dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Похвальное слово Дмитрию Быкову и Тамаре Катаевой.

Бывает же такое, и писать умеет и ноги потрясающей красоты.


Сегодня отвлекусь от моих песенных и политических пристрастий последних лет и вернусь к привычной для меня в девяностых и в начале двухтысячных теме, литературе.
Несколько лет назад я купил Быковского "Пастернака" и с интересом прочел.
После этого я поставил в ЖЖ кое-какие заметки об этой книге и несколько отрывков из нее. Тогда ее в Сети не было, я открывал книгу и оттуда набирал текст.
Вот здесь это все находится, и мои заметки и обсуждение.
http://dandorfman.livejournal.com/4792.html
Но туда можно не ходить, потому что я дам оттуда большой кусок, кусок в котором я излагаю основную претензию к книге Быкова.
Вот он.
==============
Главной идеей этой большой как в прямом так и в переносном смысле книги Дмитрий Быков сделал идею о том, что все
творчество Бориса Пастернака и его стихи и его роман, это поиск Бога. Это интерпретация Слова Божья, это донесение Бога до его читателей. Это разговор с Богом. В общем, все тексты Пастернака, это тексты христианина.
Православного христианина. Последнее я подчеркиваю, потому что некоторые ищут абстрактного Бога, Бога вообще, а не Бога какой-то конкретной конфессии. Пастернак не таков. Иудейского Бога он не приемлет, только Иисуса Христа.
И большая часть книги Быкова посвящена именно этой сверхзадаче. Иногда даже Дмитрий Львович действует так же агрессивно, как и преподаватели Марксизма-Ленинизма. Он чуть ли не вбивает эту идею о Пастернаке-христианине в мозги читателей. Такая вот Вера главного героя в принудительном ассортименте. И именно потому что книга, в основном, именно об этом написана, я не верю, что Быков прав. Даже если в жизни, реальный Борис Леонидович Пастернак только и делал что искал или прятал Бога в своих стихах и в своей прозе. Когда мне это вдалбливается почти на каждой из 880-ти страниц текста, я этому верить отказываюсь. Сам Быков много раз по поводу и без повода утверждал, что он - верующий человек. И в этом я Быкову не верю, слишком он суетен и тщеславен, чтобы быть искренне верующим. Искренне верующие люди в реальной жизни себя не ведут так, как ведет себя Быков.
Быков усердно старается сделать Пастернака православным, потому что он старается и себя в глазах его читателей сделать православным. Его мысль проста - если поверят в Пастернака-христианина, поверят и в меня. Я - тоже талантливый поэт. Я тоже пишу романы. Ну и я тоже верю в господа нашего, Иисуса Христа.
Да, он признает, что в церковь Пастернак не ходил, таким он был христианином.
Но вот железный аргумент в глазах Быкова подтверждающий христианство Пастернака, кроме его стихов и романа.
Оказывается, про иудаизм он ничего не знал и не хотел знать. Зато Евангелие знал наизусть.
В отличие от Мандельштама, который по мысли Дмитрия Львовича был, как раз, иудеем.
И здесь я перейду к еще одному пункту, который в книге мне не понравился. Еврей Пастернак жидов не любил.
Под "жидами" понимая тех, кто "понаехал" из местечек в Москву после Революции. Быков много раз цитирует подлинные слова Пастернака про "жидовню" которая все захватила, приехав из своих бердичевых и вообще про жидов, которые не дают ему спокойно жить и творить. Сталин ему давал спокойно жить, а вот "жиды" - нет.
Я верю в то, что Пастернак все это говорил и писал. Но я бы не хотел, чтобы все это цитировалось в книге о великом поэте. Я бы этот ограниченный антисемитизм Пастернака воспринял как причуду гения и не выпячивал ее.
А Быков - выпячивает. Зачем? Опять же потому, что сам Быков - полуеврей, неоднократно писал что и он "жидов" не любит. И меня он относил к жидам, а не евреям, потому что я не всегда был согласен с тем, что он пишет и говорит в Сети. И советовал мне писать только для "Социалистического Житомира", так он остроумно называл газету "Новое Русское Слово", старейшее издание Америки на русском языке. Ему казалось, что "Социалистический Житомир", это очень остроумно. Разумеется и Быков, как и его герой Пастернак, ограниченный антисемит. Те, кто чурается местечка, т.е. настоящих корней евреев Восточной Европы, евреев - ашкенази, для меня вне всякого сомнения - антисемиты, даже если они не полуевреи, как Быков, а полные евреи. Про русских, которые чураются своих деревенских корней и народной русской культуры я тоже могу сказать, что они - русофобы.
Таким человеком, вполне возможно действительно был Пастернак, но слишком уж навязчиво об этом пишет Быков.
Опять же, так навязчиво, что я ему скорее не верю, чем верю. Итак, все-таки меня эта книга не порадовала полностью. Потому что ее основную идею, "Пастернак - православный, не любящий жидов, я не разделяю".
Более того, я в нее, несмотря на многочисленные цитаты, попросту не верю. Пастернак был великим поэтом.
Его христианство, это прежде всего христианство с поэтическим лицом, т.е. это такая ересь, которая его настоящим христианином не делает, скорее, наоборот. Скажу больше, все гении не могут быть искренне верующими уже хотя бы потому, что считают себя равными Богу. Об этом, кстати, у Быкова в книге есть. Но это уже гордыня, а не Вера.
Вот такие невеселые мысли у меня возникли когда я дочитал эту очень интересную книгу.
Написана она, разумеется не зря. Основная идея - ложная, но это не мелкая а Большая Быковская Ложь. Ложь талантливого человека.
==================
Знаете, тогда, больше трех лет назад, я защищал Пастернака от Быкова, т.е. я считал, что несмотря на цитаты из Пастернака, где Борис Леонидович плохо отзывается о понаехавшей жидовне, Быков явно захотел больше о себе, чем о Пастернаке написать.
Но... сегодня мое мнение изменилось, Быков достаточно точно показывает отношение Пастернака не только к "понаехавшей жидовне", но и к еврейству в целом.
Я тогда не читал очень интересной статьи об отношении Пастернака к евреям, вот этой.
http://7iskusstv.com/2010/Nomer1/Gordon1.php
Статья эта исчерпывающе доказывает, что великий поэт ненавидел свое собственное еврейство и часть этой ненависти переносил на народ, к которому принадлежал. В статье цитируются собственные высказывания Пастернака на эту тему и куски из "Доктора Живаго".
Очень рекомендую ее прочесть, она интереснее, чем то, что пишу я.
Быков на гораздо более примитивном уровне в последние годы все это повторяет  вслед за Пастернаком.
Ну и по поводу "понаехавшей жидовни" Быков тоже прав, Пастернак ее действительно не любил.
Наверное, для Пастернака таким понаехавшим, с неистребимым одесским акцентом, (по Быкову, Пастернаку и Дине Рубиной - местечковым акцентом, хоть одесский акцент сильно отличается от акцента тех, кто, скажем вырос в белорусском местечке, но столичные жители разницы не слышат) был некто Дзюбин, тот, кого мы знаем как Эдуарда Багрицкого.
Этот Дзюбин, мало того, что говорил с одесским акцентом, (а с каким акцентом ему говорить, если он вырос на Молдаванке?) так еще взялся переводы делать, понаехав в Москву из местечковой Одессы. В книге Тамары Катаевой, которую я только что прочел, достаточно четко показано, что основные деньги Пастернак зарабатывал переводами, а зарабатывать ему надо было много, он кормил большую семью и не одну. Собственные стихи почти не давали денег, переводы были основным заработком.
И тут этот местечковый Багрицкий. И, что характерно, Багрицкий переводил гениально. Пастернак это должен был понимать.
Да Вы и сами знаете его переводы, например поэму Бернса "Веселые нищие", именно оттуда строчки:

И я была девушкой юной
Сама не припомню - когда
Я дочь молодого драгуна
И этим родством я горда.

Кстати, послушайте эти прекрасные стихи в песне, которую поет Доронина.
 

Ну и "Птицелов".

Так идет веселый Дидель
С палкой, птицей и котомкой
Через Гарц, поросший лесом,
Вдоль по рейнским берегам.

"Птицелова", во многих источниках называют стихотворением Багрицкого.
Более того, Валентин Катаев в знаменитом мемуаре «Алмазный мой венец» где действуют в качестве героев все литературные знаменитости двадцатых, но они зашифрованы какими-то кличками, а не названы их настоящими именами, называет Багрицкого именно "Птицеловом", по названию этого стихотворения.
Но ведь это все-таки перевод, перевод из Гейне.
При всем уважении к Пастернаку у него бы ни Бернс, ни Гейне так как у местечкового Багрицкого, не получились бы.
Так мог написать только одессит. Конечно, если он - гений. Но Багрицкий был гением.
И вот такие местечковые, понаехавшие Багрицкие, они ведь кусок хлеба отбирали.
Я бы тоже на месте Бориса Леонидовича их возненавидел.
Впрочем, Пастернак перевел "Фауста" и "Гамлета", и своими переводами закрыл тему. Новые переводы "Фауста на русском не понадобятся. И "Гамлета" - тоже. Лучше, чем Пастернак уже никто не переведет.

Кстати, Дмитрию Львовичу чуть полегче, чем было Борису Леонидовичу. Его местечковые конкуренты из Одессы, Черновиц, Киева, Харькова, вместо того, чтобы понаехать в Москву, предлагая свою писанину, и мешать самому Быкову зарабатывать деньги, свалили в дальнюю провинцию, совсем глухие местечки, типа Иерусалима, Мельбурна, Ванкувера, Сан-Франциско и Бостона.
Из этих местечек до Москвы три года скакать надо, и то, если попадется конь, способный переплыть Индийский или Атлантический Океан.
Ну и хорошо. Нечего местечковым ему глаза мозолить в Столице Мира, городе Москве. Во всяком случае, Быковского мира.
Впрочем, на него не угодишь, он добрался до местечковых в Израиле и устроил тем, кто его захотел послушать, выволочку, потому что жидовня скопилась в Израиле без его быковского поэтического разрешения и одобрения.
Он считает, что ей там делать нечего, а Израиль надо закрыть как неудачный проект. Полностью в этом вопросе солидаризуясь с товарищем Халедом Машалем, недавно тепло принимаемом в столице быковского мира.
Ладно, давайте временно отвлечемся от воспоминаний о предыдущем "Пастернаке", "Пастернаке" Быковском и посмотрим на нового "Пастернака", Катаевского, вернее "Другого Пастернака". По сравнению с Быковским он действительно другой.
Но меня не очень в данном контексте интересует сам Пастернак, мне была интересна эта книга. Она просто хорошо написана.
При этом, Тамара Катаева в начале скромно сообщает, что "книга основана  на опубликованных материалах". Чуть ниже добавляет «Автор не проводил самостоятельных исследований, не привлекал для написания книги неопубликованных материалов и устных свидетельств.»
Я в начале, когда это прочел, решил, что эта книга просто компиляция из цитат, не более, даже сомневался буду ли я ее читать.
Оказалось, что несмотря на обилие цитат, самое интересное в книге - текст самой Катаевой. Да, она цитирует. Но, кроме того,  она и смеется и плачет вместе со своими героями. Она как будто бы проживает жизнь вместе с ними. Она - неравнодушна. И слог ее, это слог неравднодушного человека. Яркий и талантливый слог. Так что мне ее было интересней читать, чем многочисленные цитаты, которые она приводит. Я даже некоторые цитаты пропускал и искал ее собственный текст.
Процитировать Катаеву здесь я хочу частично и по быковскому поводу.
Несмотря на то, что я часть своих претензий к Быкову в этом тексте снимаю, соглашаясь с ним там, где раньше спорил, Тамара Катаева точно и убедительно показывает насколько легковерен Быков, когда верит тем, кто пишет о формальном провославии Пастернака, т.е. о том, что его крестили еще когда он был ребенком. Поэтому я хочу привести большую цитату из Тамары Катаевой, которая полностью опровергает веру Быкова и его единомышленников в то, что Пастернака кто-то крестил в детстве. Заодно, полюбуйтесь тем, как легко, свободно и талантливо пишет Тамара Катаева. Напомню, еще, что Евгений Пастернак, о котором идет речь в цитате, подготовивший Полное собрание сочинений Б.Л.Пастернака - его сын.
(Еще я похвалю собственное трудолюбие: в Сети этого отрывка из книги нет, я его набираю сам, страницы 348-349)

"Няня, крестившая его, считала, что ангел хранитель помогает ему все запомнить (Там же. Стр.206)"
(Пастернак Б.Л. Полн. собр.соч. Т.10 Стр.46).
"Там же" в данном случае, очевидно обозначает воспоминания Крашенниниковой. Хоть кавычки в конце предложения не закрываются, а следующая фраза начинается так" "По просьбе Пастернака Крашенниникова достала". Т.е. текст уже явно не из крашенниковских воспоминаний, раз она названа в третьем лице, безграмотное употребление запятой(с этим - беда: "После смерти отца,(запятая!) в 1918 г. они с матерью переехали в Германию" (Там же. Т.10. Стр. 416). Жэковская табличка, прикрученная к стенке лифта:"После нажатия кнопки, двери закрываются автоматически") указывает так же на то, что этот текст не из профессионально подготовленной книги, но важно не это. Важно - отсутствие комментария о няне-крестительнице, даже если такой версии своей конфессии, кажется, придерживался и сам Евгений Пастернак. Видно он сам никого не крестил и организацией крещения не занимался (крестины - в определенные дни, по предварительной договоренности). А свидетельство о крешении видел? Там прописаны отец, мать, их звание, вероисповедование, адрес, состоят ли в браке. И - восприемники. В каких-то исключительных случаях крестят без таких формальностей. Но это не в Москве и не в девятнадцатом веке (может в Киеве, на горках, за тысячу лет до этого никто никого не спрашивал), когда благообразная нянька приводит с улицы барчука определенного, судя по внешности, происхождения.
Если она заявит, что нашла дитя на улице, его не крестить бросятся, а велят отвести в участок, а если нянька сообщит, у кого она служит - даже не у выкрестов,- это просто невероятно, чтобы священник не побеспокоился о тех совершенно неминуемых и серьезных неприятностях, которые он за свою апостольскую самодеятельность будет иметь. Если же нянка, влекомая тем не менее каким-то невиданным порывом, решила бы поступить с ребенком, как Анатоль Курагин с Наташей Ростовой, и крестить его тайно, за большие деньги (этот пусяковый вопрос опустим), то ее бы, как и Курагина Долохов предупреждал: "Узнается дело, тебя ведь под уголовный суд отдадут".
Господа чеченцы или евреи, мои читатели!
Чтобы вы сказали (или сделали), если бы в один прекрасный день вернулись с работы домой и ваш умытый и накормленный нанятой вами няней ребенок, хорошо одетый и причесанный, рассказывая о проведенном без вас дне, между отчетом о секции восточной борьбы и посещении логопеда, сообщил вам, что он, ваш и вашей чеченки (еврейки) жены сын и внук ваших родителей, - теперь является православным христианином?

Я полностью согласен со всем, что написано Катаевой в этой цитате, кроме самого последнее ее абзаца, к сожалению, довольно много господ-евреев придут в восторг, от того, что их ребенка крестили, даже без их ведома. Такие нынче господа-евреи пошли.
У нас в Америке они голосуют за Обаму, а в России они крестятся и крестят своих детей. Не потому, что они верят именно в христианского Б-га, а потому что это так, по их мнению, шикарно - креститься.
Впрочем, не только в России, у нас в Бостоне приход вечно пьяненького отца Романа, попика церквушки, которая в Розлиндейле, почти на сто процентов состоит из этнических евреев. Когда я случайно подслушал разговор двух дам вполне характерной внешности, но в белых платочках, они ожидали отца Романа, чтобы приобщиться к его мудрости, задав ему несколько теологических вопросов, я потом долго смеялся, правда, внутренним смехом. Чтобы не привлекать внимания. Но это уже совсем другая история.  


 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments