ли выживут, и принял историческое решение спасти союзника: он приказал своему экипажу столкнуть за борт вертолеты стоимостью миллионы долларов, чтобы расчистить на палубе место для посадки маленькой «Сессны».

Чемберс, вышедший в отставку в 1984 году в звании контр-адмирала, знал, чем он рискует. «Мне приходится жить со своей бабушкой, которая кричит мне в ухо: «Сделай по совести!». Отставник вспоминает мысли, которые приходили ему в голову, когда он принимал решение спасти союзного летчика и его семью. “У каждого человека есть совесть. Ты смотришь, какие у тебя варианты. В таких ситуациях нет выигравших. Ты делаешь, что можешь, делаешь то, с чем ты сможешь жить дальше, и знаешь, что у этого будут последствия».

Карьеру Чемберса, скорее всего, спасло то, что другие капитаны американской флотилии поступили точно так же. «Оказалось, — смеется он, — что, поскольку так много других кораблей спихнули в воду один-два вертолета, не отдашь же всех под трибунал! Но другим пришлось спихнуть один или два. А я, грешный, столкнул с палубы штук 25!».

Это была не последняя спасательная операция, в которой участвовал Чемберс. 5 лет спустя, 24 апреля 1980 года, он командовал эскадрой, дислоцированной в Аравийском море и готовой оказать воздушную поддержку десантникам, высадившимся в Иране с заданием освободить 52-х американских дипломатов, плененных в Тегеране.

Операция «Игл кло» закончилась трагедией. Американские вертолеты столкнулись в пустыне, погибли восемь военнослужащих. Президент Джимми Картер проиграл Рейгану и правил всего один срок. Он много напортачил, но провал операции, как считают, был главной причиной его поражения. Заложников освободили к инаугурации Рейгана, потому что муллы знали, что он не Байден.

Выступая на днях по Си-эн-эн, горемычный байденовский госекретарь Энтони Блинкен заверил: «Это не Сайгон!». И был прав. «Конечно, это хуже Сайгона», — говорит Чемберс. «Мы дали эти людям слово, что их спасем, и этого не сделали, — замечает он, имея в виду многих южных вьетнамцев, брошенных американцами после своего поражения. — В Афганистане мы бросаем тех, кто помогал нам, пока мы там были… Я не знаю, что собираются сделать талибы, но ничего хорошего не жду».

Он сказал еще до захвата ими Кабула, что эвакуировать своих из Сайгона было куда легче, потому что он расположен примерно в 30 милях от моря. Кабул лежит в 800 милях от Аравийского моря. Вертолеты так далеко не летают. «Сессны» — тоже.Кроме того, сейчас нам противостоит особый противник, добавляет старый моряк. «Помните все эти атаки, в которых люди готовы себя убить? — спрашивает он. — Это не тот мир, с которым мы имели дело во Вьетнаме».

Восток — дело тонкое.

Я жил в 1975 году в Америке, болел за Южный Вьетнам и хорошо помню другое отличие от Афгана. Тогдашние студенты, чьи внуки составляют сейчас костяк “Антифы”, ненавидели своих военных так же, как “Антифа” ненавидит ментов, и переносили эту ненависть на вьетнамских беженцев. Я работал тогда в Йельском университете и посетил в Нью-Хейвене студенческий митинг, участники которого требовали, чтобы в США не пускали беженцев, называвшихся boat people, потому что они спасались от коммуняк по морю на утлых лодчонках. Некоторые доплывали до цели, и вот их-то требовали не впускать юные йельские коммунары, чьи внуки захватили сейчас в Америке почти все командные высоты.

Наши спецслужбы еще не сроднились тогда с прогрессивной интеллигенцией, и меня растрогала история одного цээрушника, который вернулся на свой страх и риск в занятый коммунистами Южный Вьетнам, чтобы спасти оставленного там агента. Там он и пропал, как мой приятель Роберт Левинсон в Иране. Надеюсь, на траурной стене в Лэнгли есть и его безымянная звезда.

Пока писал, я все больше умилялся и совсем уже убедил себя, что нам надо постараться вывезти из Афгана всех афганцев, которые сотрудничали с США, и, разумеется, всех застрявших там американцев, желающих вернуться. Как вдруг наткнулся на интервью республиканца Шона Парнелла, который сейчас баллотируется в сенаторы в Пенсильвании, а прежде был комзвода в Афгане.

По словам Парнелла, у него был переводчик-афганец, который участвовал во всех операциях и боях наравне с его солдатами-американцами. В один прекрасный день этот верный союзник был пойман на том, что помог талибам закладывать иранскую придорожную бомбу, на которой подорвалась машина взвода, потерявшего четверых бойцов ранеными и одного погибшим.

Поэтому афганцев, наверное, следует все же по приезде проверить, а не сажать, как нелегалов, в самолет или автобус и отправлять в американскую глубинку на попечение местных властей. Проверять нужно было еще в стране пребывания, но талибы захватили ее слишко быстро, не оставив нам времени на светские условности.

old hippy

Неполикорректный заголовок, раз они воевали на стороне Союза, тогда в Рай, а не в Ад

я


Из плена в ад

mezzanine_363.jpeg


Ровно 155 лет назад, в ночь на 27 апреля 1865 года, на Миссисипи произошла крупнейшая катастрофа за всю историю плавания людей по рекам и одновременно - крупнейшая техногенная катастрофа эпохи стимпанка.

Collapse )
old hippy

Фернан Магеллан или ЖИЗНЬ ЗА ПЛАВАНИЕ ВОКРУГ СВЕТА (Окончание)



Слегка отдохнув на первом встречном крохотном острове, Магеллан немедленно отправляется на более крупный, Себу. Чтобы произвести надлежащее впечатление, он дает приветственный залп из орудий. Внезапный гром при ясном небе вызывает панику, но местному князьку Хумабону объясняют, что это — знак величайшего почтения могущественному повелителю Себу. Зная от магометанских купцов о мощи белых людей, которые покорили и разграбили берега Индии и Малакки, Хумабон благоразумно решает не ссориться с опасными гостями и изъявляет готовность вступить на вечные времена в вассальный союз с могущественным императором Карлом… В противоположность таким воинственным деятелям, как Кортес или Писарро, Магеллан в продолжение всего путешествия стремился добиваться своих целей мирным путем. Человек, как мы уже видели, суровый и беспощадный, он никогда не одобрял бессмысленных, на его взгляд, жестокостей. Например, он ни разу не нарушил данного слова, что другие считали вполне простительным по отношению к язычникам.

К общему удовольствию, началась меновая торговля. Островитян особенно привлекало железо, из которого можно было делать оружие и разные инструменты. За четырнадцать фунтов этого металла они предлагали пятнадцать фунтов золота и, вероятно, дали бы больше, но адмирал не хотел, чтобы из-за слишком ажиотажного спроса туземцы догадались о ценности «желтого дьявола» для белых людей. В остальном же Магеллан строго следил, чтобы себуанцев не обманывали. Его не слишком интересовала сиюминутная прибыль, важнее было наладить отношения и завоевать доверие. К тому же он понимал — самых «прибыльных» земель испанцы еще не достигли.

Сам дон Эрнандо поначалу не сходил на берег, все переговоры велись через общительного Пигафетту, который, кстати, и рассказал в дневниковой записи от 14 апреля 1521 года о последнем триумфе великого португальца: «Как только он вступает на берег, с кораблей гремит пушечный залп... На площади водружается исполинский крест, и их повелитель, вместе с наследником престола и многими другими, низко склонив голову, принимает святое крещение». В награду новоиспеченному государю Карлосу Себуанскому даруются особые полномочия и власть. Магеллан объявляет его верховным владыкой всех окрестных островов и торжественно обещает вооруженную помощь против любого ослушника.

А таковые не замедлили появиться — да и с чего бы им признавать господство какого-то Хумабона из-за того только, что он нацепил крест? Этого решительно не понимал, например, некто Лапу-Лапу (Силапулапу), вождь островка Мактан. Испанский главнокомандующий, в свою очередь, расценил его позицию как отличный повод показать мощь европейского флота всем туземцам, покорным и непокорным. Лапу-Лапу получил ультиматум. Естественно, никак не отреагировал — вряд ли он хорошенько понимал, чего вообще от него хотят. Забавно при этом, что право пришельцев напасть на Мактан представлялось ему совершенно естественным без всяких объяснений — на Филиппинах всегда было заведено терзать друг друга взаимными набегами. Он даже по давно выработавшейся местной традиции просил адмирала об отсрочке нападения, чтобы успеть собрать силы.

Подлинная реликвия — куски креста, воздвигнутого Магелланом на острове Себу в честь обращения его жителей в христианство, замурованы внутри этого нового, современного креста

Collapse )
old hippy

Фернан Магеллан или ЖИЗНЬ ЗА ПЛАВАНИЕ ВОКРУГ СВЕТА (НАЧАЛО)

(Доклад для воскресного заседания нашего клуба)

«Не было в истории путешествия столь богатого интригами и клеветой, предательством и убийствами, болезнями и голодом, но и открытиями новых путей, неизвестных земель и невиданных ранее живых существ», — так высказался современник о нашумевшей в начале XVI века первой в истории кругосветной экспедиции — Фернана Магеллана, который сам, вопреки распространенному заблуждению… не огибал земного шара. Он преодолел примерно две его трети, после чего довольно глупо и случайно погиб в стычке с дикарями на маленьком острове Филиппинского архипелага.

Важнейшее событие во всей истории Великих географических открытий произошло 7 июня 1494 года. Открытия Колумба на западе и Васко да Гамы на востоке со всей остротой поставили вопрос о глобальном разграничении сфер влияния во внезапно расширившемся мире. И вот, согласно договору, заключенному между двумя морскими сверхдержавами своего времени в кастильском городке Тордесильяс, планета разделилась на два полушария, и все, что к западу от условного меридиана (нынешний 49-й «левее» Гринвича), отходило королям Кастилии и Арагона, восточная же часть — Португалии. Оставалась, однако, одна проблема. Собственно, как далеко на восток и запад простираются потенциальные владения одной и другой метрополий? Где край земли и есть ли он?.. Большинство просвещенных людей той поры, правда, уже не сомневались в шарообразности Земли и потому справедливо указывали: в ближайшие же годы придется устанавливать еще одну «демаркационную линию» — на противоположной стороне Земли. Но утверждение о том, что планета круглая, оставалось умозрительным. Пока не осуществил своего удивительного предприятия один человек, который совершил прорыв в мировой географической науке, а сам умудрился остаться в тени.


На портрете из галереи Уффици во Флоренции изображение Магеллана считается достоверным. Таких правдоподобных портретов мореплавателя сохранилось в мире лишь три

Collapse )
old hippy

Таинственный остров и разумные кораллы. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. (Глава 5-я)


Увы, вандалы отбили мраморной королеве нос.

Остров, на котором разворачиваются события нашей правдивой истории, основное население покинуло. Причины я объясню ниже. Кстати, в основном, на острове жили потомки моряков и пассажиров той самой потерпевшей крушение "Калифорнии".
У каждого из пассажиров и членов экипажа было не менее 12-ти туземных жен. Белые женихи с "Калифорнии", несмотря на то, что половина из них имела законных жен в США, пользовались необычайным спросом среди местных невест и по возможности на этот спрос отзывались.
А вот невесты вели себя очень агрессивно, добиваясь эксклюзивной любви американцев они лупили друг друга почем зря.
И Вождь островитян Ван Сарсапарилла ради сохранения мира и спокойствия попросил американцев всех желающих девушек брать в свои большие семьи, обещав материальную помощь в их содержании.
Американцам такое внимание к их персонам понравилось. У боцмана с "Калифорнии" рыжего ирландца Брайана Саливана туземных жен было около пятидесяти, при этом все они были им довольны. Вот почему население острова уже к середине прошлого века отличалось необычно большим процентом рыжих.

Но процветание и мир - миновали, остров почти обезлюдел, начался вандализм. Разрушались вполне пригодные для жизни здания, сжигались и замусоривались немногочисленные зеленые насаждения, пришла почти в полную негодность система снабжения водой и погас единственный маяк, в нем уже никто не поддерживал огонь. Остров принадлежал формально Голландской Короне. Вот почему в еще кое-где сохранившихся островках цивилизации можно было видеть мемориальные места связанные с королевской семьей. На заглавной фотографии, памятник королеве Вильгельмине. Увы вандалы отбили мраморной королеве нос.
Collapse )
old hippy

Таинственный остров и разумные кораллы. История Субботы-1. (Глава 4-я)

Тексты 2015-го года, которые вы сейчас читаете, не включали в себя видеоматериалы, только фотографии.
Я тогда еще не снимал видео. Но сегодня я прошел по этим местам и снял первые два видео, которые можно включить в текст боевика.
Но я их выношу в начало, если кто хочет, может сам попробовать дополнить мой старый текст своим, там где уточняется то, что показывает новое видео:



Прибой



Рыба-вертолёт

142-1
Постоянная обитель Субботы на Таинственном острове.

Аборигенша, которая ответить мне не смогла, когда я с ней заговорил, расстроилась и улыбаться перестала.
Тогда я решил общаться с ней жестами. Главной проблемой была вода.

Collapse )
old hippy

И о лингвистике

Democrat Rep Cleaver ended the opening prayer for the 117th Congress by saying, “Amen and Awomen”
Cleaver is an ordained United Methodist pastor and was tapped to lead the opening prayer to start the new session.

(Конгресмен-демократ Кливер закончил вступительную молитву 117-го Конгресса, сказав: «Аминь и женщины».
Кливер - рукоположенный пастор Объединенной Методисткой Церкви, которому доверили произнести вступительную молитву, чтобы начать новую сессию Конгресса).



Значение Аминь в конце молитвы - "Дa будет так". Но пастор Кливер об этом не знает, поэтому он решил, что это обращение к мужчинам. (men) А значит нужно отдельно и про женщин вспомнить. (women)
Ну он просто с юности знает, что "Эй ты" (Hay, Man) звучит и как (А man). Так это же и есть Amen. Нужно конечно и про баб вспомнить.
Вот такие у нас продвинутые пасторы теперь пошли.