dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Школьный бунт в Бостоне. (Дела давно минувших дней.)


На плакате, который держат протестующие бостонские родители надпись: У белых тоже есть права.

В начале семидесятых была предпринята попытка преодолеть расовые барьеры в форме обязательной ежедневной транспортировки учеников из чёрных кварталов в белые и наоборот. Эта программа вызвала бурные протесты во всей стране, в Бостоне дошло до открытого бунта родителей. Насильственное перемешивание приводило к тому, что возникновение дружеских связей внутри класса крайне затруднялось. Встречи учеников вне школы, на семейных праздниках, в церкви, на улице оказывались невозможны, а без них взаимное отчуждение только возрастало. Выяснилось, что отменить расовую сегрегацию законодательными мерами до какой-то степени возможно, но попытки принудить к совместному существованию людей разного цвета кожи оказались практически неосуществимыми. Постепенно эта практика сошла на нет сама собой.
Вот как это описано в курсе американской истории на этом сайте:

http://ic.galegroup.com/ic/uhic/ReferenceDetailsPage/DocumentToolsPortletWindow?displayGroupName=Reference&jsid=db00450ffd615a750d11d54b52a9175a&action=2&catId=&documentId=GALE%7CCX3468302737&u=seat24826&zid=20801dc2e9e0cd890624077a62207d06

Boston

In Boston federal judge Arthur Garrity ordered a program of busing to desegregate the school system. Garrity supervised the busing program because the Boston school board, historically unresponsive to the needs of Boston's black community, refused to comply with the court order. African-American students were bused to South Boston High School, located in the white ethnic community of South Boston, less than two miles from Roxbury. White residents of South Boston were overwhelmingly opposed to the busing program. To them it violated the tradition of local control of schools and threatened the historic pattern of segregated housing in Boston. Their protests were loud and often unruly; fights between whites and blacks at South Boston High School were common. In the face of such opposition many African-American parents became uneasy about desegregation. They were concerned with the toll such hostility would take on their children and were afraid that the violence would harm their children's education. In an attempt to resolve the crisis Judge Garrity worked out a compromise that emphasized black school board participation and the hiring of black teachers. But whites remained hostile to desegregation and transferred their children from the public school system to Boston's private schools, whose high cost limited black participation. The protests faded, and Boston's schools became more segregated than ever.

Перескажу своими словами о чем идет речь.

Федеральный судья Артур Гаррити, несмотря на протесты Бостонского Школьного Совета постановил начать перевозки детей из черных районов в школы белых районов.
Белые родители из South Boston, который граничит с черным районом Роксбери резко протестовали против программы перевозки автобусами учеников из черных районов. Пришлось эти протесты даже подавлять полицией. Тем не менее, их все-таки начали возить и уже в школе белые ученики начали драться с приезжими черными. Черных было меньшинство и белые им вламывали.


Я нашел роскошную фотографию о том, как это было.

Тогда черные родители, которые боялись за своих детей, стали забирать своих детей из этой программы.
Белые родители тоже стали забирать своих детей из государственных школ и отдавать в частные.
В результате, не были довольны ни те ни другие, идиотская идея перевозок провалилась. Более того, в связи с тем, что многие белые ученики ушли из государственных школ в частные, бостонские школы в целом, стали более разделенными, чем раньше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments