dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Такая литература мне тоже интересна

Вы уже знаете, что мне интересны производственные романы, об этом я писал много раз.
Но, кроме этого, мне интересны романы, повести, рассказы, которые пишут русскоязычные писатели живущие в Америке.
Один из них Валерий Бoчков.
Он написал уже два романа про американцев российского происхождения и за один из них ("К Югу от Вирджинии") получил "Pусскую премию".

Второй роман - "Медовый рай", рассказывает о женской тюрьме в Аризоне, в которую попадает восемнадцатилетняя Софья Белкина и про тюремные нравы, которые очень похожи на нарвы российских женских колоний, судя по тому, что я знаю о подобных заведениях.

"К Югу от Вирджинии" я прочел только отрывок в журнале "Время и место". Это американский толстый журнал на русском языке.
Вот здесь этот отрывок, если кому интересно. Главная героиня, филолог, выпускница Колумбийского университета Полина Рыжик.
http://reading-hall.ru/publication.php?id=10607

Недавно я был в Йелоустонском Национальном Парке.
Мы там видели практически всех крупных обитателей заповедника.
А бизонов я снял целое стадо, которое неторопливо шло по дороге и не давало нам ехать:
http://dandorfman.livejournal.com/959130.html
Но вот медведей видели только издали, и маленьких, не гризли, а черных.
(Они не афро-американцы, это порода такая, черные медеведи. Довольно мелкие они, в отличие от гризли и бурых.)
Я не смог их сфотографировать, слишком далеко, я не успел приблизить изображение.
Вот почему меня заинтересовал рассказ Бoчкова о лесах и медведях. Eго герои попадают в реально опасную ситуацию.
Несколько дней назад гризли убил велосипедиста, который ехал по лесной тропинке в одном из заповедников штата Монтана.
Это недалеко от тех мест, где мы побывали. Часть Йелоустонского Национального Парка находится как раз в Монтане. Та часть, куда приходят медведи.

Получается, что Бoчков не преувеличивает опасность, эти медведи действительно нападают на людей.


Ну и еще я хочу показать самого Бoчкова, это анонс передачи с ним на канале RTVI.
Для любителей смотреть длинные передачи на литературные темы, я поставлю эту передачу полностью в конце этой записи. Но она большая, вряд ли кто её будет смотреть

Хочу здесь показать отрывок из рассказа Бoчкова, где описана встреча со зверем, которого они принимают за медведя. Там еще разные опасности их подстерегают, они чуть не утонули. Но об этом вы уже сами прочтете, если захотите.
Вот здесь рассказ полностью:
http://magazines.russ.ru/october/2015/11/4b.html

Валерий Бочков родился в 1956 году в Латвии в семье военного летчика. Окончил художественно-графический факультет МГПИ в Москве. Профессиональный художник, основатель и креативный директор The Val Bochkov Studio. Писать прозу начал в 2005 году. Автор нескольких книг прозы. Лауреат «Русской премии» (2014). С 2000 года живет и работает в Вашингтоне, США.

Ниже нуля по Фаренгейту

В этот момент впереди послышался хруст, словно кто-то ломал хворост. Мы застыли. Звонко треснула палка, заскрипел снег, я явственно услышал сиплое дыхание. Кто-то большой и грузный устало выдохнул.

– Что это? – рассеянно прошептала Рита. – Кто?

– Тихо, тихо… – Я встал на колени; подхватив ее, притянул к себе.

Из темноты снова раздалось дыхание. Кто-то большой стоял в темноте всего в десяти шагах от нас. Стоял и дышал.

– Медведь, – безразлично произнесла Рита. – Это медведь.

– Тихо! – зашептал я. – Не медведь. Медведи спят.

Снова затрещали сучья, словно через лес потащили диван. Я был уверен, что звук стал ближе.

– Он идет к нам, – сказала Рита.

Я нащупал дерево, ухватился за ствол, поднялся. А что, если она права? Медведь-шатун? Проснулся и бродит по лесу. Из темноты раздалось бормотание, слюнявое, которое вдруг перешло в рык. Что-то среднее между ревом моржа и коровьим мычанием. Рита вцепилась мне в ногу.

– Сделай что-нибудь… – попросила она тихо. – Мне страшно.

Мне показалось, что я уже слышал от нее эти слова, что все это уже было, что я снова окажусь ничтожеством, никчемным типом, трепачом и тряпкой. Полным нулем. И на этот раз приговор будет окончательным. Я вдруг понял с ясностью озарения, что терять-то мне больше нечего. Что это и есть мой последний шанс, моя последняя возможность доказать ей, Рите, доказать своей жене, которая, я уверен, усмехаясь, наблюдает сверху, доказать себе и всему миру, что я на что-то годен. На что-то, кроме трепотни.

Я сжал кулаки, сделал шаг в темноту, вдохнул как следует и закричал. Я орал, рычал, ругался. Я колотил морозный воздух, бил непроглядную темень кулаками, месил ночь руками, как ветряная мельница.

Зверь не испугался, он принял мой вызов. Его рык был страшен. Он затрубил низким протяжным басом. Снова с отчаянным треском стали ломаться сучья. Я пригнулся, втянул голову в плечи. Безнадежно пялясь в темень, представил себе клыки, когти, рога – что еще? Нащупал в кармане фотоаппарат.

Камера оказалась на автомате. Я нажал на кнопку, затвор щелкнул, и вспышка выхватила на мгновение кусок леса, ярко-белые столбы кленовых стволов, черные тени от них. И гигантское рогатое чудище с сатанински-красными глазами. Чудище стояло в пяти шагах от меня. Рита завизжала, высоко и пронзительно, как паровозный свисток.

Я не смог ничего толком рассмотреть, снова обрушилась темень. Я заорал и нажал на спуск. Белый свет, словно молния, на миг осветил лес. Зверь попятился – я видел, что он отступил. Набычив страшную голову, выпучив сверкающие глаза, он отступил. Я заорал и пошел на него. Я кричал и нажимал на кнопку, вспышка выхватывала застывшие картины – черно-белые, зернистые, будто кадры какой-то адской хроники. Рита тоже начала кричать. Она махала руками и чуть не выбила у меня фотоаппарат.

Задрав рогатую голову, зверь попятился, повернулся боком, мне удалось наконец рассмотреть его. Это был лось. Он оступился, чуть не упал. Проваливаясь в глубокий снег, он с треском мял мелкие деревья, крушил ветки и сучья, ломал кусты. Потом затрубил и ломанулся от нас через лес.


Одно моё замечание.
Не знаю, может я не прав, но Бочков явно преувеличивает агрессивность лося и шум, который он производит.
Мы были в штате Делавер и наткнулись в лесу на заросли черники. Ее там было очень много. Начали равть и есть. Через несколько минут на них же наткнулся лось. Он нас увидел и деликатно подошел к кустам в шагах десяти от нас.
Никакой агрессии он не проявлял. И совершенно не шумел. Даже не сопел. Мы ели ягоды и он ел ягоды. Мы тихо ели и он тихо ел. Потом нам надоело и мы ушли. А он - остался. Он ведь большой, ему много надо.
Кроме того, мы там не одной черникой питались.
Ну а это уже на любителя, полная передача на RTVI с Бoчковым:

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment