dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

40-летие падения Сайгона (Часть вторая)



Если подытожить период 1968-72 годов, то стоит назвать его…

НИКСОН И АБРАМС ВЫИГРЫВАЮТ ВОЙНУ



Уэстморлэнда на посту командующего сменил выдающийся военачальник Крейтон Абрамс (руководил армией во Вьетнаме с 1968 по 1972). Абрамс отказался от стратегии «находить и уничтожать» и предпочёл создание охраняемых периметров вокруг городов и борьбу с поставками оружия и продовольствия врага. Либеральное (в лучшем смысле слова) отношение генерала к воинской дисциплине повысило боеспособность армии и внесло спокойствие : «Меня мало волнует, что носят мои люди, бреются ли они вовремя и когда стригутся. Меня волнует их способность воевать и понимать, что требуется для победы». Стремление Абрамса сделать южновьетнамскую армию боеспособной тоже приносило результаты (тот же Бакли потом заметит, что южновьетнамцы сражались за свою свободу от коммунизма куда яростнее, чем французы — за свободу от нацизма).. Постепенный отвод американских войск проходил в общем без серьёзных проблем.К тому же генерал нашёл достойных партнёров в лице американского посла Эллсуорта Банкера и главы местного отделения ЦРУ Уильяма Колби. Разумеется, Север и Вьетконг не унимались : нападения на Юг повторялись регулярно («мини-Тет» в 1968, «Новый Тет» 1969 года или «Пасхальное наступление» 1972). Но так же регулярно и отражались.

Военные действия приходилось вести и вне Вьетнама. У американцев не было такого желания, но пресловутая «тропа Хо Ши Мина», по которой доставлялись боеприпасы вьетконговцам, шла через Лаос и Камбоджу. Поэтому появилась необходимость воевать и там. Бомбардировки Камбоджи вызвали много шума среди антивоенных истериков, однако США следовали Гаагской конвенции 1907 года. А по конвенции нейтральная сторона в военном конфликте в случае активной помощи кому-то из воюющих в этом конфликте ставит себя в положение полноправного участника. Так что операции в Лаосе и Камбодже были оправданы, хуже, что опять они не были доведены до конца, то есть та самая тропа не была полностью уничтожена. Хотя операция «Лам Сон 719» в 1971 , нацеленная на вьетконговские базы в Лаосе, нанесла врагам серьёзный ущерб, и она получила в последующих аналитических исследованиях противоречивые оценки. Историк Шелби Стэнтон как раз иллюстрирует эти противоречия : «Операция была неудачной», но боевые действия в Южном Вьетнаме резко сократились в 1971 из-за «тяжёлых потерь Севера в Лаосе и Камбодже». Поэтому результат получился всё же положительным. Вот другой историк, Льюис Сорли : «в результате операции уменьшилась тактическая активность врага, сократились вражеские поставки в Южный Вьетнам, снизились диверсионная деятельность и усилия по восстановлению коммуникаций».

Так что успехи Абрамса были очевидны. И тот же Льюис Сорли приходит к ожидаемому выводу.: «Настал момент, когда война была выиграна. Сражения продолжались, но война была выиграна. Это произошло ещё в конце 1970 после камбоджийской операции весной. В деревнях Южного Вьетнама установилось спокойствие…Войска южан были хорошо вооружены, их состав возрос».

Проблема, впрочем, оставалась : американской администрации важнее было завершить войну, но не выиграть её. Но здесь коммунисты Никсона всё же недооценили. С одной стороны, республиканский президент казался более удобным для давления, чем Джонсон. Ряд проблем в США требовал максимального внимания, а ряд разочаровавших «ястребов» действий РН (потепление отношений с СССР и Китаем) указывал на готовность Никсона следовать влиянию Генри Киссинджера (известный пессимист Киссинджер, по мнению историка Стивена Хэйуорда, вообще представлял чуждую американской политике однозначно прагматичную европейскую позицию, для которой были характерно фаталистическое спокойствие перед развитием коммунизма и отказ от идей морального превосходства). Но боец-антикоммунист Никсон никуда, оказывается, не делся. Более того, победив на выборах 1972, президент задумал масштабную реформу бюрократического аппарата, целью которой было выведение чиновников из-под партийного влияния. Вьетнам казался преградой, которую Никсон хотел поскорее убрать, но на своих условиях. Он нанёс серьёзный удар по антивоенному движению, отменив призыв (одно из безоговорочных достижений никсоновской администрации), а потом взялся за режим Хо Ши Мина.

Поэтому стоило северовьетнамцам начать затягивать переговоры и пытаться давить на США, президент отдал приказ о самых масштабных бомбардировках. В этот раз никаких джонсоновских шалостей, удары наносились по важным военным целям. Очень быстро военная мощь Северного Вьетнама была сведена к минимуму. Решимость Никсона всерьёз испугала коммунистов. И придала сил американским военнопленным. Один из них, Джеймс Стокдейл, вспоминал : «Для Ханоя это была новая реальность…Наша прекрасная Америка прислала весомое послание, а не извинения…Вид вьетнамских офицеров говорил за себя – безнадежность, сожаление, страх…воля нашего врага была сломлена». Британский военный дипломат Роберт Томпсон, внимательно следивший за ходом войны, только разводил руками : США после операции «Лайнбэкер II» могли диктовать Северу любые условия, «после 11 дней бомбовых ударов по Ханою вы победили. Это был конец».



Сегодня Голливуд - оголтело левый. А тогда он тоже был на стороне американских солдат и своей Армии.

Но опять – вместо того, чтобы окончательно раздавить Север Никсон довольствовался мирным соглашением. Впрочем, тогда оно казалось не таким плохим. Да, американцы уходили из Вьетнама, но продолжали военную помощь и оставляли за собой право вернуться в случае, если Север нарушил бы условия. Сам Никсон был готов вернуть войска : «Если Ханой не будет следовать условиям соглашений…мы ответим в полную силу». Вроде повторился вариант Южной Кореи, но очень скоро все усилия пошли прахом…

КАТАСТРОФА — 1975

Победить в 1972 Никсону отчасти помогли левые. Их кандидат-демократ Джордж Макговерн обозначил поворот «ослов» уже совсем в сторону антизападного «либерализма белой вины», так что выиграть у него шансов было меньше, чем у Джонсона или Хьюберта Хамфри (кандидата-68). Сам же РН в своём стремлении заполучить второй срок оставил партийные интересы без должного внимания. Да, были контакты с недовольными консерваторами, однако во время предвыборной кампании Никсон никак не помог республиканским кандидатам в Конгресс. Оттого и получил демократическое большинство. «Макговернизм» всё же пролез во власть. И вот уже Конгресс связывает военные полномочия президента (акт 1973 года, который Никсон безуспешно пытался остановить вето), а вот вгрызается в самого Никсона за Уотергейт (тем более что поведение президента действительно оставляло желать лучшего). Потому ставший «случайным президентом» после отставки РН Джералд Форд попал в ситуацию, когда по-настоящему помочь Южному Вьетнаму он уже не имел возможности.

Трагизм роли Форда усугубляется тем, что он был одним из самых осведомлённых о зверствах Севера политиков. В 1973 конгрессмен Форд собрал свидетельства преступлений Севера и Вьетконга, о чём и составил подробное письмо коллегам. Здесь всё : убийства, обстрелы мирных районов, больниц, центров помощи беженцам, умышленное истребление священников….И вот именно при нём Конгресс принимает решение о прекращении помощи Югу, заодно отвергнув резолюцию об осуждении агрессии Севера.. Дальнейшее известно – усиливающиеся атаки Севера в конце концов привели к падению Сайгона (30 апреля 1975 года), да и всего Южного Вьетнама. Кадры эвакуации американского посольства пополнили коллекцию антиамериканской пропаганды, а положение США в середине 70-х оказалось действительно шатким. Ещё недавно (в 1973) на себе испытавший помощь американцев Израилю во время Войны Судного Дня сирийский диктатор Хафез Асад теперь открыто спрашивал, когда США вслед за Южным Вьетнамом сдадут Израиль (помните слова Кахане? Боевой раввин всё точно предвидел).
Радовались как раз коммунисты, диктаторы и их левые пособники в самих США. Победившим коммунистам и как раз пособникам адресуем следующую главку рассказа под названием…

ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПНИКИ

Воспитанные антиамериканской пропагандой могут спросить : а где Сонгми? Удовольствия мне этот эпизод не доставит, но напомню, почему нет.

В марте 1968 отряд лейтенанта Уильяма Колли надо было снимать с передовой и давать солдатам передышку. Они после серии боевых операций были на грани физического и морального истощения. Постоянные атаки вьетконговцев (от мин-ловушек и снайперов погибло 42 подчинённых Колли) ухудшили психологическое положение, в результате объектом атаки стала деревня Сонгми. Жертвами отряда Колли оказались по разным данным от 347 до 567 мирных жителей. Однако на что стоит обратить внимание. Незаконные действия отряда пресекли сами американцы. Колли предстал перед судом. И – трагедия Сонгми была единичным явлением (любое правонарушение в американской армии разбиралось и даже за не столь серьёзные преступления солдаты и офицеры оказывались под судом; в армии коммунистов количество осуждённых равно нулю).

Легенд и мифов о жестокости американцев было множество. Но они опираются либо на голливудские байки, либо на постановочные фото (помните сбрасываемых с вертолётов пленных? – как раз такой случай), либо на заведомую ложь (россказни уволенного из армии подполковника Энтони Херберта о якобы виденных им зверствах). Более того, усилиями американцев потери среди мирного населения вообще были сведены к минимуму. Для сравнения – 42% от общего числа потерь во Второй Мировой и 30% во Вьетнаме.

Зато преступления коммунистов как-то мало вспоминают. Ну ладно, массовые чистки перед наступлением 1968 – коммунисты любят друг друга уничтожать, это их единственный плюс. Но забыты и жертвы Хюэ того же 1968, забыты жертвы издевательств в северовьетнамских тюрьмах.

Мои дополнения про преступления коммунистов:


Подпись под этой фотографией в ВИКИ: "Похороны трех тысяч неопознанных жертв в Хюэ.

Вот здесь о том, что произошло в Хюэ.
https://en.wikipedia.org/wiki/Massacre_at_Hu%E1%BA%BF

Несколько слов из русскоязычного варианта ВИКИ об этом:

ВИКИ:
Всего в массовых захоронениях в Хюэ и его окрестностях было найдено около 2800 человек.
Несколько американских авторов (в частности, Гюнтер Леви в книге «Америка во Вьетнаме») ссылались на трофейный вьетнамский документ, где говорилось, что в Хюэ были уничтожены 2700 чиновников, полицейских и «деспотов». В двух официальных вьетнамских исследованиях боевых действий в провинции Тхыатхиен признаётся факт массовых убийств, хотя одно из этих исследований («Театр военных действий Читхиен—Хюэ во время победоносной войны Сопротивления против американцев и за спасение нации») утверждает, что убийства осуществлялись местным гражданским населением, которое взяло в руки оружие и принялось уничтожать «реакционеров», «предателей» и «вражеских секретных агентов».
Т.е. если в Сонгми было убито 567 человек, в Хюэ - почти 3 тысячи.

А вот про другую резню, в Дакшоне:

ВИКИ:
Массовое убийство в Дакшон — массовое убийство мирного населения коммунистическими партизанами в ходе Вьетнамской войны, произошедшее в 1967 году.

Деревня Дакшон была расположена в Южном Вьетнаме, в 120 км северо-восточнее Сайгона. В конце 1967 года здесь проживали беженцы-монтаньяры, прибывшие сюда с территорий, контролируемых Национальным фронтом освобождения Южного Вьетнама (Вьетконгом). Они отказались от требования НФОЮВ вернуться на старое место жительства и предоставить рекрутов для участия в войне против южновьетнамского правительства и его союзников во главе с США. В ночь на 5 декабря деревня была атакована несколькими сотнями партизан НФОЮВ. Используя огнемёты, они подавили сопротивление деревенского отряда самообороны. Находившиеся поблизости южновьетнамские подразделения не смогли оказать помощь деревне. Всего в ходе боя и последующих расстрелов было убито 252 мирных жителя Дакшон; около 100 человек партизаны насильственно увели с собой. Пропавшими без вести числились 500 человек, часть из которых бежала в джунгли, а часть погибла.



Вот это фотография убитых Вьетконком крестьян Дакшона.

Мало кого из обличителей США заботит и тот факт, что после ухода американцев и падения Сайгона коммунисты Индокитая за два года истребили больше людей, чем убили все годы войны.

Американская армия поставляла в Южный Вьетнам предметы первой необходимости, солдаты помогали строить общественные здания и рыть колодцы. Коммунисты расстреливали и массово отправляли в «лагеря перевоспитания» южновьетнамцев. Они могли строить только лагеря, рыть только могилы и экспортировать тоталитаризм. Многие погибли, спасаясь бегством от коммунистов (здесь снова вспомним фотографа Адамса – его снимки спасающихся «лодочных людей» заставили в 1977 президента Картера дать им убежище; отказываясь от славы автора «Казни в Сайгоне», сам Адамс говорил, что именно снимки «лодочников» стали «единственным достижением в моей карьере»). Наконец, коммунисты в Камбодже устроили террор, о котором знают, но боятся почему-то признать, что они был коммунистическим.

Немного о Камбодже. О преступлениях тамошних марксистов с Потом во главе написано немало. .Потом коммунистический Вьетнам якобы навёл там подобие порядка, дав возможность левым отмахнуться от проблемы. И лишь немногие, например, французский философ-антикоммунист Жан-Франсуа Ревель не уставали напоминать : «тех, кого ханойские власти посадили править в Пномпене в 1979, они защитили от международного суда…да, вьетнамцы и их камбоджийские союзники не истребили четверть населения, как это сделал Пол Пот. Но их методы истребления и порабощения, пусть менее видимые, были не менее отвратительны…создание «нового человека» через политическое промывание мозгов…репрессии против диссидентов принимают форму тысяч арестов в год».

И про тюрьмы. При помощи братьев по разуму, то есть кубинских инструкторов, северовьетнамские коммунисты вступили в серьёзную конкуренцию с нацистами и японцами времён Второй Мировой по уровню жестокости в обращении с военнопленными. Лишь два факта : когда Дэвид Хоффман отказался встречаться с группой американских «борцов за мир» и рассказывать им о великодушии коммунистических тюремщиков, его повесили за сломанную руку. Джон Маккейн (да, тот самый) тоже отказался от подобной встречи. Ему сломали руку, ногу и несколько рёбер…А «борцы» ещё долго будут нести чушь о «человеколюбии» и «великодушии» коммунистических тюремных надзирателей.

Разумеется, «борцы за мир» тоже попадают в категорию военных преступников. Антивоенное движение вообще стало серьёзным виновником Второй Мировой, террора во Вьетнаме и Камбодже, многочисленных злодеяний коммунистических режимов, роста исламского терроризма и нынешнего безобразия на Ближнем Востоке. Отчасти помогали средства из СССР или арабских нефтяных держав, отчасти – просто глупость. Отсюда открытая помощь врагам США и нежелание властей поставить левых активистов 60-х на один уровень с нацистскими пособниками. И это не было бы нарушением демократических основ, но простым следованием Конституции. Она, напомню, определяет измену как «ведение войны против Соединённых Штатов или присоединение к врагу, оказание ему помощи и поддержки». Именно этим и занимались джейн фонды, томы хэйдены и иже с ними.

Что касается конституционного замечания о «минимум двух свидетелях», то здесь их куда больше. Когда в 1975 при получении «Оскара» продюсеры документального фильма «Сердца и умы» говорили о «скором освобождении Вьетнама», то это, прямо скажем, звучало как призыв к «освобождению Британии» гитлеровцами в 1940. Хотя…голливудские коммунисты 30-х так и думали, но всё же не получили возможность открыто озвучивать подобное (спасибо комитету Мартина Дайса). Что подтверждает приводившуюся выше мысль о родстве «старых» и «новых» левых.
Вот и полковник северовьетнамской армии Буй Тин подтверждает : «Антивоенное движение было важнейшей частью нашей стратегии».

Кинематографисты пошли ещё дальше, создав свою собственную «войну во Вьетнаме», мало похожую на реальную. По замечанию британского военного историка Эндрю Робертса, они просто использовали войну для реализации собственных садистских фантазий. И после всего этого не стоит удивляться тому, что образ американской военной операции во Вьетнаме определяется леволиберальным истеблишментом. Но попробуем подвести итоги без его влияния.

ЗАБЫТЫЙ ПОДВИГ

А за результаты американской армии нужно сказать спасибо. И чтить ветеранов вьетнамской войны так же, как и ветеранов Второй Мировой, Кореи или Ирака.

Реальная картина стала ясной позже. Да, политики наломали дров и многое испортили, их можно и нужно критиковать за недостаточную веру в свою армию. Но даже при этих проблемах американцам удалось остановить коммунистов. Короткий период пошатнувшегося американского престижа (о нём выше) не смог отменить главного – измотанные войной коммунисты не смогли распространить влияние по региону. В 1985 сингапурский лидер Ли Куан Ю указал : американские усилия во Вьетнаме помогли странам региона собраться с силами и не дать коммунистическому проникновению развиться. Как добавляет истории Стивен Хэйуорд, «коммунистические террористы в Азии оказались истощены…режимы перегрызлись, как Вьетнам и Камбоджа в 1978, потом последовали и стычки с Китаем…сегодня нищета Вьетнама и Северной Кореи контрастирует с преуспеванием региона».

К счастью, сами американцы, прошедшие Вьетнам, сохранили самоуважение, несмотря на травлю в Голливуде и СМИ. Они отрицали левые мифы, так как знали правду о потерях (вопреки заверениям мифотворцев об огромном количестве жертв среди чернокожих солдат и выходцев из бедных семей 70% погибших были белыми добровольцами из среднего класса), о соотношении добровольцев и призывников (8 720 000 и 2 215 000), а главное – о своей роли. По опросам уже 80-х, 91% ответили, что они горды своей службой. 74% довольны временем в армии. Двое из троих, даже зная об итогах войны, не отказались бы идти во Вьетнам.

Сын генерала Абрамса очень не любил покровительственного отношения к своему отцу (выдающийся военачальник умер в 1974, не дожив до падения Сайгона) со стороны прессы. Дескать, да замечательный человек и военный, но не на ту войну попал. Абрамс-младший, сам военнослужащий, отвечал : «Отец так не считал. Он думал, что вьетнамцы стоили нашего участия в войне».

Ну, а закончу я цитатой из Рональда Рейгана. Это речь 1980, когда преобладало негативное отношение к войне. И многие политологи сочли, что речь могла подорвать шансы РР на выборах. Как мы знаем, политологи опять опозорились. А слова Великого Коммуникатора остаются лучшим подведением итогов вьетнамской войны и предупреждением для политиков будущего : «Слишком долго мы жили с «вьетнамским синдромом». В основном он был создан северовьетнамскими агрессорами…Они десять лет повторяли, что агрессоры-империалисты это мы. У них был боевой план. Победить на улицах Америки и в наших СМИ, так как они не были в состоянии победить на полях войны. И нам всё время повторяли, что мир настанет только когда мы перестанем вмешиваться. Пора признать – наше дело было благородным. Маленькая страна, едва освободившаяся от колониализма искала нашей помощи в установлении самоуправления и защиты от тоталитарного соседа, жаждавшего завоеваний. Мы позорим память 50 000 молодых американцев, погибших во имя благородных целей, когда говорим о своей вине, будто совершили нечто дурное…Урок Вьетнама для всех нас – если случится война, надо иметь волю к победе или не будет воли к миру. И давайте пообещаем тем, кто воевал – мы никогда не станем просить молодых людей сражаться и умирать в войне, которую наше правительство побоится дать им выиграть».

Иван Денисов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments