dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Кaйтбординг и литература.

На Кейп-Коде небо постоянно расцветает воздушными змеями, которые тащат кaйтбордистов.


Некоторые из них творят чудеса, как на этом видео.

Оно снято в районе Четтема. На острове Мономой, куда приплывают белые акулы в поисках тюленей, которые там живут.
Но кейтбордист - не тюлень, поэтому белые акулы им не интересуются.
Неожиданно я наткнулся на очень красивое описание кейтбординга. Более того, описание сделала в своем романе Майя Кучерская, которая вне всякого сомнения, никак не могла сама этим увлекаться.
Значит она это все описала со слов тех, кто сам испытал себя в деле.
Тем не менее, литературный талант смог помочь ей перевоплотиться к кейтбордиста Колю и описать все так, как будто бы она сама это все испытала.
Роман, откуда я даю отрывок, неплохой, некоторые его сравнивают с "Анной Карениной".
Тема правда не новая, конфликт физиков (Коля) и лириков (Марина) в одной семье.
Подробнее о романе - вот здесь:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D1%91%D1%82%D1%8F_%D0%9C%D0%BE%D1%82%D1%8F_(%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD)

А вот отрывок, который мне очень понравился:


В рюкзаке лежал кайт со всем снаряжением. А потом Серый подарил ему, на день рождения такой же. Подарок был, конечно, царский, все-таки чересчур. “Да мне просто компания нужна!” — оправдывался Серега и снова говорил только о кайте, какой это кайф, реально чувствуешь ветер, щеголял словечками — карвинговый поворот, буст, депауэр, и относительно понятное — “галс”.

Первый раз поехали в том еще сентябре, в Египет, учиться. В голубой лагуне Серега уже гонял, правда, пока простенько, без прыжков. Коля начал брать уроки у Рутгарта, синеглазого голландца с красным обветренным лицом. Рутгарт выделывал на воде такие штуки, от которых они с Серегой только беспомощно матюгались. По-русски Рутгарт не говорил. Ветер дул хороший, особенно к вечеру. Ideal! — радовался их новый голландский друг. Через неделю тренировок сушняком Коля первый раз вышел в море. Почти час плавал попой в воде, держа кайт над собой, учился создавать тягу и тормозить, несколько раз пытался подняться, но кайт упрямо падал в воду, один раз до искр в глазах больно ударился о доску локтем. Но в конце концов он сделал все верно. Направил доску вниз по ветру, дождался тяги и встал! Проскользил несколько метров, распрямился, тут доска начала тонуть, и снова он бултыхался в воде. Но теперь он понял, поймал. Нельзя забывать про тягу, и, поднявшись, надо не разевать рот, а сразу же управлять, ставить кайт по центру окна, ветрового. И снова он нащупал тягу, встал, поправился под ветер. И рванул. Помчался! Только довольный голос Рутгарта прозвучал в спину: Good job!

Коля несся по воде, лицом к морю, вспарывал доской ровную темную гладь. Брызги стелились розовой пеленой, красное солнце, придавленное пылающей тучей, скользило назад. Ветер уверенно и мягко тащил его странный парусник, крошечный парус, пестрый раскрашенный полумесяц. Он потянул на себя стропы, как учил Рутгард, попробовал подняться над водой и действительно слегка приподнялся в воздух, пролетел. Спружинил на воду.

Ого-го-го! Помчался дальше, сел в воду, развернулся на сто восемьдесят, и опять все получилось. Тут-то и отпустило. Кончилось.

Кончилось все, что было вчера, пять лет тому назад и пять минут тоже. Не было синеглазого тренера, важничающего Сереги, отеля в прыгучих цветных огнях, загорелой девицы в кожаной куртке из бара, удушливых цветочных клумб, глупых щеточек пальм. Тем более не было Москвы и маленькой, знакомой каждой гримаской, зевком и изгибом тела женщины, черноглазого мальчика, жилистого отца, мяклой, преданно глядящей в глаза матери. Не было никого.

Только два сливающихся простора за спиной. И он. На дно опускалась, плавно падала вся прежняя его, сраная жизнь. Все эти последние несколько лет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments