dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

"Правда о Сорокине"

По следам предыдущих записей.

Так как Фиби рекомендует читателям читать не только Шишкина и Улицкую, о которой уже сказано немало, но и Сорокина, о котором я 18 лет назад кое-что написал, вставлю свои пять копеек, вернее мой давний текст, посвященный Сорокину. Писал я о тогдашнем Сорокине до появления его последующих книг, тогда даже не было написано "Голубое Сало", не говоря уже об "Опричнике" или об опупеее эпопее "Лед".
Я этот текст выставил на конкурс "Тенета" и получил за него второе место.
Итак...

"Правда о Сорокине"

(Военно-Патриотическая критика)


Часть Первая.
Начну с отзывов о Сорокине, которые я нашел в Сети. Как про, так и контра.
PH5, поклонник творчества живого классика, который в своей короткой зарисовке показывает себя не только продолжателем дела великого Сорокина, но и незаурядным изобретателем и рационализатором:

PH5 (Saturday, September 26, 1998 18:58:31)

Сорокин интересен тем, что он подчеркивает несоразмерность убожества тела "человека" и амбиций "человека" - хрупкая и смешная штука хочет быть царем вселенной.
В финале - яркая демонстрация честной справедливости.
Слава всему, что справедливость существует.
Сорокин очень хорош.
Рецепт мозго*бства:
Зажать голову дамы в тиски.
Проделать маленькую дырку в ее черепе, чтоб не умерла, достать член, воткнуть в эту дырку и *бать
Сорокин изумителен, настолько случайно воспринимать мир нереально. Надо быть чистым и честным, чтобы настолько случайно воспринимать мир.

А вот его оппонент, который Сорокина, по всему чувствуется, не очень любит:

Негоро (Monday, October 12, 1998 22:50:42)

Насчет Сорокина,
сначала кажется, что незабываемо, затем проходит время и почти ничего не остается в памяти, только зубоврачебное кресло и крик мальчика - "тесно, тесно!".

Слово нелюдь, имееет ли точные аналоги в других языках?

PH5 - я настолько туп, что не могу следовать изгибам Ваших тонких мыслей. К сожалению, привык к простоте.
Сорокин мне неинтересен. Все-таки есть некоторые черты отличающие людей от зверей, но у него даже не звери, а манекены, старательно нарисованные картонные нелюди.
Он предсказуем.

На личном уровне, т.е уровне Сорокина:

- А насру-ка я на проезжей части?
- Ничего, сри...
- А насру-ка я на обеденном столе?
- Пожалуйста, но сам там и ешь.

Половой акт можно описать в деталях и, если постраться, это будет о людях, но в убийстве - хотя бы один всегда зверь.

Вообще, надоели все эти посеревшие зомби, обесцвеченные?


Удивительно, что Негоро конечно не хватает глубины проникновения в контекст, подтекст, гипертекст, интертекст, и другие виды и подвиды сорокинского текста, но он в догадке своей:
"Слово нелюдь, имееет ли точные аналоги в других языках?",- оказался наиболее близок к правде.


Часть вторая:
Он не знает.
Любопытно вот что. Не цитируют Сорокина критики. Т.е. цитируют конечно, но не совсем нутряного Сорокина. Не самого сорокинского. Стесняются, болезные. Но у меня не простая критика, а военно-патриотическая. Ком а герр, как говорится. Поэтому, я, может впервые, читателям, которым не сподобилось счастье живого классика во всём блеске почитать, дам им такую возможность. Только не надо дальше читать беременным женщинам, которые хотят родить. Те, что хотят как-то избавится от непредвиденного плода любви, наоборот, могут читать и наслаждаться. Совмещая приятное с полезным. Авось выкидыш будет.
Итак, несколько нутряных кусочков из "Месяца в Дахау":


Камера 6:
с утра вошла бросила руны покой и ожидание умоляю есть пить очень целую сапоги прошу страшная жажда и голод ушла со смехом в потолке люк и спустила на веревке умоляю спустила кусок спустила баранью ногу жареную льют я рот подставляю кровь свежая баранья ловлю ртом захлебываюсь ловлю пью до изнеможения потом мясо кусаю дергаю и ты дергаешь маргарита смеется а гретхен говорит пожалей грызу то ниже то выше неописуемо вкусно ем милая ем а в люке твои лица любимая
обожаемая моя ем как впервые в жизни как родился только что через еду мы возрождаемся как фениксы как озирисы как дионисы как христы и ты смеялась маргарита не давала гретхен давала обглодал белая кость на веревке а потом вы объявили в репродуктор что я съел окорок русской девочки лены сергеевой и пил ее кровь бросили фото милое милое русское лицо господи я плакал молился до ночи кость на веревке заснул
приснилась мать ведет меня в обыденскую церковь я мальчик а у нее от спины отваливаются куски я ловлю их в авоську и плачу а вокруг поют христос, воскрес из мертвых и мамочка улыбается.
Камера 8:
фантастическая роскошь мраморные стены гигантская ванна посадили связанного ушли музыка музыка наверху от потолка вагнер лоэнгрин свет голубой большой позолоченный кран и вязкая толстая с мою ногу струя коричневатая слизь с червями запах чудовищный потекло потекло тихо и вагнер и я прикован к днищу и потекло потекло господи и медленно медленно наполнялась теплая жижа с вялыми червями по живот по грудь по горло вытянул шею подбородок до рта дрожь боюсь шевелиться дверь открылась длинный голубой коридор ты в самом конце в белом вагнер вагнер и гретхен поет лоэнгрина а маргарита эльзу дуэт все кончилось тишина и только тихий шорох червей вошел курт с половником георг с тарелкой ешь суп из лучших частей тела твоей юной соотечественницы трясусь ешь или червями накормим открываю рот глотаю молюсь половник половник раз два три святый боже святый крепкий святый бессмертный восемнадцать половников плачу они смеются боюсь блевать захлебнусь червями смеялись курили потом курт дурак это телячий бульон мы пошутили ушли плакал но успокоился снова вагнер гибель богов и ты вошла в белом прелестном платье и грустно смотрела маргарита и рассеянно гретхен и сказали обе они пошутили эти мужланы суп из лены сергеевой.
Камера 11:
уютное скромное помещение тишина стол кровать книжная полка огромный портрет лены сергеевой на стене читаю вешние воды тургенева успокаивает в те времяна еще умели искренно любить были живы идеалы была сильна вера любовь к родине к родителям все то что циничный двадцатый век залил кровью и втоптал о грязь на обед леночкино филе с грибами божоле ореховое мороженое ликер от грибов я отказался после чернобыля рискованно потом работа набиваю подушечки для инвалидов женскими волосами блондинок значительно меньше думал о маргарите насколько она мягче женственней гретхен в шесть порка в восемь мастурбация перед третьей ротой женского батальона.
Камера 13:
одиночка бетонный мешок потом на работу в каменоломню хоть бы рукавицы дали до обеда тяжело похлебка из леночкиных потрохов гороховые кнедли на леночкином жиру

Вот что говорит сам живой классик о своём отношении к весёленьким сценам, посвящённым разным опытам с человеческим телом, влючая дегустацию отдельных его частей, как варёных, так и сырых:

"У меня нет ни времени ни желания думать на эту тему. Ещё у Апполона Григорьева была статья, в которой он на примерах Шекспира и Достоевского, описывающих убийц, рассуждал имеет ли право художник отождествляться с преступниками, не противоречит ли это христианской морали. Это идёт от сакрализации литературы вообще. В литературе нет совершенно ничего сакрального. Культурные люди знают, что книга - неодушевлённая вещь. Если кто-то думает по другому, значит, он просто архаический человек. Там нет ни убийц, ни крови - к человеческому телу, как к этическим проблемам, это не имеет никакого отношения. Для меня искусство - не ЧТО, а КАК."

(Шаповал С. "Выход за рамки". Владимир Сорокин хочет понять чем немецкие невротики отличаются от наших// Независимая газета, 29 ноября 1995г. )

Хорошо излагает Сорокин. Но врёт. Важно для него ЧТО. Ещё как важно. Если бы не было ЧТО, никто бы его горемычного и знать не знал. А дело-то в том, что триста миллионов человек, для которых родной язык русский, (как и для Сорокина) отличаются от других народов странной особенностью. Каждый третий имеет неистребимую тягу к словесносному творчеству. И, если не прозу, то уж стишки писать пробовал. Это как пить дать. Не знаю - в чём тут дело, может конструкция языка виновата, может унылая равнинность заснеженных российских просторов, может отсутствие или дороговизна других развлечений, но факт отстётся фактом: пишут или пытаются писать почти все. Вон в Нью-Йорке, среди русскоязычных жителей, которых числом и немного совсем, от силы тысяч триста, одних газет на русском языке, в среднем, почти сорок. Сколько их на самом деле - посчитать невозможно, потому что каждый день дюжина новых появляется и дюжина старых умирает. Если бы за издание газеты хоть что-то платили, то их бы как раз и было столько, сколько взрослых мужчин, среди говорящих по-русски в Нью-Йорке проживает. Потому что пишут все. Просто денег у всех нет. Надо ведь за типографию платить. Да и на работу ходить иногда. Жить-то на что-то надо. За женщин не буду говорить, их не так просто подвигнуть на выпуск собственной газеты. Ну а в России тот же народ, только победнее. И заняты сильно проблемой выживания. А дай им чуть вздохнуть, то всё - не остановишь. Пойдет писать губерния. Среди десятков миллионов пишущих есть десятки тысяч пишущих хорошо. И, наконец, десятки пищущих очень хорошо. Даже если с известной долей приблизительности допустить, что Владимир Сорокин пишет очень хорошо, то как ему среди этой сотни было выделится-выбится? Ну вот он и нашел метод, писать своё ''ЧТО''. Да такое ''ЧТО'', на что конкуренты по первой сотне не решились. Т.е. они бы решились - кабы знали, да не подсуетились вововремя. А Сорокин - подсуетился. Первым тематику освоил. И, как говорят преферансисты, вышел в нули. А теперь лапшу на ушы вешает. Мол, для меня не ЧТО, а КАК.
Как говорила подруга дней моей юности Нинка Резникова: ''Ви-идали!!!'' Где бы он был с этим КАК? С описанием птичек божих не знающих ни заботы ни труда. И закатов и восходов. Или любви пчёл трудовых. В романе про потухший из-за проклятых дерьмократов мартен, под названием ''Дочь Сталевара''. Так что без ЧТО своего, никто бы его, сердешного, никогда не узнал. А Сорокин выполнял вложенную в него программу очень устойчиво, и всё делал раньше других, выбиваясь в люди. И выбился. В люди. Хоть на самом деле Сорокин - не человек. Но он об этом не знает. Это знаю я и ещё несколько человек на Земле. Об этом наша главная часть.
Часть третья: Стрррррррра-ашная правда.
Итак, главный обманутый - сам Сорокин. Он не знает, кто он на самом деле. Для устойчивости и гибкости во всех непредсказуемых жизненных ситуациях, в него такое знание не вложили. Посчитали, что надеятся должен только на себя. А не на хозяев. Кто такой Сорокин на самом деле я узнал совсем недавно. Сведения, которые я решил поведать всей Сетевой, а через неё - всей мировой общественности, пришли по Интернету. С просьбой не пытаться раскрывать IP-адрес и узнавать откуда дровишки. Анонимный информатор боится.
Он написал: ''У них длинные руки''. Но я конечно его спросил: ''А с мной что будет, если у них длинные руки?'' Но информатор оказался не промах. Он меня купил тем, что считает меня, в отличие от себя самого, человеком храбрым.
Я за собой такого не замечал. Но, раз другие заметили, надо соответствовать. ''На миру и смерть красна!'' Дальше он вообще меня добил, признавшись, что кроме храбрости, он верит в мою порядочность. И если я дам ему слово Чести, что не буду пытаться узнать кто он, тогда всё мне поведает. Как на духу. Я ему Честное Сетевое Слово дал. Всё дальнейшее в этой части, кроме моих небольших комментариев рассказано анонимом.

Так называемый Владимир Сорокин - биоробот заброшенный на Землю, другой цивилизацией, враждебной разумным обитателям Земли и готовящейся к решительной схватке с Человечеством. Схватке, ставящей своей целью полное уничтожение рода Хомо Сапиенс. И заселение Земли этими существами, внешний вид которых напоминает крысу-переростка.
Главная задача посланного разумными крысами биоробота: лишить весь человеческим род воли к сопротивлению, когда настанет час решающей битвы. В частности, внушить человекам на уровне их человеколитературы мысль о крайней вредности такого уже достаточно пожившего на нашей планете животного как Хомо Сапиенс, показав его в этой самой человеколитературе, как самое гнусное из всех существующих на Земле существ, существо, даже не ненавидящее себе подобных ( ненависть всё-таки сильное и возвышенное чувство), а просто запрограммированное то ли эволюцией, то ли дьяволом на уничтожение себе подобных, а заодно и всего остального животного и растительного мира на нашей планете.
И, чтобы это выглядело достаточно убедительным, Сорокин в меру своей запрограммированности, которую ничего не подозревающие его поклонники принимают за талант, эстетизирует эту программу морального самоуничтожения в своих писаниях.
Ещё раз напоминаю, Сорокин не знает, что он биоробот. Его хозяева создали его ничем не отличимым от людей, чтобы он максимально приспосабливался к среде и был максимально эффективным. Он, правда, обладает чуть повышенным чутьём по сравнению с обычными людьми. Но до своих хозяевов, разумных крыс, ему далеко.
Но держать нос по ветру он умеет как никто другой. Интересно, что программа выживания и успешного продвижения наверх в иерархии литераторов была ориентирована на сравнительно небольшую популяцию людей, говорящих именно на русском языке.
А ведь, казалось бы, китайцев почти полтора миллиарда, индусов - почти миллиард. И англоязычных - пол миллиарда. Чего ж они его к нам заслали? Думаю, что крысы эти правильно выбрали направление главного удара. Потому что, несмотря на каких-то несчастных триста миллионов русскоязычных, их литература - всем литературам литература. И уже если наверх среди русских писателей пробился, остальное - дело техники. Тебя уже и англоязычные по обе стороны всех мировых океанов и китайцы с японцами, непременно, не говоря уже о разных прочих шведах, как пить дать переведут, начнут строчить диссеры и внедрять в сознание уже на родном языке, а не на русском.
Цепная реакция была запрограммирована верно. Расползается помаленьку вражина по всей планете. Кампусы сыто-глуповатой Америки уже вовсю строчут один диссер за другим. И спецкурсы пошли по крысиному отродью. И японцы, хоть у них экономический кризис, как увидали, что их любимые дяди Сэмы скушали крючок, тоже враз давай его на японский переводить. До индусов правда не дошёл. Там свои заморочки. Но дойдёт и до индусов. Куда ж они денутся.
Но это главная задача. Есть ещё и побочная. Боевой дух собственной армии. Так вот, для офицеров Армии Вторжения (солдатам не надо, они все как один - биороботы, им по барабану: наступать бежать и отступать бежать) книжки Сорокина переводятся на Трансгал ( разумные крысы живут на нескольких планетах и, поэтому, языки у них разные, вот почему они создали единый искусственный язык, который и назвали Трансгалом) и рекомендуются для чтения. Чтоб, значит, никакой жалости к аборигенам. А то мало ли что?
Информатор даже поведал о том, что либеральные крысы (хоть их раз, два и обчёлся, это тебе не Америка), против сорокинских писаний. У них программа (после победы, конечно) - сохранения небольшого количества людей в резервациях, занесения их в Красную Книгу и всяческой охраны от несанкционированного отстрела. Только по лицензии и выдаваемой без всякого блата. Типа, человек как санитар Галактического Леса. И они считают уже заранее, что человек - сильное, умное и гордое животное. И Сорокин в своих книжках на него клевещет. Но, как указывает информатор, крыс-либералов очень мало и никакого веса они не имеют. Их никто не слушает. Офицерам армейским сорокинские книжки нравятся. Хорошо забирают. Так и хочется не бластером полоснуть, а собственными острыми зубами вцепиться в артерию и напиться поганой человеческой крови. Поганой, но вкусной.
Такой парадокс. Так Сорокин это дело художественно описал, что офицерьё крысиное уже заранее готово чуть попробовать.
Часть четвертая:
Похлёбка из вовиных потрохов или с Сорокиным по-сорокински!
Что делать человеку-патриоту в такой ситуации? Человеку, который не хочет быть съеденным крысами-кровопийцами. Человеку, который не хочет быть оберегаемым крысами-либералами, с выдачей ограниченных лицензий на отстрел человеков. Человеку, который хочет чтобы его дети и внуки жили на этой планете как хозяева.
Мне кажется, что выход только один. Забыть о гуманизме, мы имеем дело со страшным творением лап негуманоидных. Поэтому делать надо только одно, биоробота ''Сорокина'' изловить пока не поздно. Забить немедленно по поимке. И проявив гуманизм по отношению к его поклонникам, скорбящих о любимом биороботе, разделав сорокинские останки, сварить похлёбку из потрохов великого писателя и дать её отведать всем желающим из скорбящих. Чтобы они вспомнили про похлёбку из потрохов русской девочки Лены Сергеевой и погоревали, что их любимый автор уже не сможет написать ничего подобного, так как прекратил своё земное существование, хоть и не по своей воле.
И это будет правильное и гуманое решение.
Вместо эпилога.
Прочитал четвёртую часть: ту что не информатор отмылил, а я сам наваял и понял, что попал под обаяние материала. Сорокина начитался. Неплохо крысиное отродье пишет. Вот я и подался. Вредная идея про No pasaran! Крысы не пройдут! К оружию, граждане Земли!!!
супчик из вовочкиных потрошков. Мало ли какие последствия будут от них? Может, заразные они, да такой болезнью, что никому и неведома она? И пойдет та зараза косить род людской. Нет уж, нечего проявлять гуманизм. С физиками договориться - и в плазменной печке. Чтобы ни одной целой молекулы не осталось. Никаких супчиков. Читать вредно.


Камикадзе Дан Дорфман-Сан.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments