dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

И о кино.

мой любимый автор "Чайки" Мариана Шатерникова.

"The Immigrant"
Art houses
Режиссер и сценарист Джеймс Грэй

Хоакин Феникс и Марион Котийяр в фильме Джеймса Грэя «Иммигрантка»

В 1994 году 25-летний режиссер-дебютант Грэй получил за свой первый фильм «Маленькая Одесса» (Little Odessa) престижную премию Венецианского фестиваля — Серебряного Льва.

Действие фильма происходило среди наших иммигрантов на Брайтон-Биче. Это была жестокая мелодрама о том, как один из двух сыновей Аркадия Шапиро стал членом «русской мафии» и принес семье ужасное горе. Правда, играли наших вовсе не наши. Аркадия, главу семьи, играл немец Максимилиан Шелл, его жену Инну — англичанка Ванесса Редгрейв, сына-преступника — американец Тим Рот. Только в маленькой эпизодической роли появлялась Наталья Андрейченко, и то, вероятно, потому, что в то время она была замужем за Шеллом.

Дед и бабушка режиссера Грэя, как он рассказывает, приехали в Америку в 1923 году из города Острополя. В Википедии значится местечко Острополь бывшей Волынской губернии и село Старый Острополь под Хмельницким. В одной из статей про Грэя говорится, что родителей его бабушки с материнской стороны «убили при погроме белые войска», а в одном интервью он сказал, что их «обезглавили казаки». Эта страшная трагедия и вообще прошлое его семьи имеют для режиссера большое значение, он никогда не забывает о своих иммигрантских корнях.

После «Маленькой Одессы» он поставил еще три фильма — две криминальных драмы в жанре «фильм нуар» и осовремененную экранизацию «Белых ночей» Достоевского, где действие снова происходит на Брайтон-Биче.

Когда французский актер и режиссер Гийом Кане познакомил Грэя со своей женой, актрисой Марион Котийяр, Грэй загорелся идеей поставить с ней фильм «Иммигрантка», хотя ни одной ее работы в кино не видел. По словам Грэя, на него большое впечатление произвело то, что за ужином в ресторане они с Марион поспорили о каком-то актере, и она, разгорячившись, запустила ему в голову куском хлеба.

Котийяр — крупнейшая знаменитость. Сейчас ей 38 лет. Снявшись почти в трех десятках фильмов, в 2007 году в картине Оливье Даана «Жизнь в розовом свете» (La Vie en Rose) — биографии Эдит Пиаф — она сыграла эту легендарную певицу. Тут на Котийяр буквально обрушилась слава. Она получила американского «Оскара» и французского «Сезара», не говоря о множестве других премий. Во Франции ей дали почетный Орден Литературы и Искусств. Она возглавила список самых высоко оплачиваемых французских актеров. Все ее фильмы собрали в мире два с половиной миллиарда долларов. Она стала «лицом фирмы Диор». Она поет и пишет песни. Будучи активисткой движения в защиту окружающей среды, в 2013 году она заперлась в клетку перед Лувром в знак протеста против ареста Россией тридцати представителей «Гринписа». С Гийомом Кане она состоит в гражданском браке с 2007 года, у них есть сын.

Джеймс Грэй сказал, что при первом знакомстве Котийяр поразила его своим сходством с Рене Фальконетти, сыгравшей у знаменитого режиссера Дрейера главную роль в его классическом немом фильме 1927 года «Страсти Жанны д’Арк».

Любопытно, что в январе нынешнего года было объявлено: нью-йоркская филармония начинает репетиции оратории Онеггера «Жанна д’Арк на костре», и партию Жанны будет исполнять Марион Котийяр.

В фильме Грэя она играет польскую девушку Еву Цибульску, с которой мы знакомимся, когда она проходит проверку на Эллис-Айленде, «пропускном пункте» для сошедших с парохода иммигрантов. Происходит это в начале 20-х годов.

Еву в Америку пропускают, а ее сестру Магду — нет. Магду помещают в карантин, потому что подозревают, что она больна туберкулезом. Ева в отчаянии — она не может себе представить жизни без Магды.

Тут перед растерянной Евой возникает таинственный незнакомец — сдержанный, вежливый человек в длиннополом черном пальто. Он представляется ей как Бруно и предлагает приют и работу. В нем есть что-то подозрительное, но Ева, очевидно, этого не чувствует и доверяется неожиданному доброжелателю. Играет его Хоакин Феникс, до этого снявшийся у Грэя в трех фильмах.

Поначалу мне все это нравилось и было интересно. Грэй очень постарался, и ему удалось воссоздать атмосферу Эллис-Айленда с его отлаженным бюрократическим механизмом, сортирующим толпы новоприбывших (там теперь музей, но режиссеру разрешили снимать). Впервые побывав на Эллис-Айленде в 1988 году, он потом сказал, что это место населено призраками. Ведь через этот портал когда-то прошли и его предки.

Хочется понять, что же произойдет между доверчивой Евой с ее огромными светлыми глазами и загадочным, невозмутимым Бруно, который почему-то знает здесь все ходы и выходы. Собственно, происходит то, чего можно было ожидать. Бруно везет иммигрантку в свой «театр», где выступают полуобнаженные девицы. При театре есть и «общежитие» — это, разумеется, публичный дом. Сперва Ева убегает и находит в Нью-Йорке своих тетку с дядей. Но вида на жительство у нее нет, и дядя выдает ее полиции. Еву опять выручает Бруно.

Перед ней появляется первый клиент — это туповатый юнец, которого привел респектабельный папа. Я ожидала сильную драматическую сцену, в которой будет передано унижение и ужас женщины, принуждаемой к торговле своим телом. И не дождалась.

Сценарий начинает разъезжаться по швам, распадаться на плохо выстроенные эпизоды с недостаточными мотивировками. Котийяр нечего играть. Она только монотонно повторяет весь фильм, что должна воссоединиться с сестрой. Понять, что играет Феникс, нелегко. После нелепой сцены, где он подслушивает, как она исповедуется священнику и кается в том, что продает себя за деньги, можно предположить, что в этом злодее проснулась любовь к его жертве. Но и это не слишком ясно. Тут возникает некий симпатичный фокусник Орландо, кузен Бруно. Он выступает в концертах перед иммигрантами. Такие концерты действительно устраивались американскими властями. Перед приезжими пел даже Карузо, что показано в фильме.

Орландо симпатизирует Еве (вполне платонически) и предлагает ей уехать с ним в качестве его ассистентки. Ева говорит, что не может бросить сестру. Тут между кузенами возникает потасовка, и Бруно — то ли случайно, то ли нет — убивает Орландо.

Уже к половине картины я стала испытывать то же, что и некоторые американские критики, писавшие, что фильм оставил их совершенно равнодушными; что он тягучий и абсолютно не занимательный; что персонажи плоские, без глубины; что фильм холодный, вымученный, сыгранный без сердца.

К финалу — когда Ева, слава Богу, наконец соединилась с Магдой, и они куда-то уплывают на лодке — я вспомнила несколько интервью Грэя (дававшего их очень охотно). Там он кого только ни поминал в качестве своих источников вдохновения. И знаменитого французского режиссера-минималиста Робера Брессона с его фильмом «Дневник сельского кюре». И традиции опер Гуно, Пуччини и Вагнера. На опере Пуччини «Сестра Анжелика» про монахиню Грэй, по его словам, даже расплакался.

Как жаль, что ему не удалось передать этих своих чувств в «Иммигрантке».

Но, конечно, мое мнение расходится с мнением 86 процентов критиков, поддержавших фильм на сайте «Гнилые помидоры». Зрителям, правда, он понравился меньше — всего 61 проценту.

В маленькой роли у Грэя снялась 67-летняя звезда советского кино Елена Соловей («Раба любви»), с 1991 года живущая в США. Она играет Рози Герц — властную хозяйку борделя, где Бруно — всего лишь подчиненный ей сутенер.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments