dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Уголок антисемита - 5. (Enough is enough)




ПОСЛЕСЛОВИЕ

(Пояснение редактора : Андрей Буровский женат на Елене Викторовне — еврейке)

От меня много раз требовали совершить насилие над сыновьями: вывезти их в Израиль, и дело с концом!

— Вы их отец и обязаны!..
Я вам ничем не обязан.

— Но у нас же полагается! У нас национальность по матери!
— А у моего народа две тысячи лет, как патриархат. Парни носят мою фамилию, и решать их судьбу буду я.

В этом месте собеседник начинал орать и плеваться, хватался за сердце и печенку.

Я же использовал власть главы семьи очень просто: я дал возможность сыновьям сделать выбор самим. Мои мальчики росли, имея возможность сравнивать… и выбрали. Самое обидное, наверное, как раз в том, что я давал парням полнейшую возможность выбирать. Вранье, подтасовки фактов, попытки “фильтровать информацию” делались не с моей стороны, а как раз со стороны родственников жены. Я-то не боялся выбора, потому что преимущество было на моей стороне, а не на стороне местечковых лавочников, вообразивших себя интеллигенцией.

Результат: мой старший сын вырос законченным безбожником и космополитом, как и полагается физику-теоретику.

Младший столь же кощунственно растет самым обычным русским мальчишкой, без малейших симптомов еврейскости.

И это тоже источник еврейского идеологического разочарования. В России — этой ужасной, недостаточно интеллигентной стране! — ассимилировались, в ее народ канули без следа самые умные, самые смелые, са мые честные евреи. Они стали русскими, и мы считаем их своими братьями, уже сами не очень различая, с каким акцентом говорили чьи именно прадедушки.

Самые красивые и самые умные еврейские девушки, потряхивая чудными еврейскими косами, вышли замуж за этих лучших евреев или вообще (страшно подумать!) за русских.

Кто-то наверняка сочтет мою книгу “недостаточно объективной”. Ответ очень простой: докажите! Не выкрикните, не провизжите, не тявкните, как Д. Маркиш на Солженицына, а докажите. Одна из сторон в конфликте выглядит у меня как-то не очень привлекательно, но в моей ли подаче тут дело? Булгаков честно пытался написать “Белую гвардию” объективно, не занимая позицию ни белых, ни красных. Не его вина, что пьяный дворник или петлюровский пан куренной как-то проигрывают Най-Турсу и Алексею Турбину. Он-то писал как раз объективно, Михаил Афанасьевич. Сделай он петлюровцев хоть в какой-то степени ровней русской интеллигенции — тут-то и получилось бы необъективно и лживо.

Так же вот и здесь: не я тому виной, что серьезные люди из евреев не пошли даже в певцы национального ренессанса, а уж тем более не пошли прыгать в утопию. Что Бабель и Безыменский вызывают дрожь отвращения, что рассуждения Н. Мандельштам это рассуждения инопланетного существа, моя ли вина? Скорее я соврал бы, сделай Багрицкого ровней Гумилеву, поставь на одну доску Свердлова и Деникина. Объективность как раз в том, что люди эти очень, очень разные. Во всех отношениях.

Может быть, считать всех людей равными — это антисемитизм. В этом случае я антисемит.

Может быть, предъявлять ко всем равные требования — антисемитизм? Тогда я тоже антисемит.

Конечно же, я отрицаю за евреями расовую, религиозную или любую другую исключительность. Если из этого следует, что я антисемит,— пожалуйста, но тогда антисемит — это вообще всякий порядочный человек.

Если не любить дикое мужичье, претендующее на роль светоча мира, нечистоплотных и неумных люмпенов,— антисемитизм, то и это мое “иррациональное заболевание”. Дураков не люблю. Умных — очень. Независимо от национальности.

Мне не нравятся деклассированные и денационализированные элементы — и для евреев я не делаю исключения. А что, обязательно надо делать?

Если антисемитизм — отсутствие какого-то особого интереса к евреям, то и тут я тяжко виновен. Потому что, написав последние две книги, я исчерпал свой интерес к гонимому племени, и явно надолго. Может быть, я еще переработаю одну из этих книг. Может быть, займусь тем, до чего не дошли руки сейчас: Государством Израиль, тайнами кровавого навета”, кое-чем иным. Но, скорее всего, вообще не вернусь к еврейской тематике никогда.



Послеслесловие публикатора.
Это по-научному, а по-простому, вот что я имею сказать:

Эксперимент закончился неудачей. Только 2 комментария на весь обширный материал. Сам я комментировать разоблачения Буровского не хотел, думал, что кто-то заметит кое-какие несоответствия в труде уважаемого красноярского ученого-историка. Ну раз не заметили, значит он прав, а я просто придираюсь (мысленно, разумеется, я своих придирок не выложил)
Поздравим Буровского с удачным показом ничтожного в лучшем случае, и вредного в обычном случае вклада ужасных евреев в великую русскую историю, литературу и искусство.
Так нам, евреям, и надо. Во всяком случае, Вы, мои читатели, именно так оценили труд Андрея Буровского. Молчание - знак согласия!
А читатель, как и клиент, всегда прав.
Ну а я этот эксперимент, неудачный для меня, но удачный для господина Буровского завершаю. Что ж, бывает и так.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments