dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Северянин на Юге.



Это Дэйвид Галеф

Пора немного вернуться к литературе. Когда-то я писал в Сети в основном о прочитанных книгах. Меня за это не любили, тема подобная для большинства моих сетевых читателей была неинтересна и поэтому их раздражала. Сейчас ко мне относятся уже лучше, потому что я понял: про книги писать или вообще не стоит или стоит писать очень редко, когда уже совсем невмоготу.
Сейчас как раз такой случай, закончил читать книжку и меня переполняют впечатления.
Книгу эту я прикончил с огромным удовольствием. Она называется несколько шокирующе - "Плоть" (Flesh). Есть там и про это, хоть подобные экскурсы автора я в основном пропускал. Скучно мне было про плоть читать. Автор книги, как вы уже поняли из подписи под фотографией, Дэйвид Галев, вышел из традиционной для писателей среды, преподавателей-словесников. Впрочем, из среды он еще не полностью вышел, т.к. продолжает преподавать в университете штата Миссисипи. Вторая довольно обычная ситуация: и автор и альтер-эго автора, роман почти автобиографический, eвреи с Северо-Востока. А следовательно, представители либерально-прогрессивной американской интеллигенции. Т.к. мои политические взгляды несколько отличаются от взглядов людей из этой страты, подобных авторов я читаю по принципу: "Врага надо знать в лицо!"
Главный герой книги, его зовут Дон Шапиро, сначала оправдывает мои ожидания.
Он, похоже, из тех, кого я терпеть ненавижу. С Северо-Востока Дона занесла нелегкая на глубоко противный ему Юг.
Он преподает английскую литературу в университете штата Миссисипи. В городке, который существует возле этого университета и называется, как и положено университетскому городку - Оксфордом.
Это точно соответствует тому, откуда взялся автор, где он сейчас находится и чем занимается. Вот его краткая биография:

David Galef was born on March 27, 1959, in New York.  He attended high school at Scarsdale High School and later got his B.A. from Princeton University in English and creative writing.  Galef went to Columbia University for graduate school where he received his M.A. and his Ph.D.
He became an English professor at the University of Mississippi in 1989, teaching  twentieth-century British literature, modernism, creative writing,  speculative fiction,  narrative theory, and stylistics. 
Today, David Galef still lives in Oxford, Mississippi, teaches  in the English Department of Ole Miss

Т.е. как вы поняли, он родился в Нью-Йорке, закончил Принстон, а диссертацию защитил в Колумбии.
Оба университета, это Плющевая Лига, кто не знает. Т.е., самые-самые.
И после защиты диссертации попал на Юг, в Оксфорд, где живет до сих пор и преподает там английскую литературу.
Должен заметить, это описано в книге: то, что северяне-гуманитарии не от хорошей жизни заполняют кафедры университетов Юга.
Для того, чтобы зарабатывать деньги преподаванием английской словесности, Дон Шапиро, как и любой другой его коллега, не только на Юг готов поехать, а даже на Южный полюс. Если там ему будут платить за лекции пингвинам, он им будет читать свои лекции.
Работы, за которую платят деньги для подобных специалистов как правило нет. Это мягко говоря, мало востребованная специальность, так что выбирать особенно не приходится. В частности, Дон Шапиро был среди двухсот других кандидатов на одно преподавательское место. Но ему повезло, его взяли, а остальных - нет. И они, эти остальные, скорее всего переквалифицировались на более интеллектуальное занятие, продажу старых автомобилей.
Зная политические взгляды подобных людей, которые воспроизводятся уже не первое поколение, мне их не очень жалко. Тем более, что продавая старые автомобили, они вполне могут переменить свои взгляды на вполне нормальные.
Итак, как я уже написал выше, Дон Шапиро сначала оправдал мои ожидания. Вот как он осуждает коллегу, тоже приехавшего с Севера, но ставшего, о позор, настоящим реднеком.

Стр. 74
Но по крайней мере один из знакомых мне преподавателей, Бред Уотсон, стал настоящим аборигеном.
Он приехал сюда лет пять назад из Корнелла преподавать социологию: умный, новоиспеченный доктор философии, образованный любезный и приветливый, не слишком привязанный к деньгам и не желающий куда-либо уезжать.
К моменту моего с ним знакомства он уже в какой-то степени ассимилировался: над джинсами уютно повисало пивное брюшко, говорить он стал медленно и тягуче. Еще он купил "додж"-вездеход и повесил на кронштейн винчестер не то 20-го, не то 30-го калибра.
Ревность новообращенных всегда превосходит таковую старых овец стада и Бред рисковал стать одним из самых красношеих реднеков в округе. По отзывам Грега Пиннели, Джинны Пирсон и других, Бред когда-то был задумчивым, склонным к уединению человеком, любившим слушать современный джаз. Но прожив с ним дверь в дверь несколько лет, я не услышал ничего кроме кантри.
Женившись, Бред перебрался в собственный дом. Его застенчивая румяная невеста была местной уроженкой. У нее была милая привычка толкать его локтем в бок, когда поблизости происходило что-нибудь по ее мнению забавное. Когда я недавно разговаривал с Бредом, он спросил, не хочу ли я съездить с ним на охоту. Я вежливо отказался, а вечером накричал на Сьюзен, когда она случайно спросила меня, люблю ли я оленину.


Видите, то, что Уотсон слушает музыку кантри, тоже ставится ему в вину, надо слушать джаз, а не кантри.
(Какой кошмар, я слушаю кантри, а джаз совсем не слушаю, я - законченный реднек)Чтобы доказать Вам, что я - реднек, так же как и Уотсон, поставлю я нашу любимую реднечную песню, которая так и называется:
"Хорошо быть реднеком." Поет Алан Джексон.
 


Сразу же после этого Дон издевается над местными уроженцами, которые вселились в квартиру  Бреда Уотсона, после того как тот
купил дом. (Кстати, Шапиро, конечно квартиру снимает. Еще чего, покупать дом на этом кошмарном Юге)

В старую квартиру Бреда вселилось целое семейство. Им не надо было ассимилироваться, он все были местными, никогда в жизни не покидавшими этих мест. Жена занималась чем-то религиозным в лицее, в нашем главном административном здании. Муж работал водопроводчиком. Их дочка лет семи была идиоткой. Она либо моталась по участку на трехколесном велосипеде, либо с сосредоточенным видом откручивала головы куклам. На борту их трака красовалась надпись: "Бунтарь по рождению и южанин божьей милостью"
Здесь разумеется в оригинале был rebel в значении "кондфедерат". "Rebel" в годы Гражданской войны было словом по политическому смыслу противоположным слову "Янки".

Как видите, сначала все предсказуемо. Но... потом Дэйвид преподнес мне и, я надеюсь некоторым другим его читателям, приятный сюрприз.  На страницах книги появляется уже не реднек, а... коммунист.
Описание коммуниста меня полностью примирило с Дэвидом Галефом и этой книгой. Но... об этом завтра.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments