dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Про Лилю и Витю (рассказ - Игоря, фотки мои)

Часть первая. Про Лилю, любившую пожарников.

Главная пожарница города Сан-Франциско, Лили Хичхок-Коит.

Я про Сан-Франциско еще много чего могу писать, не знаю, будет ли это интересно кому-то читать, но я попробую.
В этой части моих путевых впечатлений, я буду писать не сочинение, а изложение. Попробую вспомнить все то, что мне рассказал Игорь, когда привез нас на Телеграф Хилл. Это одна из гор Сан-Франциско. А на горе той еще и башня есть. Она называется Коит-Тауэр.
Я буду вопроизводить впечатление от его рассказа и то, что я запомнил. Наверное, я все перепутал и впечатление у меня было неправильное. Но я изложу, как смогу, а он, может быть, меня поправит и исправит.
Сначала преамбула, которую я бы назвал девизом страхового общества "Саламандра",

Горим, но не сгораем!

 Так вот, выяснилось, что Сан-Франциско горел регулярно и с удовольствием. Иногда была серьезная причина, скажем, землетрясение 1906-го года, тогда город весь выгорел дотла. Пожары после этого землетрясения продолжались четверо суток. Некоторые жители отнеслись к пожарам, как к хорошей возможности обновить свое жилье за счет страховых компаний, они сами поджигали свои дома. По принципу: "Сгорел забор - гори и хата."
Но кроме этого всеобщего пожара, последствия которого были устранены очень быстро, город отстроился буквально в считанные годы,
горело то тут то там, по мелочам. И некоторое удовольствие жители города из этих эпизодических пожаров получали, т.к. Интернета у них тогда еще не было, зрелище пожара, а так же умелых действий храбрых пожарных было основным развлечением тогдашнего народа Сан-Франциско.
Если какой день без пожара проходил, народ беспокоился, заняться было практически нечем.
Все друг у друга спрашивали с надеждой: "Нигде не горит?"
И отходили ко сну с мыслью, что день прожит зря, не на что было взглянуть. Правда, все-таки засыпали с надеждой:
- Авось завтра целый квартал загорится, вот будеть шоу, так шоу!
Бывало, что их надежды оправдывались.
Неудивительно, что пожарники были главными городскими героями и шоуменами. И они старались как могли.
Работали с огоньком, как в прямом так и в переносном смысле. Однажды отважные пожарники спасли из огня маленькую девочку, которую звали Лили Хичхок, т.е. в девичестве она была однофамилицей знаменитого создателя фильмов ужасов.
Девочка эта сразу же отдала свое сердце отважным пожарным. Когда она подросла, она ходила в форме пожарных, в каске пожарника и
как волонтер участвовала в тушении пожаров. В общем, всю свою жизнь Лили посвятила пожарным как всем вместе, так и кому-то из них, в отдельности. Т.е., ее возлюбленными были тоже сплошные пожарные. Но... для замужества она сделала исключение, она вышла замуж просто за богатого человека, Говарда Коита.
На фотографии, которую вы видите в начале, она в каске пожарного.
Сейчас в Сан-Франциско время от времени другие красивые дамы фотографируются в такой же каске и примерно в таком же наряде, как и Лили. Вот одна из таких дам:


Дальше произошло вот что, в возрасте 86 лет она все-таки умерла, но завещала треть своего немалого состояния родному городу и попросила в завещании увековечить ее любовь и уважение к борцам с огнем. Исходя из ее замысла, городу надо было на деньги, которые оставила пожарница Лили, выстроить пожарную каланчу. Хоть к тому времени, это было уже начало тридцатых годов, надобность в подобных сооружениях отпала, везде были телефоны и если что где загорится, досточно было позвонить, а не выглядывать с каланчи, где дымок. Тем не менее, каланчу все-таки построили, построил ее самый знаменитый архитектор Сан-Фрнциско Артур Браун.
Названа была эта каланча конечно в честь Лили Коит - "Коит-Тауэр".
Напоминает это сооружение..., ну что оно напоминает вы сами видите, не буду уточнять.


Может быть это связано с памятью о женщине, к которой питали не только платонические чувства многие пожарные города. И эти весьма активные чувства именно так выразил архитектор Браун?
Но вот что интересно, тогда то ли воровали меньше, то ли контроль был пожестче, но факт остается фактом, строители потратили не все деньги на строительство Коит-Тауэра. Осталась солидная сумма - 70 тысяч долларов теми деньгами, это, я думаю, как минимум полмиллиона нынешними. И тогда мэр города, им был республиканцец Анжело Росси, вместо того, чтобы разделить сэкономленные деньги между собой и близкими друзьями (все-таки республиканцы меньше воруют), вызвал к себе начальника самого незавидного департамента Мэрии, того, кто заведовал искусствами и вечно жаловался на нехватку денег. Вызвал и сказал, что отдает ему все 7О тысяч на прокорм нищей братии, которая пачкала холсты красками и даже пыталась на такое странное занятие прожить. Разумеется, безуспешно. Мэр сказал своему главному по культурке: "Подкорми их, но... с условием. Пусть возьмутся и напишут о сегодняшнем дне нашего города, о его разных жителях, о том как они живут и работают. Пусть напишут наши улицы, пусть их типажами будут совершенно конкретные люди. В общем, типа "Остановись мгновенье, ты прекрасно", только не при помощи фотообъектива или кинокамеры, а при помощи красок... и стен цокольного этажа Коит-Тауэра.   Такое вот условие для подкормки поставил Анжело Росси. И это условие было выполнено. Художники действительно создали на стенах башни коллективный портрет жизни города в 1933-м году.
Я сейчас просто покажу фрагменты росписи Коит-Тауэр, которые мы сфотографировали:

Это я и ковбой.


А вот это основатель самого большого банка Америки, "Бэнк оф Америка", Амадео Джаннини.
 
Он основал этот банк за два года до землетрясения и назвал его сначала "Бэнк оф Итали", т.е. "Итальянский банк". Первыми вкладчиками его банка были в основном итальянские бедняки, которых тогдашние банки за клиентов не считали. Во время землетрясения  и пожара, который охватил город, Джаннини сумел все деньги, которые у него хранились в банке, вытащить из огня и отвезти в безопасное место. И делал он это сам со своими сыновьями, сам лез в огонь, сам увозил, в общем, не руководил, а действовал.


А вот этот кусок росписи, еврейская столовая.

Девушки почему-то очень грустные. Странно, чего им грустить, если они в таком замечательном городе живут?
Но разве на еврейских девушек угодишь?
Им всегда все не так.
Завтра я покажу тот кусок настенной живописи, на которой изображен один из главных авторов, работающих над этой росписью, он сам себя изобразил в сцене, где запечатлена улица Сан-Франциско. Как его зовут, вы догадываетесь из названия.
Не буду вас интриговать еще сутки, назову сейчас полное имя Вити. Его звали Виктор Арнаутов. О нем, о его встрече с Хрущевым и чем это все закончилось, читайте в следующей части моих заметок.
Напоследок, посмотрите парад пожарников Сан-Франциско, они идут по главной улице города, Маркет-Стрит, в День Святого Патрика.
 

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments