dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Регина Спектор.

(не могу остановиться, одна запись цепляет другую, в предыдущей вспомнил Регину и нашел интервью с ней)



— My first question would be…

— Хотите говорить по-русски? Я могу. Может быть, мне иногда придется подыскивать какие-то слова, но я могу.

— Ничего себе. Вы же в Россию приезжаете при этом впервые за двадцать с лишним лет. Вам не страшно?

— Скорее я волнуюсь. Естественно, когда уезжаешь откуда-то ребенком, все помнишь совсем по-другому, чем если бы ты был взрослее. Но для меня это всегда было очень важно — то, как я все запомнила. Я очень переживала, что что-то забуду, — а теперь переживаю, что те старые воспоминания подменятся какими-то новыми.


— А где вы жили в Москве?

— На «Ждановской». Теперь, говорят, это место называется «Выхино».

— Да, там все сильно изменилось. А вас вообще не раздражает, что о вас до сих пор говорят как о певице с русскими корнями — притом что вы уже шесть альбомов выпустили и вполне себе встроились в американский контекст?

— Нет, напротив, я уверена, что это и правда стоит знать, чтобы понимать, кто я такая. Это время, когда я жила в России, было очень важным для моей жизни. На самом деле это большое везение и счастье — иметь такое двойное детство, знать другой язык и другую культуру. Я могу слушать Высоцкого. Я могу читать Пушкина. Если бы все сложилось иначе, я бы всего этого не понимала и не чувствовала — и была бы совсем другой. Вообще, не могу представить себе жизни без этих типично русских шуточек, которыми мы обмениваемся с родственниками.



«Apres Moi», одна из лучших песен Спектор, к тому же с развернутой цитатой из Пастернака


— Но ведь важно не только то, что вы из России, но и то, что вы из советской еврейской семьи…

— …и еще из Бронкса, и из Нью-Йорка — именно что. Все это наслаивается друг на друга, превращается в такой снежный ком — и из этого получается очень специфический взгляд на вещи. Я очень рада, что могу смотреть на мир через эти линзы. И чем больше я езжу по разным странам, тем больше понимаю, что это универсальная штука. В том смысле, что опыт эмиграции мне очень помогает: из-за того, что я его пережила, когда была маленькой, я чувствую определенную связь с эмигрантами во всем мире. А их ведь очень много. И почти все проходят через то же, через что прошла я, — когда в месте, куда ты приехала, не понимают тебя, твой язык, твою культуру. Это тяжело — но в конечном счете, мне кажется, это обогащает.




Версия на русском.

Но особенно мне понравились эти слова Регины:
(сколько раз меня грозились сдать в полицию, когда я делал один-два снимка происходящего на сцене американского театра)

— Вы недавно очень расстроились, когда ваши неоконченные записи утекли в сеть. Мне кажется, это странно. Ваша популярность ведь во многом интернету обязана, что ж теперь обижаться.

— Я совсем не против того, чтобы моя музыка распространялась в сети. Перед концертами я всегда встречаюсь с охраной и объясняю, что не надо мешать снимать концерты на айфоны и фотоаппараты, не надо выгонять за это людей из зала. Если они хотят что-то записать и выложить в интернет — я только за, ведь иначе эти моменты исчезают навсегда. Мне вообще кажется, что делиться музыкой бесплатно — это хорошо. Я сама так выросла: у нас не было денег, чтобы покупать пластинки, поэтому мне либо давали что-то послушать, либо, позже уже, записывали для меня диски. Так и надо. Но в данном конкретном случае мне было неприятно, потому что эти песни существовали в том виде, когда они были только для меня. Они только начинались.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments