dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

О моей счастливой жизни в СССР.



Я сначала решил не высказываться по поводу текста Марины Соловьевой. Дать возможность высказаться другим, тем, кто с этим текстом согласен, или, наоборот, не согласен.
Не навязывать свое мнение. Но т.к. прошло уже несколько часов и никто не выразил свое отношение к этому тексту, хоть его по статистике прочло за это время уже 352 человека, я вынужден сам всё-таки его прокомментировать. Итак...


Сначала чтобы закрыть тему, сразу скажу, что дело не борьбе с космополитами, расстреле руководства ЕАК, деле врачей, не в том, что поставили двойку на вступительных экзаменах и мне и моей жене, не в том, что младшая сестра нашего друга юности Сёмы Герца, Инна, покончила с собой после того, как она, золотая медалистка и победительница многочисленных олимпиад, получила двойку по физике на вступительных экзаменах в ОПИ. (кстати, препод, который ей поставил эту двойку, когда узнал о том, что случилось с Инной, ушел из Политеха и спился, так что он - не виноват, он бы ей по своей воле двойку не ставил) Нe в словах ректора одесского Медина Дейнеки, что у него в инстутуте будет столько же евреев, сколько их работает в шахте на Донбассе. Все это не имеет значения, потому что евреев была жалкая кучка и их надо было придерживать ради остальных, да и ради их самих, чтобы они сами активнее носом землю рыли. Евреи были теми самыми щепками, которые летели при рубке леса. Я даже не обижаюсь на советское руководство за все это, их тоже надо было понять. Они гнобили евреев ради подавляющего большинства остального населения.

А вот ближе к моей оценке СССР то, что во второй половине семидесятых я вставал в пять часов утра в субботу, чтобы попасть на Новый Базар прямо к открытию и успеть занять очередь... за костями. Дело в том, что гуманные власти ограничили цену за килограмм мяса на рынке, а в магазинах мяса для обычных покупателей вообще не было.
Из-за ограничения цены крестьянам не выгодно было привозить мясо на продажу, им доставка стоила дороже, чем они заработают, кроме того, все начальство на Базаре, плюс менты, плюс санинспекция, плюс пожарные, и т.д. и т.п. само по себе мясо забирали бесплатно, забирали лучшие куски.
От коровьей туши оставались только кости, а ее на весь базар было одна-две. Вот этими костями и торговали и за этими костями я и приезжал на Новый Базар с другого конца города, мы жили на Юго-Западном Массиве. Я был счастлив, когда привозил несколько килограмм костей с остатками мяса на них.
Остатками мяса с костей мы кормили ребенка ну а сами хлебали наваристый борщ из костей, чем не жизнь!

Денег никогда не было, сапоги от многолетней носки совсем развалились, больше их сапожники починять не брались, надо было ехать за новыми сапогами на толчок, а там за них отдавать как минимум полторы зарплаты.
Ребенок задыхался, у него была сначала астма, лекарств нужных нет, врач без подарка даже не даст на них рецепт, на дефицитные лекарства рецептов не давали.
Ну и больницы. В больнице на Слободке, где жена с ним провела два дня, на них напала огромная крыса величиной в худую кошку, пытаясь отобрать передачу, которую я им принес. После этих двух дней и сражением с крысой, они сбежали, без всякой расписки, просто собрали вещи и сбежали.

По поводу духовной жизни. В одесских книжных магазина художественной литературы вообще не было. Никакой. Только труды Брежнева. Про Пушкина и Чехова, не говоря уже о Трифонове или Булгакове, можно было только мечтать или... ехать опять же на Толчок, там за пятикратную цену можно было купить Пушкина с Чеховым, а за десятикратную, "Мастера и Маргариту". Впрочем, почему десятикратную?
Синий томик Мандельштама можно было поторговавшись купить за рублей 80, номинал был 1р. 20 коп. Посчитайте во сколько раз сами.
Правда, можно было получить одну книжку за 10 кг макулатуры. Поэтому нигде ни у кого не было лишнего клочка бумаги, бумага нужна была на сдачу макулатуры.
И Брежнева в качестве макулатуры сдать нельзя было, хоть тома были увесистыми и покупка пяти книжек Леонида Ильича за небольшую цену, с последующей их сдачей на макулатуру, решила бы проблему, увы, на пукте сбора, подобную макулатуру не брали. Кроме того, взамен давали не очень интересные мне книжки, например Дрюона "Проклятых королей". Меня они как-то не увлекали проклятые французские короли, мне бы кого-нибудь поближе надо было.

Когда мы уехали от такой счастливой советской жизни в Нижневартовск, деньги у нас появились, но ведь там в -50 собаки на улицах танцевали, иначе лапы у них примерзали к земле. И девять месяцев в году лежал снег. Правда, в мае он уже начинал таять, а в сентябре выпадал только к концу месяца, так что можно даже сказать, что 8 с половиной, а не девять. Зато астма у сына на Севере прошла. Кстати, именно это было второй причиной нашего отъезда из Одессы, врачи говорили, что надо резко сменить климат. А улететь на Юга, даже если у тебя отпуск прямо из Вартовска, опять проблема, очередь за билетами многотысячная. Надо стоять в очереди, в весьма прохладные майские вартовские ночи всю ночь, с костром из ящиков для сугрева, но перекличка - каждый час, не уйдешь. Некоторые не выдерживали этого удовольствия и ехали через всю страну много суток подряд на поезде. С билетами на поезд было полегче, хоть тоже дефицит, в крайнем случае можно было сунуть пятьдесят рублей проводнику и сидеть в тамбуре на собственном чемодане. На самолет так не попадешь.
Тем не менее, мы были молоды, здоровы, веселы. Мы не боялись ничего и никого.
Поэтому наша жизнь была все равно счастливой в СССР.


У автора панегирика в честь СССР есть не только мордокнига, откуда я взял этот текст, но и ЖЖ.
И именно в ЖЖ я прочел вот какой отзыв:
chitka
Apr. 25th, 2016 03:30 pm (local)
Мысли во многом верные, но и согласиться не получается - есть нюансы, которые сильно меняют картину.

С одной стороны, государство заботилось о своих гражданах, и аналогия с детсадом вполне подходит. Только это такой специфический детсад - например, чтобы съесть что-то вкусное, надо было дружить с поваром или заведующей, получая паек из-под прилавка. Или стоять в длинной очереди, если внезапно привезли что-то достойное (на всех не хватит). Для большинства увлечений доставать детали в магазинах не получалось. Поиск по свалкам, обмен, покупка вынесенного с завода, фарцовщики - легкой жизни у увлеченных не было. И непропорционально большое время и усилия требовались, чтобы достать что-то красивое или вкусное, вообще - дефицит. Многочасовые очереди, необходимость заводить полезные знакомства - куча времени и сил тратилось на то, что сейчас покупаешь мимоходом по дороге с работы.

Да и вообще с развлечениями (кроме в очереди постоять, почитать, или на кухне потрепаться) было не очень - недаром города вымирали, когда по телевизору показывали КВН, или Семнадцать мгновений весны. А так, почитаешь мемуары - и удивляешься, насколько большое место в жизни таких разных авторов занимает бухло, и способы его добывания и употребления. Сложно сказать, кто пил больше - работяги или интеллигенция.

Да и если советского человека и его высокие морально-интеллектуальные качества оценивать не по лозунгам, а по популярным в народе фразам, как-то неуютно становится.
Тащи с завода каждый гвоздь - ты здесь хозяин, а не гость. Мы притворяемся, что работаем, они - что платят зарплату. Вас много, а я одна. Что охраняешь, то имеешь. Мы в очереди первые стояли! А те, кто сзади нас, уже едят.
И так далее.
Даже заграничная ручка, жвачка или пакет с рисункам - были объектом зависти и отличным подарком.

В общем, советского человека легко было сманить из советского рая в дикий капитализм. И никакое воспитание с заботой государства не помогли - а все эти мелочи, что испортили такую благостную картину.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 107 comments