dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Это были их песни. (окончание)

(Памяти далеких и близких)

В Одессе по-прежнему поют на идиш. Правда, только в театре.

Последнюю главу своего проекта я хочу посвятить только песням. Рассказывать о своих близких я больше не буду. Хоть я постараюсь вспомнить песни, которые пели именно они.
Или, во всяком случае, напевали.
Но я еще хочу сделать вот что: в последней главе, мне бы хотелось показать уже исполнителей, которые жили или живут на нашей с Вами Родине, а не в Израиле и не в Америке. Потому что все предыдущие главы у меня преобладали израильтяне и американцы.
Больше всего - Хава Альберштайн, которая родилась в Польше. Еще была Лимор Шапира, она - сабра, родилась в Израиле.
Еще были Майк Берстин и Брюс Адлер - американцы. В начале проекта, если кто помнит, "Штил ди нахт" (Ночь тиха) пела Хана Рот, израильтянка. Кстати, прекрасно пела. Конечно, Сестры Эндрюс и Сестры Берри. Они тоже из Америки, хоть... папа Клары и Мины - из Киева, но обе сестры родились в Америке.
Поэтому, я решил что в этой главе я попробую ставить музыкальный материал только с теми исполнителями, родной язык которых все-таки не иврит и не идиш и не английский, а русский. Даже ссылки буду давать на тех, кто говорил хотя бы в детстве, на русском.
Хоть петь они будут на идиш. Впрочем, поставлю в качестве исключения и одну песню на русском.
Несколько слов не о песнях, а об их авторах, великой четверке авторов песен, которые известны всем евреям, помнящим, что им пели мамы или бабушки.  Это Иосиф Румчинский, Александр Ольшанецкий, Шолом Секунда и Аба Эльштейн.
Почему я именно их выделяю? Потому что выделяю их не я, а музыковеды, пишущие о еврейских композиторах в Америке.
Вот здесь
http://www.milkenarchive.org/artists/artists.taf?artistid=321
названы именно они, цитирую:

Among the significant composers and conductors associated with Second Avenue Yiddish musical theater at its zenith—a list that includes a great many onceprominent names that are now no longer so widely remembered—Joseph Rumshinsky (1881 [1879?]–1956), along with Sholom Secunda, Alexander Olshanetsky, and Abraham Ellstein, is always considered one of the "big four" in aggregate achievement as well as undiminished fame.

Об Эльштейне и Секунде я уже писал, когда писал о Сестрах Берри и Сестрах Эндрюс. Ну и их песни тоже показывал.

Ну а сейчас вспомним песни еще двоих, не менее талантливых и известных авторах еврейской песни, чем Эльштейн и Секунда.
Один из них Александр Ольшанецкий, родился в Одессе в 1892 году. Здесь же получил музыкальное образование, закончил гимназию и работал в оркестре Одесского Оперного Театра.
Потом он оказался в Харбине, откуда в 1922-м году и уехал в Америку.
Вот как он выглядел.



Именно Александр Ольшанецкий сочинил песню, которую напевал мой отец и напевала моей жене в детстве ее мама, т.е. моя будущая теща Люба, о которой я уже писал раньше.
Это песня называется Их хоб дих цу фил либ (Я люблю тебя так сильно)
Эту песню пели, как и Ба мир бис ду шейн на разных языках. Больше всего на английском. (I love you much, to much.)
В Сети есть исполнение на английском Кони Фрэнсис, суперзвезды моих любимых шестидесятых. Кони Фрэнсис, не еврейка, она - американка итальянского происхождения. Поет она эту песню не только на английском, один куплет она поет на идиш.
Но я вам обещал только русскоязычных исполнителей, т.е. наших евреев, а не каких-нибудь заморских. (впрочем, мы уже тоже заморские)
Представляю с гениальной песней Александра Ольшанецкого замечательных девушек из Киева, Ирину Гехт и Регину Рабинович.
(Во всяком случае, в начале девяностых они пели и играли в Киевском Еврейском театре, запись - начала девяностых)


Звук, правда, не очень, да и изображение - тоже, но... все равно слышно, что поют они хорошо.

Хороший звук - там где поет Ефим Александров, но, если хотите, сами его послушайте, сюда я его поставлю с другой песней.
http://www.youtube.com/watch?v=vlKIRhqhud0

Следующая песня, точно так же известна многим и ее тоже напевали и мне и моей жене в детстве.
Она написана еще одним выходцем из Российской империи, он родился в местечке под Вильно, Иосифом Румчинским.
Он вот так выглядел:


Она называется "Шейн ви ди левонэ", (Прекрасна как луна.)
Эту песню тоже пели на разных языках. Но на идише ее почему-то взялась петь еще и Мила Йович. Вообще-то у нашей голливудской звезды мама - из Киева, но родной язык мамы все-таки русский, а не идиш. Ну разве что бабушкин родной язык был идиш.
Но, честное слово, лучше бы не бралась. Более отвратительного пения в жизни своей не слышал. Хоть... Мила конечно красива и талантлива, это да. Но петь она не умеет совершенно.
Можете сами убедиться, т.к. она на мамину половину - наша:


В Сети есть конечно отличное исполнение сестр Берри и много других вариантов.
Но я искал кого-нибудь из наших и мне почему-то больше всего понравились сестры Аня и Катя Казанские.
Правда, опять же звук неважный. Тем не менее, они такие замечательные, что можно потерпеть.
При взгляде на каждую из них так и хочется сказать:
- А Шейне Пуным!
А вот при взляде на Милу Йович, почему-то не хочется. Несмотря на то, что мама у нее из Киева.


Мой новый френд, бард из Ханты-Мансийска, который поет на идиш, Илья Верховский, писал об этом песне в своем ЖЖ.
И привел ее полный текст. Можете взглянуть.

http://ilya-verhovsky.livejournal.com/86742.html

Следующий коллектив, который я хочу представить, называется уже совсем по-русски, во всяком случае первое слово его названия - русское и очень знаменитое, "Волга". Полностью они себя зовут Wolga-Klezmer, т.е. "Клезмеры с Волги".
Коллектив, по-моему, замечательный, а его руководитель Александр Родин, опять же по-моему гениальный кларнетист.
Среди моих френдов есть lubotsky Дмитрий Лубоцкий, саратовец. Сейчас, кажется, Дмитрий живет больше в Москве, но он, судя по его ЖЖ, патриот Саратова. Поэтому, ему будет приятно узнать, что Александр Родин - тоже саратовский. Он закончил Саратовскую консерваторию, играл в Саратове сам и в составе групп, которые он организовывал. Может быть даже Дмитрий и  Александр - знакомы.
Я здесь ставлю только песни, но в Сети есть несколько роликов, где записан только оркестр Wolga-Klezmer, без вокала.
Там Александр совершенно гениально солирует и импровизирует на кларнете. Так что "Клезмеры с Волги", по-моему, супер!
Как сказали бы сетевые завсегдатаи, "Саратов жжот!"
Но жжот он уже не в Саратове, а в Германии, отсюда и название на немецком. Сейчас "Клезмеры с Волги" как их боевые предки пришли от берегов Волги на берега Одера и Рейна. Они с большим успехом выступают перед немецкой аудиторией и побеждают ее снова, на этот раз своей игрой и пением. Недавно я видел этих ребят в программе "Evronews". У них там есть культурный блок, и там был сюжет об оркестре Родина. Видно, что они становятся популярны и известны во всем Евросоюзе. Так что саратовские далеко пошли.

А пока, послушайте очень известную песню котороую они назвали "Аз дер ребе лахт, лахн але хасидим", которую поет Светлана Рабинович вместе с "Клезмерами с Волги".
Сам Родин с кларнетом - справа. Потом он же танцует. Правда, я не совсем понимаю, почему они начинают с того, что хасидим смеется.
В оригинале, сначала хасидим поет, "Аз дер ребе зингт". Именно так и песня называется. Ну ладно, хотели со смеха, тоже не страшно.

Вот еще одно исполнение этой песни, солистка Барбара Баранова. Очень интересное исполнение, поют прекрасно. В этом исполнении  видно именно вокальное мастерство, оркестра там вообще нет.

Следующая песня, которую я хочу показать, меня потрясла. Нет, сама песня очень хорошая и тоже очень известна и ее тоже пели нам наши мамы и папы, а Вам, может быть, ваши бабушки и дедушки, но я говорю не о песне, я говорю об ее исполнении.
Меня потрясло исполнение. В первый момент я решил, что это поет Эдит Пиаф. Но... с чего бы это Эдит Пиаф петь на идиш?
Когда видеоролик закончился, я увидел в титрах имя исполнительницы, ту, которую я принял за Эдит Пиаф, зовут Маша Иткина. Она - москвичка, артистка Театра Марка Розовского, во всяком случае, была ею в 1991-м году. Из всех исполнителей, которые я сегодня Вам показал, Маша с этой песней, по-моему, номер один.
Но потом, когда я начал выяснять откуда взялся этот голос и это исполнение, оказалось, что здесь замешан другой человек, человек Вам хорошо знакомый. И когда мы послушаем песню, я Вам процитирую рассказ его вдовы, как появилось это чудо, иначе я не могу определить альбом, напетый Машей. Кстати, очень талантливый видеоряд, обратите внимание.
А песня, дорогие друзья, я надеюсь, Вам достаточно хорошо известна. Это "А бисиселэ мазл" (Немного счастья)

Я считаю, что эта песня звучит как минимум не хуже песен Хавы Альберштайн.
Ну а теперь процитирую рассказ о том, как появился альбом с этими песнями и в этом исполнениями.

Эта запись пролежала на полке в нашем архиве более десяти лет. Идея создания авторских обработок еврейских песен появилась, как часто бывало в жизни Микаэла Таривердиева, из кинематографа. И с кинематографом же она была связана.
В конце восьмидесятых - это было время надежд и возникновения множества проектов - режиссеру Инне Туманян предложили снять фильм о судьбе еврейской певицы. Фильм, конечно, должен был быть музыкальным. Эту работу Инна Туманян предложила Микаэлу Таривердиеву, своему другу и соавтору нескольких фильмов.
- Причем я и еврейские песни, - удивился Микаэл Леонович. Он задал режиссеру вопрос, который задавали потом ему неоднократно, и, уверена, будут задавать и после выхода этой записи.
Ответ Инны Туманян был прост:
- Буду работать только с тобой. Лучше тебя с певицей никто не справится.
И это было правдой. В кинематографической, музыкальной среде ходили легенды о работе Микаэла Таривердиева с Аллой Пугачевой, да и с певицами вообще.
Так что сначала в этой истории появился композитор. Потом стали искать певицу, которая подошла бы для этой роли в кино. Ею оказалась Маша Иткина, тогда - актриса Театра у Никитских ворот, руководимого Марком Розовским.
Потом, параллельно написанию сценария, которым занимался Олег Дорман, начался поиск музыкального материала. В наш дом принесли горы пластинок, пленок, нот с записями еврейских песен. Известных и неизвестных, авторских и народных. И было отобрано то, что должно было войти в фильм. Всего - 12 номеров.
Началась работа с материалом и с исполнителями. Микаэл Леонович принял необычное решение: певица должна была петь под аккомпанемент не типичный для еврейской музыки - под аккомпанемент двух гитар. Он работал с Машей Иткиной по нескольку часов в день. Он опустил ей голос на октаву ниже и "вытащил" совершенно потрясающий тембр, о котором сама певица и не подозревала.
- Ты поешь не своим голосом, - убеждал он ее в процессе работы. Пригласили педагога по идишу и ивриту, чтобы произношение было безупречным, чтобы певица точно осознавала что и о чем поет, чтобы она почувствовала фонетическую выразительность слова, особенность вокальной фразы.
Так, в течение полугода, рождался вокальный цикл авторских обработок еврейских песен. Не аранжировок, а именно авторских обработок. Микаэл Таривердиев выстраивал музыкальный материал под себя, под свое авторское слышание и ощущение. Можно даже сказать видение. Потому что многое для него оживало в этих музыкальных картинах. Так плач Иеремии встал в один ряд с песней о судьбе маленького человека Абраши.
Песни разного времени и разных авторов он сплавил в поразительную драму. Он очистил многочисленные наслоения, нанесенные временем и бытом, проявил их подлинно общечеловеческий смысл. Он возвысил их, вернее, вернул им их внутреннюю возвышенность.
Запись вокального цикла была осуществлена в первой тон-студии "Мосфильма".
Звукорежиссером этой записи был Юрий Рабинович, давний друг Микаэла Таривердиева, человек, работавший с ним над "Иронией судьбы". Это была одна из последних его записей.
Но съемки фильма о еврейской певице так и не состоялись. Осталась только эта запись - уникальная работа нескольких людей. Она долго лежала на полке. Ее слушали разные люди, оказывавшиеся в нашем доме. Люди из разных стран, евреи и не евреи, музыканты и не музыканты. И на всех она производила глубокое впечатление, даже тогда, когда слушатели не понимали слов.
Потому что есть в этой музыкальной истории, не снятой в кино, но оставшейся на пленке, какая-то особая страсть, подлинность того, что существует поверх национальной принадлежности, свобода. Сюжет, понятный без слов.

Вера Таривердиева

Я обязательно раздобуду этот альбом. В Сети я его не нашел пока. Но я закажу и мне пришлют.
Судя по этой песне, Микаэл Таривердиев сотворил чудо, вместе с Машей и всеми кто принимал участие в создании этого альбома.

Я написал вначале, что как исключение, поставлю песню на русском языке. Выполняю свое обещание. Песня на русском языке, но называется она "Шалом". И поет ее та, кто известен Вам под именем Жасмин.
Жасмин - горская еврейка из Дербента. Ее настоящее имя - Сара Львовна Манахимова. Она очень долго не пела на сцене ничего, что как-то может показать ее еврейские корни и нервничала, когда ее об этом просили. Я сам ее по телефону попросил в прямом эфире спеть какую-нибудь песню горских евреев, когда она приезжала на гастроли в Америку. Она ответила очень агрессивно:
- Я на эту тему говорить не хочу и петь ничего подобного не буду.
Но... Жасмин повзрослела и что-то поменялось в ее жизни. Поэтому она теперь не стесняется петь песню с название "Шалом"

Мой проект о песнях на идиш подошел к концу. Он начался отсюда, с песни Гирша Глика, это была песня партизан.
http://dandorfman.livejournal.com/59736.html
Ну а закончить я хочу все-таки мирной свадебной песней, той песней, которую тоже многие из вас слыхали.
Во всяком случае, если вы были хоть на одной еврейской свадьбе, вы ее слышали. Подпеваейте, ее принято петь хором, потому что она называется Ломир але инейным (Давайте все вместе)
Поет Ефим Александров.

Tags: Это были их песни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments