dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Последнию виртуальную корку отбирают.


На экране - режиссер спектакля Билли Портер, о котором идет речь в рецензии. Именно этот видеоролик поставлен в "Бостон Глоб" вместе с рецензией.

Прошло всего два дня с тех пор, как мы прорываясь сквозь сугробы и увертываясь от возмущенно гудящих машин, прорвались на Colored Museum, a мой френд из Москвы уже нашла в "Глоб" рецензию на этот спектакль и перевела ее. При том, что я сам написал свои немудренные впечатления здесь:
http://dandorfman.livejournal.com/661606.html
И еще. Фильм "Изюминкa на солнце" со знаменитым Сиднеем Пуатье в главной роли шел в советском прокате.
И я должен был о нем знать и помнить:
http://www.kinopoisk.ru/film/20572/
Но я совершенно не понимал, что спектакль пародирует именно "Изюминку на солнце". Благодаря переведенной рецензии, я понял откуда ноги растут.

Вот так у меня отбирают виртуальный хлеб далекие френды.
Почаще и побольше бы таких отбираний. Спасибо kva_batrahos!
Оригинал взят у kva_batrahos в Рецензия на спектакль "Цветной музей", из Бостон Глоуб

Из Бостон Глоуб

http://www.bostonglobe.com/arts/theater-art/2015/03/05/skewering-racial-stereotypes-huntington-colored-museum/DVhunbQBPKhkpfXmViLWjP/story.html

Шпильки в бок расовым стереотипам[1] в «Цветном музее»

Автор Джереми Д. Гудвин, корреспондент Глоуб, 5 марта 2015

В репетиционном зале на втором этаже совсем рядом с театром BU на Хантингтон авеню, группа афро-американских актеров пародирует знаковое произведение афро-американской литературы. И это невероятно смешно.

Предмет пародирования – пьеса Лоррэйн Хэнсберри 1959 года «Изюминка на солнцепеке»[2], пьеса о жизни черной семьи, произведение, к которому относились с таким же почтением, как к священной корове. В ревизионистских импровизациях[3] под названием «Цветной музей», вышедших из под пера Джорджа С Вулфа, пьеса-оригинал, в переосмысленном варианте представлена \скетчем\ «Последняя пьеса про Маму-на-диване».

Актриса Капатия Дженкинс играет мудрую и умудренную матриархиню намеренно пережимая, так что внимание зала все время приковано к ней. Кен Робинсон, играющий ее сына, ходит по сцене, и сердито настаивает, что в центре данного эпизода должен оставаться он, с его собственными переживаниями и бедами.

Когда повествователь – который говорит с невероятно жеманным британским акцентом, чуть приправленным черными диалектизмами – вмешивается, чтобы вручить Маме приз за ее исполнительское мастерство, весь репетиционный зал так и взрывается хохотом.

Режиссер Билли Портер, 45 лет, который и руководит этой веселой репетицией, первый же и смеется.

«Цветной музей» был написан афро-американцем, и предполагает, что все участники спектакля будут черными. Портер, который завоевал премию Тони за актерскую игру в мюзикле «Несуразные сапоги»[4], тоже черный. Самокритичность, вмурованная в саму основу глубоко-сатирической пьесе Вульфа, вложена была в произведение с самыми лучшими намерениями, однако не могут ли возникнуть определенные сложности в связи с тем, что белые зрители сидят в зале, и, в сущности, смеются над «Изюминкой на солнцепеке»?

«Нет», быстро отвечает Портер, одновременно пережевывая салат – в ходе разговора, который имел у нас место ранее в маленьком кабинете, расположенном неподалеку от репетиционного зала, чуть дальше по коридору, «это не просто спектакль, демонстрирующий стереотипы черных. Это – про то, откуда все пошло. И вот так вот мы воспринимаем это теперь, так где же выходит твое место? Мы всаживаем шпильки[5] в стереотипы. Но в стереотипах всегда есть правда, и порой мы даем задний ход, отдаляясь от них, потому что неловко себя рядом с ними чувствуем.»

Предварительные просмотры спектакля Хантингтонской театральной труппы «Цветной музей» начнутся в пятницу, и будут продолжаться до 5 апреля.

Пьеса Вульфа представляет собой череду из 11 маленьких пьесок-«виньеток», которые играют подряд, как одноактное представление. Пьески-виньетки представляют зрителю как экспонаты в некоем музее афро-американской истории в которых старые стереотипы и обросшие седой бородой \шаблонные\ образы доведены до крайности. В одной язвительно высмеивается якобы идеальный образ жизни, как его изображают на глянцевых страницах журналов для «черного дерева». В другой недвусмысленно проводится намек, что все современные мюзиклы с участием только черных актеров – это современные воплощения все тех же, по выражению Вульфа, «негрских скоморошеств»[6]. Сатира показывает весьма нешуточные клыки в первом скетче, в котором автор пробегается по вехам «черной» истории, с эпохи рабства и до наших дней, и который имеет форму приветственного слова, которое держит стюардесса авиалиний \перед пассажирами\.

В этом скетче «стюардесса» с самым веселым видом подбивает зрителей к заявлениям вроде «Я не буду бунтовать». Портер говорит, что пьеса по сути своей предполагает, что зрители ее будут испытывать иногда некоторую неловкость.

«Я не хотел создать у своих зрителей ощущение, что они, хотят ли, нет ли, а обязаны со-участвовать, но и с крючка их отпускать тоже не хотел. Спустить с крючка – это значит, что весь вечер сидишь в темноте. А свет иногда зажигается,» говорит он. «Приходится смотреть на своих соседей рядом, и испытывать некоторую неловкость, связанную с данным моментом.»

(подпись под фото: режиссер Билли Портер)

Портер и внешне выглядит точь-в-точь так, как должен выглядеть вдумчивый режиссер наших дней: он носит шляпу набекрень, водолазку поддетую под свитер на молнии, и пижонские очки. К нынешним спектаклям он, можно сказать, готовился 28 лет. Впервые экземпляр «Цветного музея» попал ему в руки в старших классах школы, вскоре после премьеры пьесы, состоявшейся в 1986 году. Один из скетчей, монолог трансвестита, «дрэг квин», по имени мисс Рой, стал для него открытием. Перед ним был персонаж, который, как и он сам, был и черным, и гомосексуалистом, и при том этот персонаж изображался не клоуном, и не злодеем. Такое сочувственное изображение \определенных явлений\ было большой редкостью как для театра, так и других медийных жанров, вспоминает Портер. Он читал этот монолог на прослушиваниях при поступлении в школу драматического искусства при Университете Карнеги - Меллон[7]. Вульф должен был стать его наставником.

Будучи молодым актером, Портер добился определенного успеха в Нью-Йорке в качестве актера подменяющего состава в спектакле «Мисс Сайгон»[8], а затем в возобновленном в 1994 году «Бриолине»[9]. Но он отработал 15 лет, живя за счет незначительных ролей, и за это время весьма отточил свое мастерство и как актер, и как режиссер – и научился не только реализовывать себя как творческая личность, но и отыскивать все новую работу. Были моменты, обещавшие прорыв, но все равно, как он сказал Нью Йорк Таймз, дело кончилось тем, что он собрался объявлять себя банкротом[10] в 2007 году.

Затем пришел черед «Несуразных сапог». Он сыграл одну из главных ролей, роль трансвестита Лолы, и роль эта принесла ему награду Тони как лучшему актеру в мюзиклах в 2013 году; а весь актерский состав удостоился премии Грэмми за музыку, выпущенную отдельным альбомом. С тех пор он был все время очень занят, даже когда еще продолжал играть на бродвейской сцене. У него есть своя собственная[11] пьеса, «Пока я еще жив», которую поставили на сцене вне Бродвея[12] в этом сезоне, и он должен будет появиться в эпизоде «Прямая трансляция из Линкольн центра» на PBC в апреле. (Еще раньше он написал автобиографический мюзикл «Суперзвезда гетто», который шел в Нью-Йоркском Публичном театре.) Сейчас он ставит «Цветной музей» в Хантингтоне, так как у него тянется трехмесячный перерыв, после которого он снова вернется к «Несуразным сапогам».

«Я благодарю Бога за то, что я снова что-то значу, и людям снова интересно послушать то, что я хочу сказать,» говорит он, «потому как очень, очень долгое время никому это не было интересно.»

Питер ДеБуа, художественный руководитель Хантингтона, познакомился с Портером когда оба они были в постоянной труппе Публичного театра, в котором Вульф долгое время заправлял всем. Вульф сам поставил концертную версию «на-один-вечер»[13] «Цветного музея», и между делом заметил ДюБуа, что неплохо бы когда-нибудь снова поставить спектакль по пьесе. Прошло много лет, и вот Портер оказался той самой идеальной кандидатурой, которой следовало возглавить проект.

«Билли очень много знает о тексте Джорджа на личном уровне, знает о его политических взглядах, его чувстве юмора,» говорит ДюБуа. «Кроме того, эта пьеса – сущее пиршество для актеров с обостренным чувством театрального, а Билли как раз такой актер. Так что у него язык \пьесы\ идет на автомате, и он может им поделиться[14]

Как и у ее режиссер, у Ремы Уэбб, участницы актерского состава насчитывающего пять человек, имеется своя, глубинная связь с этой пьесой. Она вспоминает, как мать водила ее на спектакль в Питтсбурге. «Вот тогда и зародилась моя безумная любовь к этой пьесе», говорит она. «Сейчас у нас есть и «Книга Мормонов», и «Южный Парк», и множество других площадок, на которых можно разыгрывать преувеличенные[15] пародии с тем, чтобы обозначить свою позицию по общественно-значимому вопросу. А в те времена ничего такого в помине не было. Я ничего подобного никогда не видала.»

Несмотря на всю общественно-политическую нагруженность[16] и все моменты \предполагающие\ конфронтацию, Портер особо подчеркивает, что его спектакль «сделает свое дело» только в том случае, если зрители на нем будут смеяться.

«Должно возникнуть такое чувство, чтобы хотелось пуститься в пляс прямо вдоль по улице, изгоняя по ходу своих личных демонов,» говорит он. «Гоните их всех прочь! Чтобы можно было прожить свою жизнь свободно и во всей полноте. Это в сущности – положительный посыл. Что бы там ни пережили мы прежде как культура, мы продолжаем делать это. Вот про это и пьеса.»

Загляните за кулисы Хантингтонского театральной труппы: (видео)

Подпись: Джереми Д. Гудвин (и почтовый адрес для связи)





[1] Хотела избавиться от мерзкого слова «стереотип», потом обнаружила статью в Википедии http://en.wikipedia.org/wiki/Stereotypes_of_African_Americans и решила, пущай здесь будут «стереотипы», ладно уж

[2] Название, как я понимаю, происходит вот отсюда :«Что происходит с мечтой, которую пришлось отложить? Может, она высыхает, как изюминка на солнцепеке?» Лэнгстон Хьюз; про саму пьесу http://en.wikipedia.org/wiki/A_Raisin_in_the_Sun

[3] revisionist riff

[4] как следует из Википедийной статьи http://en.wikipedia.org/wiki/Kinky_Boots_%28musical%29 kinky boots это мюзикл, основанный на британском фильме 2005 года, который был основан на эпизоде ТВ сериала, который был основан на реальных событиях – истории владельца маленького семейного обувного производства, который, чтобы спасти свое дело от разорения, был вынужден перейти на выпуск «несуразных», не сказать крепче, сапог на высоких каблуках для мужчин, не столько обувь, сколько предметы, в которые рядятся, и его взаимоотношениях с его новой клиентурой

[5] буквально – «насаживаем на вертел», но так уж очень кровожадно звучит, смысл-то - высмеиваем

[6] на самом деле «кун шоу» http://en.wikipedia.org/wiki/Coon_song причем что такое «кун» coon не очень ясно, но это – точно не сильно уважительное прозвище, и оно точно относилось только к людям определенной расы

[8] мюзикл на основе «Мадам Баттерфляй» Пуччини, но действие перенесено в 1970ые http://en.wikipedia.org/wiki/Miss_Saigon

[10] filing for bankrupcy

[11] He had an original play produced…я так поняла, что речь о его собственной пьесе, которую он сам написал

[12] off-Broadway

[13] one night reading

[14] So he’s got an automatic language he can share

[15] heightened

[16] socio-political import


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments