dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Такие специальные евреи. (по справке нью-йоркского раввина)


Молодой Познер - законник.

Я сейчас читаю мемуары Владимира Познера.
Называются они: Прощание с иллюзиями.
Мое отношение к Владимиру Познеру постоянные читатели моего ЖЖ знают.
Я его достаточно ясно выразил здесь:
http://dandorfman.livejournal.com/50444.html
http://dandorfman.livejournal.com/51884.html

Ну и приведу давнюю цитату из самого себя:

Как Вы видите из моего рассказа с соответствующими цитатами из Познера, в своей замечательной книге он разоблачает расистскую, антиисламистскую и милитаристскую Америку, заодно он разоблачает и нашего брата, эмигранта, которые оказываются продолжают зарабатывать на России, но Россию ненавидят.

Кроме того он продолжает дружить с детьми тех, кто дружил по службе с его отцом.
С детьми тех, кто работал на товарища Сталина в цитадели империализма.

В частности, у книги, о которой идет речь по ссылке - три автора, кроме Познера и Урганта еще и Брайан Кан.
А вот книга папаши Брайана, которая издана в 1946-м году:

Майкл Сайерс, Альберт Кан.
Тайная война против Советской России.

Там разоблачаются троцкистстко- бухаринские отравители колхозных колодцев и подлые убийцы товарищей Кирова, Горького, Менжинского, Куйбышева и других ответственных товарищей.

Привожу содержание одной главы этой правдивой книги:

Глава XX. Куда вел след

1. Тухачевский
2. Процесс, троцкистского параллельного центра
3. Планы майского выступления
4. Финал

Вспомнил я одного из авторов правильной книжки американских товарищей, разоблачивших троцкистско-бухаринский заговор против товарища Сталина еще и потому, что в предисловии к книжке, которую я читаю, сын сталинского шпиона уже господин Познер благодарит сына Альберта Кана, того самого, который разоблачал подлых врагов народа. Благодарит за то, что его книжка появилась на свет в империалистической Америке. Разумеется, он не напоминает нам какую замечательную книжку написал Альберт Кан, папа Брайана.
Но нам самим приходится вспоминать. У меня эта книжка была дома, до того, как мы уехали. Она издана в конце сороковых и таможня ее не пропустила бы, т.к. она уже считалась антиквариатом, поэтому я ее ссобой не взял в Америку.
Но еще в СССР я часто перечитывал отдельные страницы, чтобы не забывать о подлых троцкистко-бухаринских выродках, отравителях колхозных колодцев и шпионов всех разведок мира вместе взятых.
Вот начало предисловия мемуаров господина Познера:

Вместо предисловия

19 ноября 2008 г.

Кажется, это было в 1987 или 1988 году. Я тогда познакомился с Брайаном Каном, сыном известного американского журналиста, писателя и общественного деятеля Альберта Кана, с которым приятельствовал мой отец, когда, живя в Америке, работал в кинокомпании MGM. Кан-старший был коммунистом, горячим сторонником СССР, и сын его, Брайан, побывал раз или два в знаменитом лагере «Артек». Во времена маккартизма его отца занесли в черные списки и лишили работы.
Тут надо заметить, что Кана-папу лишили работы в Голливуде но тут же предоставили работу на Лубянке и результатом этой работы и была книга изданная в СССР, за которую папа-Кан получил немалые деньги и вовсе не в рублях. Писать ему ее не пришлось, нашлись товарищи, которые за него написали, т.к. знали подробности процессов и личины врагов народа намного лучше, чем зиц-авторы книги.
Оригинал рукописи скорее всего был на русском языке. Потом её кое-как перевели на английский и издали якобы в Америке, надо же было указать источник из Америки. Формально ее издали не якобы, бумажный тираж на английском где-нибудь в захолустной типографии действительно был отпечатан, книг пятьдесят или сто. И издательство придумали, какая разница владельцу типографии, что там за издательство и откуда взялась рукопись, если платят кэшем за заказ? Вот такой бравый папа был у Брайана, большого друга Владимира Познера. Впрочем, папа самого Владимира Познера был не менее бравый. Он тоже работал на сталинскую разведку не за страх, а за совесть (и немножечко, за деньги). И сумел удрать из Америки перед арестом, когда FBI уже готово было преравать его прогрессивную деятельность. Не удивительно, что сыновья души друг в друге не чаяли и продолжают крепко дружить вплоть до наших дней.

Впрочем, Брайан остался в Амеркие по-прежнему левым либералом, т.е. по европейской терминологии - социалистом, у нас только Бенчик Сандерс осмеливается назвать себя социалистом, остальные по привычке называют себя либералами или прогрессистами.
А Познер - перековался и стал российским либералом, т.е. по российской терминологии, правым и антикоммунистом.
Но это не страшно, он - правый только для внутрироссийского употребления, как только он попадает в свою любимую Америку, он - вместе со всеми брайанами нашей страны и не скрывает своей верности коммунистическим идеалам.

Но кто о чем, а вшивый о бане я о евреях. Познер по Галахе не еврей, его мама была француженкой, католичкой.
Не еврей он не только формально, его позиция, судя по тому, что он наснимал в Израиле, а так же прокомментировал снятое, близка к позиции православного Дмитрия Львовича. Отличие от Быкова только в том, что коммунистическое воспитание сделало стойким атеистом, он об этом открыто пишет в этих мемуарах. Не верит он ни в какого бога. А Быков ходит с большим крестом на немаленьком пузе. Любопытно он пишет про папу и других родствеников с папиной стороны. Даю еще один отрывок из его мемуаров.

Сказать, что семейные обстоятельства отца отличались от обстоятельств матери, значит не сказать ничего. По сути дела, они не сходились ни в чем. Предки отца, испанские евреи, еще в пятнадцатом веке бежали от инквизиции и остановились, лишь достигнув города Познани, где и осели — отсюда фамилия Познер. Через несколько веков, уже после того, как Польша стала частью Российской империи, один из более предприимчивых представителей рода Познеров пришел к выводу, что в централизованном государстве выгоднее всего жить в центре, то есть в Санкт-Петербурге, и отправился туда. Насколько мне известно, один из его не менее сообразительных потомков, прикинув, что в России явно лучше быть русским и православным, нежели евреем, стал выкрестом, тем самым одарив эту ветвь клана привилегией считаться русской и, что более существенно, освободив ее от традиционной для России дискриминации евреев.

Может быть так, а может, и нет. Через несколько лет после выхода книги я разговаривал со старшей сестрой отца, Еленой Александровной Вильга (по мужу), которая горячо доказывала мне, что никаких выкрестов в семье не было. Лёля — так звали ее близкие — была совершеннейшей атеисткой, как и все члены семьи, но, уехав из Нью-Йорка во Флоренцию в начале шестидесятых, стала активисткой местной русской православной церкви, хотя и продолжала отрицать существование бога (пишу со строчной буквы, поскольку и я атеист). Лёля никогда не стеснялась своего еврейства (в отличие от своей младшей сестры Виктории и моего отца), но абсолютно игнорировала все правила поведения, которые должен соблюдать правоверный иудей. Когда года за два до своей смерти она тяжело заболела, ее хотели разместить в еврейской клинике (там лечат бесплатно и на высшем уровне), для чего потребовалось предъявить бумаги, подтверждающие, что она еврейка. Таковых, понятно, не было. Пришлось дать небольшую взятку одному нью-йоркскому раввину, который в письменном виде засвидетельствовал, что Лёля, живя в Нью-Йорке с 1925 по 1962 год, регулярно ходила в синагогу и соблюдала все еврейские праздники. В больницу ее взяли. Там она и умерла. Она похоронена во Флоренции на еврейском кладбище.


Елена Александровна Познер - "тётя Леля". Та, что умерла еврейкой по справке раввина.


Что за прелесть! Убежденная атеистка и этническая еврейка - тетя Лёля, почему-то становится активисткой конечно православной церкви, а не какой-нибудь жидовской синагоги. Но когда приспичило и понадобилось хорошее лечение, тогда конечно о еврейском происхождении она вспоминает, дает бабки сговорчивому раввину (среди раввинов столько же мерзавцев сколько и среди провославных попов, здесь они друг с другом соперничают на равных) и становится настоящей кошерной еврейкой.
Думаю, что и Владимир Владимирович, который по примеру своего отца, старающегося вообще отмежеваться от племени христопродавцев, захочет хорошо лечиться за еврейские деньги, а годы у него такие, что это может случиться в ближайшем будущем, он конечно получит израильский паспорт, как и поэт Игорь Иртеньев. Т.е., он станет страждущим евреем.
Вернется, так сказать, к истокам. Правда, только папиным.

Вот такие специальные евреи появляются на склоне их лет в семействе Познеров.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments