dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

И о кино.

мой любимый автор "Чайки" Мариана Шатерникова.

"The Immigrant"
Art houses
Режиссер и сценарист Джеймс Грэй

Хоакин Феникс и Марион Котийяр в фильме Джеймса Грэя «Иммигрантка»

В 1994 году 25-летний режиссер-дебютант Грэй получил за свой первый фильм «Маленькая Одесса» (Little Odessa) престижную премию Венецианского фестиваля — Серебряного Льва.

Действие фильма происходило среди наших иммигрантов на Брайтон-Биче. Это была жестокая мелодрама о том, как один из двух сыновей Аркадия Шапиро стал членом «русской мафии» и принес семье ужасное горе. Правда, играли наших вовсе не наши. Аркадия, главу семьи, играл немец Максимилиан Шелл, его жену Инну — англичанка Ванесса Редгрейв, сына-преступника — американец Тим Рот. Только в маленькой эпизодической роли появлялась Наталья Андрейченко, и то, вероятно, потому, что в то время она была замужем за Шеллом.

Дед и бабушка режиссера Грэя, как он рассказывает, приехали в Америку в 1923 году из города Острополя. В Википедии значится местечко Острополь бывшей Волынской губернии и село Старый Острополь под Хмельницким. В одной из статей про Грэя говорится, что родителей его бабушки с материнской стороны «убили при погроме белые войска», а в одном интервью он сказал, что их «обезглавили казаки». Эта страшная трагедия и вообще прошлое его семьи имеют для режиссера большое значение, он никогда не забывает о своих иммигрантских корнях.

После «Маленькой Одессы» он поставил еще три фильма — две криминальных драмы в жанре «фильм нуар» и осовремененную экранизацию «Белых ночей» Достоевского, где действие снова происходит на Брайтон-Биче.

Когда французский актер и режиссер Гийом Кане познакомил Грэя со своей женой, актрисой Марион Котийяр, Грэй загорелся идеей поставить с ней фильм «Иммигрантка», хотя ни одной ее работы в кино не видел. По словам Грэя, на него большое впечатление произвело то, что за ужином в ресторане они с Марион поспорили о каком-то актере, и она, разгорячившись, запустила ему в голову куском хлеба.

Котийяр — крупнейшая знаменитость. Сейчас ей 38 лет. Снявшись почти в трех десятках фильмов, в 2007 году в картине Оливье Даана «Жизнь в розовом свете» (La Vie en Rose) — биографии Эдит Пиаф — она сыграла эту легендарную певицу. Тут на Котийяр буквально обрушилась слава. Она получила американского «Оскара» и французского «Сезара», не говоря о множестве других премий. Во Франции ей дали почетный Орден Литературы и Искусств. Она возглавила список самых высоко оплачиваемых французских актеров. Все ее фильмы собрали в мире два с половиной миллиарда долларов. Она стала «лицом фирмы Диор». Она поет и пишет песни. Будучи активисткой движения в защиту окружающей среды, в 2013 году она заперлась в клетку перед Лувром в знак протеста против ареста Россией тридцати представителей «Гринписа». С Гийомом Кане она состоит в гражданском браке с 2007 года, у них есть сын.

Джеймс Грэй сказал, что при первом знакомстве Котийяр поразила его своим сходством с Рене Фальконетти, сыгравшей у знаменитого режиссера Дрейера главную роль в его классическом немом фильме 1927 года «Страсти Жанны д’Арк».

Любопытно, что в январе нынешнего года было объявлено: нью-йоркская филармония начинает репетиции оратории Онеггера «Жанна д’Арк на костре», и партию Жанны будет исполнять Марион Котийяр.

В фильме Грэя она играет польскую девушку Еву Цибульску, с которой мы знакомимся, когда она проходит проверку на Эллис-Айленде, «пропускном пункте» для сошедших с парохода иммигрантов. Происходит это в начале 20-х годов.

Еву в Америку пропускают, а ее сестру Магду — нет. Магду помещают в карантин, потому что подозревают, что она больна туберкулезом. Ева в отчаянии — она не может себе представить жизни без Магды.

Тут перед растерянной Евой возникает таинственный незнакомец — сдержанный, вежливый человек в длиннополом черном пальто. Он представляется ей как Бруно и предлагает приют и работу. В нем есть что-то подозрительное, но Ева, очевидно, этого не чувствует и доверяется неожиданному доброжелателю. Играет его Хоакин Феникс, до этого снявшийся у Грэя в трех фильмах.

Поначалу мне все это нравилось и было интересно. Грэй очень постарался, и ему удалось воссоздать атмосферу Эллис-Айленда с его отлаженным бюрократическим механизмом, сортирующим толпы новоприбывших (там теперь музей, но режиссеру разрешили снимать). Впервые побывав на Эллис-Айленде в 1988 году, он потом сказал, что это место населено призраками. Ведь через этот портал когда-то прошли и его предки.

Хочется понять, что же произойдет между доверчивой Евой с ее огромными светлыми глазами и загадочным, невозмутимым Бруно, который почему-то знает здесь все ходы и выходы. Собственно, происходит то, чего можно было ожидать. Бруно везет иммигрантку в свой «театр», где выступают полуобнаженные девицы. При театре есть и «общежитие» — это, разумеется, публичный дом. Сперва Ева убегает и находит в Нью-Йорке своих тетку с дядей. Но вида на жительство у нее нет, и дядя выдает ее полиции. Еву опять выручает Бруно.

Перед ней появляется первый клиент — это туповатый юнец, которого привел респектабельный папа. Я ожидала сильную драматическую сцену, в которой будет передано унижение и ужас женщины, принуждаемой к торговле своим телом. И не дождалась.

Сценарий начинает разъезжаться по швам, распадаться на плохо выстроенные эпизоды с недостаточными мотивировками. Котийяр нечего играть. Она только монотонно повторяет весь фильм, что должна воссоединиться с сестрой. Понять, что играет Феникс, нелегко. После нелепой сцены, где он подслушивает, как она исповедуется священнику и кается в том, что продает себя за деньги, можно предположить, что в этом злодее проснулась любовь к его жертве. Но и это не слишком ясно. Тут возникает некий симпатичный фокусник Орландо, кузен Бруно. Он выступает в концертах перед иммигрантами. Такие концерты действительно устраивались американскими властями. Перед приезжими пел даже Карузо, что показано в фильме.

Орландо симпатизирует Еве (вполне платонически) и предлагает ей уехать с ним в качестве его ассистентки. Ева говорит, что не может бросить сестру. Тут между кузенами возникает потасовка, и Бруно — то ли случайно, то ли нет — убивает Орландо.

Уже к половине картины я стала испытывать то же, что и некоторые американские критики, писавшие, что фильм оставил их совершенно равнодушными; что он тягучий и абсолютно не занимательный; что персонажи плоские, без глубины; что фильм холодный, вымученный, сыгранный без сердца.

К финалу — когда Ева, слава Богу, наконец соединилась с Магдой, и они куда-то уплывают на лодке — я вспомнила несколько интервью Грэя (дававшего их очень охотно). Там он кого только ни поминал в качестве своих источников вдохновения. И знаменитого французского режиссера-минималиста Робера Брессона с его фильмом «Дневник сельского кюре». И традиции опер Гуно, Пуччини и Вагнера. На опере Пуччини «Сестра Анжелика» про монахиню Грэй, по его словам, даже расплакался.

Как жаль, что ему не удалось передать этих своих чувств в «Иммигрантке».

Но, конечно, мое мнение расходится с мнением 86 процентов критиков, поддержавших фильм на сайте «Гнилые помидоры». Зрителям, правда, он понравился меньше — всего 61 проценту.

В маленькой роли у Грэя снялась 67-летняя звезда советского кино Елена Соловей («Раба любви»), с 1991 года живущая в США. Она играет Рози Герц — властную хозяйку борделя, где Бруно — всего лишь подчиненный ей сутенер.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments