dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Утверждают космонавты и мечтатели...


лишь чужие нам дадут своих спасти.


Фантасты и поэты. Именно они почему-то что-то угадывают что-то в будущем. Нет не про глайдеры и бластеры, это мало кого интересует, а про то, что произойдет в этом будущем не из-за науки и технологии, а из-за амбиций, зависти и упрямства. Впрочем, в этом рассказе показано, что и на хитрую... ситуацию, найдется... ключ с винтом.
Для меня рассказ описываeт ситуацию в Израиле и окрестностях.
Для большинства моих френдов, Юго-Восток Украины. Но... каждому свою.
Очень любопытный рассказ, написан он давно, еще на излете девяностых.


Алексей ЕВТУШЕНКО


ПРОБЛЕМА СУВЕРЕНИТЕТА



Грузовик класса «С» «Пахарь» вторые сутки шел в обычном пространстве-времени, приближаясь к цели своего назначения – планете Терра, четвертой в системе крупного «желтого карлика», отстоящего на шестьдесят два световых года от Солнца.

Экипаж по своему обыкновению торчал в рубке.

Почти полтора года Капитан с упрямством быка, преследующего незадачливого матадора, пытался отучить команду от этой, как он справедливо считал, дурной привычки.

Тщетно.

С не меньшей настойчивостью Штурман, Механик, Оружейник и Доктор, не говоря уже о корабельном роботе Умнике, всякую свободную минуту, за исключением сна и еды, норовили провести именно в рубке, благо после реконструкции и модификации корабля она стала гораздо больше, чем прежде.

В рубке вели беседы. В рубке играли в шахматы и нарды. Доктор, правда, неизменно называл эту благородную игру на европейский манер: «трик-трак». В рубке по любому мало-мальски значимому поводу пили коктейль «Милый Джон». Механик в рубке курил, а Доктор писал мемуары. «Не понимаю, как мы еще умудряемся управлять кораблем», – недовольно ворчал Капитан, однако экипаж в полном составе мужественно игнорировал его хмурый вид. В конечном счете Капитан плюнул и сдался. «Черт с вами, – сказал он как-то всем, – сидите в рубке сколько влезет. Об одном предупреждаю: при смене и расчете нового курса, а также во время взлета и посадки чтобы духу вашего здесь не было!»

– Да разве мы не понимаем, Капитан! – хором согласился экипаж.

Итак, экипаж торчал в рубке и с видимым удовольствием разглядывал зеленоватый шарик Терры, мягко светящийся на обзорном экране.

– Хорошая планета, – сказал Оружейник. – Пять лет назад я в тамошних лесах охотился на тигророга. Это, доложу я вам, была охота…

– Варвар, – хмыкнул Доктор. – Как можно убивать живое?

– Почему сразу убивать? – обиделся Оружейник. – Мы его для московского зоопарка ловили…

– А какие там женщины! – мечтательно поднял глаза к металлопластиковому потолку Штурман. – Красавицы! И все как одна гордые и неприступные!

– Где, в зоопарке? – с ухмылкой осведомился Доктор.

Механик загоготал и поперхнулся сигаретным дымом.

– Да-а… – неопределенно протянул Капитан. – Как-никак, а самая крупная колония Земли!

– Основана сто пятьдесят лет назад. Население: два и две десятых миллиарда человек. Самостоятельно освоили и колонизировали близлежащие звездные системы, – прокомментировал Умник и, пожужжав чем-то внутри себя, неуверенно добавил: – Развитая промышленность.

– Молодец, Умник, – буркнул Капитан. – Можешь взять в каптерке склянку машинного масла.

Еще через сутки «Пахарь» уже твердо стоял всеми своими опорными амортизаторами на керамическом покрытии крупнейшего космопорта Терры. Команда спустилась вниз и теперь с радостью подставляла лица теплому солнышку и дышала воздухом, крепко настоянным на ароматах сгоревшего и свежеразлитого топлива, нагретого на солнце керамита, а также металла и пластика космических кораблей, там и сям разбросанных по взлетному полю. Впрочем, иногда сюда примешивалась и свежая чистая струя, долетавшая из знаменитых на всю Галактику лесов Терры.

– А, вон они, едут… – заметил Механик, прикладывая ладонь козырьком ко лбу.

Все посмотрели в том направлении. К «Пахарю» от едва видимого отсюда здания космопорта приближалась машина портовых чиновников.

– Что-то они быстро, – удивился Оружейник. – Обычно как минимум час их ждать приходится.

– Что час! – воодушевился Доктор. – Мы однажды на Синеглазке прождали портовиков ровно одни земные сутки и не дождались.

– Как так? – полюбопытствовал Капитан.

– Да вот так. Потом выяснилось, что у них как раз начался традиционный карнавал, ежегодно устраиваемый в день высадки на планету первых колонистов.

– И что же вы? – спросил Штурман.

– А что мы… – усмехнулся Доктор. – Приняли горячее участие. А груз сдали и приняли только через неделю, причем, помнится, с похмелья здорово там напутали. Тогда в Управлении…

Машина затормозила, не доезжая десятка метров до трапа. Шесть человек, вооруженных парализаторами дальнего действия, в какой-то непонятной форме, вылезли из нее. Седьмой – хмурый коренастый человек с обильной сединой в коротко остриженных темно-русых волосах и красноватыми усталыми глазами подошел к экипажу и мрачно сказал:

– От имени Временного правительства Терры я вас приветствую. Также с прискорбием вынужден сообщить, что ваш корабль арестован. Прошу в машину.

Он подал едва заметный знак рукой, и парализаторы охраны уставились на команду «Пахаря» бездушными черными зрачками стволов.

– Что за черт… – начал закипать Капитан.

– Без разговоров, – оборвал седой. – В машину. Вам все объяснят.

– Против лома нет приема, – пробормотал Оружейник и первым шагнул к машине.

В здании космопорта их эскортировали к дверям кабинета начальника порта. Седовласый сделал приглашающий жест, но в кабинет почему-то вошел первым. Экипаж «Пахаря» ввалился следом. Седой быстро обогнул громадный, как боксерский ринг, стол, уселся в кресло и властно сказал:

– Садитесь.

Капитан, Штурман, Механик, Оружейник и Доктор расселись на стульях.

– Очень много работы, – неожиданно пожаловался седой и потер кулаками глаза. – Сплю совсем мало. Впрочем, к делу это не относится. Корабль, как я понимаю, с Земли?

– С Земли, – сквозь зубы подтвердил Капитан. – Надеюсь, объяснение вашего неслыханного поведения нас удовлетворит, иначе мы будем вынуждены…

– Спокойно, – протянул руку ладонью вперед седой. – Спокойно, Капитан. Как я уже говорил, ваш корабль арестован Временным правительством Терры. Старое правительство свергнуто возмущенным народом. Собственно, это было не правительство вовсе, а наместники Земли у нас, на Терре. Что вы привезли?

– Медикаменты, – процедил Капитан. – Все-таки я ни черта не понимаю. Какое Временное правительство? Какие наместники? Какой еще, к чертовой матери, возмущенный народ?

– Медикаменты – это хорошо, – удовлетворенно сказал седой. – Медикаменты могут пригодиться в самое ближайшее время. А насчет народа… Народу Терры, господа земляне, надоело терпеть ваш гнет, которому он подвергался сто пятьдесят лет. И вот он возмутился, низложил земных наместников, избрал Временное правительство, и оно, это правительство, представителем которого я в данный момент являюсь, объявило полный суверенитет Терры и ее колоний от Земли. У нас есть свой герб, флаг и гимн. Мы больше не потерпим неравного положения с Землей. Мы требуем признания Землей того факта, что мы, народ Терры, являемся полноправными членами Галактического Сообщества, наряду с землянами, таукитянами и веганцами. С признанием нашего безусловного статуса независимости со всеми вытекающими отсюда последствиями. Хватит, – добавил он с оттенком злорадства, – пограбили нас.

– Позвольте, – вмешался Доктор. – Насколько я помню, прежнее правительство Терры выбиралось здесь, на месте, самими террянами и вовсе не из землян!

– Эти люди предали и продали интересы Терры, – пренебрежительно махнул рукой седовласый. – Временное правительство целиком и полностью состоит из тех, кто готов отдать самую жизнь за суверенитет Терры. Впрочем, господа, споры бесполезны. Полное сообщение о состоявшемся суверенитете Терры уже послано на Землю по каналам гиперсвязи. В случае необходимости мы готовы драться за свою независимость. У нас мощный космический флот, и он уже на всякий случай приводится в боевую готовность…

– Это безумие, – покачал головой Оружейник. – Вас сомнут.

– Возможно, – улыбнулся седовласый. – Но какой ценой?

– Вы готовы пролить человеческую кровь? – презрительно приподнял бровь Доктор.

– Если Земля на это пойдет, мы готовы ко всему, – отрезал седой. – Ваш корабль, господа, и груз, находящийся на нем, арестован впредь до особого распоряжения. Сами вы свободны и вольны заниматься на Терре чем угодно, кроме, разумеется, подрывной деятельности, куда входит и пропаганда против нашего суверенитета. Буде такое случится, вам грозит тюремное заключение. Надеюсь, у вас есть деньги?

– Мы должны были получить комиссионные здесь, на Терре, после доставки груза, – хмуро ответствовал Капитан.

– Что ж, – секунду подумав, сказал седой, – мы люди честные. Груз вы доставили. Я отдам распоряжение о разгрузке и о том, чтобы вы получили причитающуюся вам сумму. Деньги у нас пока земные. Все. Я вас не задерживаю.

Вечером команда «Пахаря» сидела за столиком в дальнем углу портовой таверны с оригинальным названием «У пилота». Ужин был окончен, и экипаж в тяжелом молчании потягивал коктейль »Милый Джон». Мысли у экипажа разбегались в разные стороны.

– Нет, – в который раз вскипал Капитан, – что вы мне ни говорите, а я этого понять не могу и не пойму, видимо, никогда. Зачем им сдался этот самый… как его… суверенитет? Они же люди! Такие же люди, как мы, черт возьми! Это же не таукитяне и тем паче не веганцы – люди!

– Да, – грустно промолвил Доктор. – Но в большинстве своем это люди, родившиеся на Терре. Терра, а отнюдь не Земля, – их родина. При всем своем отвращении к любым этническим разъединениям я где-то могу их понять. Видимо, Земля, как, впрочем, уже неоднократно бывало в нашей многострадальной истории, не до конца учла их нужды. В основном, конечно, нужды э-э… духовные. Я плохо разбираюсь в политике, но, возможно, надо было им дать больше свободы?

– Все это ерунда! – махнул рукой Механик. – Им сейчас кажется, что Земля их грабит, но вот увидите, если мы согласимся с их суверенитетом, они через десяток лет без наших товаров и технологий начнут деградировать и сами попросятся обратно под материнское крылышко.

– Суверенитет, он разный бывает, – сказал Доктор. – Ты что, всерьез считаешь, что мы должны в отместку за выходку прервать с ними всяческие контакты?

– Ну не воевать же, в самом деле, – вздохнул Оружейник. – А если оставить все как есть, то, пожалуй, и другим захочется. Сколько у нас колоний?

– Таких крупных, как Терра, больше нет, – мрачно сказал Капитан.

– Ну, помельче, – пожал плечами Штурман. – Какая разница? Дурной пример, как известно, заразителен.

– Черт, сигареты кончились, – сказал Механик, похлопывая себя по карманам. – В корабле-то есть… – И он замер с полуоткрытым ртом, прижимая правую руку к сердцу.

– Что с тобой?.. – подался вперед Доктор.

– Ребята… – шепотом промолвил Механик и медленно вытащил из нагрудного кармана плоскую коробочку прямой связи с Умником.

– Это гениально! – шепотом же заорал Капитан и быстро огляделся по сторонам. На них не обращали внимания: космические бродяги надираются потихоньку любимым коктейлем – обычное дело. – Дай сюда.

Он забрал из рук Механика коробочку, на секунду задумался, глядя в потолок, потом нажал сбоку кнопку связи и забормотал, склонившись над столешницей:

– Умник, Умник, это я, Капитан. Ты слышишь меня?

– Я слышу, Капитан, – раздался из руки Капитана родной скрипучий голос корабельного робота. – У меня все в порядке. Они не обращают на меня внимания и в корабль не лезут. Несут стражу снаружи.

– Где это он таких оборотов нахватался, интересно. «Несут стражу», надо же… – тихо сказал Доктор.

– Книг много читает от нечего делать, – прошептал в ответ Механик. – Особенно почему-то, я заметил, исторические приключенческие романы любит…

– Умник, – продолжал тем временем Капитан. – Стражу… стражу несут те же самые люди, что приезжали утром?

– Те же, Капитан. Я думаю, они порядком устали.

– Я тоже так думаю. Слушай меня внимательно. Приготовь коктейль «Милый Джон». Убойный вариант. В каждый стакан положи по две таблетки снотворного. Самого мощного. Морфениум подойдет. Налей в стаканы коктейль и подожди, пока таблетки растворятся. Пригласи стражу на корабль и угости этим самым коктейлем… Нет, вреда людям ты этим никак не нанесешь. Они просто уснут. Да, это приказ, черт побери! Попробуй только не сделать, как я сказал, и мы тебя разберем на запчасти. Это я, твой Капитан, тебе обещаю. И вся команда «Пахаря» тоже обещает. Коктейля не жалей. Скажи им, что законы гостеприимства обязывают… И вот еще что. Если они откажутся пройти в корабль, вынеси им коктейль наружу. Как только уснут, свяжешься с нами. Ты все понял? Действуй.

– Ну, вы даете, Капитан, – восхищенно всплеснул руками Оружейник. – Я бы в жизни до такого не додумался.

– Потому он и Капитан, – усмехнулся Механик, – а ты всего-навсего Оружейник.

– Ну ты тоже не особенно далеко продвинулся по служебной лестнице, – обиделся Оружейник.

– Бросьте, бросьте, ребята, – примиряюще сказал Капитан. – Каждый, думаю, занимает достойное место, и это правильно – общее дело делаем. А что до коктейля… так эта шутка стара как мир. Опять же, меня осенило. Может ведь и меня иногда осенить, а?


Уже через час команда «Пахаря» пробиралась в кромешной тьме по взлетному полю, от всей души надеясь, что направление выбрано ими правильно. Впрочем, Умник уже засек их в инфракрасном спектре и теперь время от времени подсказывал, куда идти. Прогулка получилась долгой – приходилось далеко огибать то и дело попадавшиеся на пути чужие корабли во избежание столкновений со стражей. Наконец знакомый тупорылый силуэт «Пахаря» четко обозначился на фоне звездного неба. Внизу, возле дюз корабля, рядом с шестью неподвижными телами охранников их уже с нетерпением дожидался Умник.

– Скорее, Капитан, – сказал он. – У одного из них на груди рация, и только что я слышал оттуда голос, который вызывал начальника стражи. Боюсь, как бы они не всполошились. Я уже спустил маленький электрокар, чтобы отвезти людей подальше от корабля…

– Молодец, Умник, – с чувством сказал Капитан и пожал роботу манипулятор. – Ты лучший робот во Вселенной. Штурман, готовь «Пахарь» к взлету. Остальные грузите этих вояк на платформу кара. Оружейник с Механиком, отвезете их на безопасное расстояние, сгрузите прямо на поле и быстро назад. Кар бросаем здесь – нет времени…

Над взлетным полем уже разносился дикий вой аварийной сирены, и к «Пахарю» на полной скорости летели машины охраны, когда грузовик, величественно опираясь на огненный столб, завис над космодромом Терры и вдруг, подпрыгнув, через несколько секунд скрылся в ночном небе.

«Пахарь» улепетывал от негостеприимной Терры на максимальной тяге. Необходимо было как можно быстрее набрать достаточную скорость для ухода в гиперпространство. Впрочем, погоня отчего-то запаздывала.

– А зачем мы им? – прокомментировал сей факт Механик. – Возиться только… Секретов мы никаких не знаем, а кораблей у них и без нашего хватает.

– Есть связь! – воскликнул Оружейник, уже пару часов пытавшийся связаться с Землей по гиперпередатчику.

– А ну-ка… – Капитан согнал Оружейника с кресла и взял в руки микрофон.

Через несколько минут выяснилось, что Земля уже в курсе происшедшего на Терре. «Пахарю» было приказано возвращаться домой и сообщено, что Земля готовит космический флот для обуздания мятежной колонии. На этом связь прервалась.

– О господи, – сказал в наступившей тишине Доктор. – Это же гражданская война… Надо что-то делать!

– Что мы можем сделать? – мрачно откликнулся Капитан, все еще сжимая в крепком, покрытом рыжеватыми волосками кулаке, микрофон. – Надо возвращаться и попробовать убедить правительство…

– Ага, – саркастически заметил Штурман, на секунду оторвавшись от бортового компьютера, – так нас и послушали. Да кто мы такие?

– Мы граждане планеты Земля! – гордо выпрямился Оружейник. – И наше мнение они обязаны учитывать. В конце концов, мы исправно платим налоги…

– Правильно, – криво усмехнулся Механик и закурил очередную сигарету. – Только таких, как мы, – десять миллиардов. И все платят налоги.

В тягостном молчании экипаж «Пахаря» сидел по углам рубки и цедил коктейль «Милый Джон», который без напоминания приготовил и принес Умник, всем своим железным нутром осознавая трагичность минуты.

– Послушайте… – неуверенно начал Оружейник, – а может быть…

– Что? – поднял свою крупную голову Капитан.

– Может быть… я подумал… а не обратиться ли нам за советом к Старцу?

– О черт, – пробормотал Механик. – Это же легенда!

– Ничего не легенда! – обиделся Оружейник. – У меня был товарищ – он погиб потом – так вот, он однажды добрался до Старца. И тот его принял. И посоветовал, как вернуть жену, которая ушла от моего товарища к другому.

– И Старец его принял по такому пустяковому вопросу? – прищурился недоверчиво Штурман.

– Любовь – это отнюдь не пустяки, – назидательно поднял вверх указательный палец Доктор. – И Старец – отнюдь не легенда. Это реально существующая личность. Другое дело, что вокруг него наворочено много слухов и небылиц…

– Что может нам посоветовать Старец… – пожал плечами Капитан. – Все по тем же слухам, он сидит на какой-то древней планете и копается в развалинах давным-давно погибшей цивилизации, которая и астроархеологам-то мало интересна.

– Говорят, он многим помог, – задумчиво сказал Доктор.

– Говорят, ему далеко за триста лет, – сказал Оружейник. – Якобы он родился еще в сумасшедшем двадцатом веке.

– Ну, наш век не менее сумасшедший, – пробурчал Капитан.

– А что мы теряем? – сказал Штурман.

– В конце концов, – добавил Механик, – попытка не пытка. Так, кажется, говаривали наши предки?

– А, ладно! – хлопнул ладонями о подлокотники кресла Капитан. – Рискнем. Штурман, ты знаешь, где искать этого Старца?

– Он должен знать, – ткнул пальцем в дисплей бортового компьютера Штурман.

– Рассчитывай курс, – приказал Капитан.


– Такая вот история, – закончил Капитан.

Старец, невысокий лысый человек с морщинистым худощавым лицом и пронзительными ярко-синими глазами, поднялся с кресла и, заложив руки за спину, легко прошелся по комнате, остановился у окна и долго глядел на раскинувшиеся внизу, в долине, развалины древнего города – предполагаемой столицы исчезнувшей цивилизации.

– А чего вы хотите от меня? – не оборачиваясь, спросил он.

Пару часов назад «Пахарь» опустился недалеко от дома Старца, на холме, рядом с его одноместным кораблем.

Старец согласился их принять, и теперь они находились в его доме – вполне обычном доме, построенном, по словам хозяина, им самим при посильном участии корабельного робота.

– Нам необходим совет, – мягко сказал Доктор. – Нам больше не к кому обратиться, и мы просим совета у вас.

– Значит, – обернулся Старец, – Земля не придумала ничего лучше, как готовить военный флот?

– Именно так, – кивнул Капитан.

– О боже! – вздохнул Старец. – Опять. Опять все повторяется! Я иногда поражаюсь тому, что человечество сумело расселиться почти по всей Галактике. Ведь оно ничему не учится и постоянно повторяет прежние ошибки! Война… Надо же, через столько лет опять опасность гражданской войны! Просто не верится… – Он помолчал, вернулся в кресло, отхлебнул коктейль «Милый Джон». – Хороший коктейль, – похвалил, – надо будет, чтобы мой робот Мур научился у вашего Умника его готовить.

– О чем речь! – воскликнул Оружейник. – Умник, ты понял задачу?

– Да, – сказал Умник и покинул комнату.

– Худой мир, как говаривали в мое время, лучше доброй ссоры, – промолвил Старец. – Как Земля этого не понимает?

– Может, вы их в этом убедите? – сказал Механик. – Нас они не послушают.

– Меня тоже, – усмехнулся Старец. – Кто я для них? Не более чем свихнувшийся от старости дед – то ли легенда, то ли вообще выдумка… А мне, между прочим, триста сорок семь лет исполняется в этом году.

– Так это правда! – громко прошептал Оружейник.

– Каким же образом… – изумленно поднял брови Доктор.

– А я и сам не знаю! – махнул рукой Старец. – Живу и живу. Впрочем, есть у меня некоторые соображения на этот счет, которые я излагаю в моей книге (она скоро должна быть закончена), но это на данный момент к делу не относится. Что делать? Опять этот чертов вечный вопрос…

Старец погрузился в размышления, глядя куда-то поверх голов и прихлебывая время от времени из стакана.

Команда «Пахаря» хранила благоговейное молчание.

– Угроза, – вдруг сомнамбулически произнес Старец. Его глаза широко раскрылись – синий огонь метнулся по темным углам комнаты. – Черт возьми, ну конечно же! Внешняя угроза! – Он залпом прикончил коктейль и звонко хлопнул себя ладонью по лбу: – Как я сразу до этого не додумался! Видно, старею…

– Что вы имеете в виду? – осторожно осведомился Капитан.

– Я имею в виду, – торжественно сказал Старец, – что только внешняя угроза может объединить разрозненные племена людей в единое целое. Причем эта угроза, или, если угодно, опасность, должна быть как можно более серьезной. Желательно вообще смертельной. И опасность эту люди должны хорошо осознать.

– Вы хотите сказать… – начал Доктор.

– Я хочу сказать, – перебил его Старец, – что за неимением таковой опасности или угрозы нам ее следует создать самим. И мы ее создадим, уж будьте уверены! – И он засмеялся молодым заливистым смехом.


Председатель Правительства Земли не спал третьи сутки.

Третьи сутки пошли с тех пор, как правительства Земли, Тау Кита, Веги и Терры получили Ультиматум от неизвестной расы пришельцев из Магелланова Облака. Громадный, невообразимый военный флот из тысяч и тысяч мощных космических кораблей вторгся в Галактику Млечного Пути. Пришельцы угрожали уничтожить все живое на всех обитаемых планетах Галактики, а также и саму Землю, Тау Кита, Вегу и Терру в случае их сопротивления. В Ультиматуме предлагалось немедленно убрать из космоса все корабли, как военные, так и торговые, и сдаться на милость победителя.

Вначале думали, что это чей-то грандиозный блеф, но разведка, посланная землянами, таукитянами, веганцами и террянами, доложила, что флот пришельцев, превосходящий в несколько раз возможный Объединенный флот цивилизаций Галактического Сообщества, действительно находится на краю Галактики и в полной боевой готовности ожидает истечения срока Ультиматума. Срок истекал через двое суток.

– На связи Вега, – доложил секретарь Председателя.

Председатель торопливо нажал кнопку:

– Слушаю, Вега.

– Говорит Председатель Совета системы Вега. Только что наш народ принял однозначное решение. Мы будем драться…

– Мы тоже, – сказал Председатель Правительства Земли. – Не отключайтесь. Сейчас должна выйти на связь Тау Кита.

– Тау на связи, – доложил через две минуты секретарь.

– Слушает Земля.

– Слушает Вега.

– Высший Совет объединенных планет Тау Кита принял решение. Мы не сдаемся.

– Мы с вами, Тау.

– Вега с вами.

– На связи Терра! – взволнованно выкрикнул секретарь.

– Наконец-то, – пробормотал Председатель. – Земля слушает.

– Народ Терры, – донесся из динамика твердый голос, – сверг Временное правительство и арестовал главных сепаратистов. Мы желаем вернуться под юрисдикцию Земли. Терра не останется в стороне от общей беды. Приказывайте нашему флоту, Земля.

– Ну вот и слава богу, – впервые за трое суток улыбнулся Председатель. – Итак, Военный Совет Объединенных Сил Галактического Сообщества прошу считать открытым. Для отражения нашествия Земля предлагает следующие меры.


Экипаж «Пахаря» торчал по своему обыкновению в рубке. Корабль шел к Земле в гиперпространстве, и команда бездельничала. Капитан рассеянно листал какую-то инструкцию. Штурман в задумчивости сидел перед дисплеем бортового компьютера, Доктор в который раз перечитывал

«Трех мушкетеров» Дюма, а Механик с Оружейником сражались в нарды. Умника в рубке не было – он готовил на камбузе ужин.

– Да, – сказал вдруг Доктор, отрываясь от книги, – все-таки страшная это штука – «машина иллюзий». Старец правильно делает, что никому о ней не говорит и не раскрывает принцип действия.

– Да уж, – охотно поддакнул Штурман. – Создать у всей честной Галактики иллюзию вторжения воинственных пришельцев, это, знаете ли…

– Да и какую иллюзию! – воскликнул Оружейник. – Ведь датчики, телескопы и локаторы разведчиков действительно показывали наличие громадного флота пришельцев!


– Точно, – сказал Механик, потряхивая в кулаке игральные кости. – Если бы только визуальное наблюдение – это еще можно было понять, скажем, наведенная галлюцинация или какие-нибудь гипноволны, действующие на подсознание, а то ведь записи остались! Записи приборов, на которых видно, как весь флот одновременно взорвался!

– В двадцатом веке, – сказал Штурман, – жил один иллюзионист со странным псевдонимом Дэвид Копперфильд. Так вот он, помнится, однажды…

– Э, – махнул рукой Капитан, – стоит ли толочь воду в ступе? Все равно истины нам не узнать. Да и не нужно. Говорил же Старец, что цивилизация планеты, на которой он обитает, погибла во многом именно из-за изобретения «машины иллюзий». Она просто ушла в другой мир. В мир своих иллюзий.

– А мы? – горько спросил в пространство Доктор. – Чем, спрашивается, мы лучше? Мы тоже живем в плену своих иллюзий. Иллюзий свободы и равенства. Иллюзии приоритета разума во Вселенной. Иллюзии нашей людской исключительности, наконец. Разве не иллюзиями была вызвана проблема суверенитета Терра?

– Иллюзией она была вызвана, – сказал Оружейник, – иллюзией и решена.

– Кушать подано! – На пороге рубки возник Умник с подносом в манипуляторах. На подносе золотились янтарем пять стаканов с «Милым Джоном».

– За иллюзии! – провозгласил Штурман, беря свой стакан.

– И за реальность! – подхватил Доктор.

– И за победу человеческого разума над тем и другим! – закончил Капитан.

Этот тост экипаж «Пахаря» выпил стоя.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments