dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

С собой взяла "Поэзию скальдов"...



Заголовок моей записи, это наш новый внутрисемейным мем.
Мем - сравнительно новое слово, поэтому на всякий случай даю ссылку на пояснение:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D0%BC
Мы его теперь довольно часто употребляем в наших разговорах.
Чтобы понять, что он значит в контексте, расскажу о небольшой прочитанной на днях книжке. Нельзя сказать, что эта запись - о литературе. Она скорее о квазилитературе, но "когда б вы знали из какого сора..."

Вот мы и мемом обзавелись благодаря этой книжке. Если он Вам понравится, можете тоже взять его на вооружение.

Теперь цитирую весь абзац, откуда взята фраза заголовка. Книжка называется - "Изнанка веера". Страница 19.

За время сборов переделала все свои театральные костюмы, а подруга подарила мне обтягивающее платье для консумации.
С собой взяла "Поэзию скальдов", запас писчей бумаги и несколько авторучек - чтобы в Японии не тратиться.

Сама книжка - это документальный очерк о нелегком труде российских девушек древнейшей профессии в Японии.
Они правда туда едут о контракту как танцовщицы в ночных клубах.

Но сами понимаете, одним танцем сыт не будешь. Основные деньги они зарабатывают именно древнейшей профессией, находят себе там богатых спонсоров.

"Консумация",
если это слово незнакомо читателям моего ЖЖ (мне оно во всяком случае знакомо не было) как раз объясняется на обложке другой книжки Андреевой, той обложке, которую я поставил в заголовке моей записи.
Это именно, "как раскрутить клиента на бабки."
Но если это происходит в ночном клубе, речь не идет об элементарном трахе. Просто сексуальный танец и игривая беседа должны клиента убедить заказать дорогой напиток или каким-либо иным образом потратить деньги в заведении. Ну а по поводу траха, об этом тоже в книге есть, правда все это стыдливо прикрывается дружбой с богатыми японскими "папиками", которым за шестьдесят.

Мое отношение к проституции как к профессии, в основном, положительное. Если девушки защищены законом, хорошим медицинским обслуживанием и профсоюзом, все это скажем есть в Германии, то oни сами, хоть и нелегким физиологически и психологически трудом неплохо зарабатывают, не особенно рискуя и выполняют достаточно важную функцию в социуме. Неудовлетворенные мужчины это потенциальный источник непрерывного разлада в семье и, скажу больше, некоторые именно на почве сексуальной неудовлетворенности становятся революционерами-террористами. Все эти шахиды, герои джихада, если бы у них было все хорошо по этой части, никого бы не взрывали и не расстреливали. Таково мое мнение. Т.е., работа эта важная и очень нужная обществу. Увы, там где она не легализована, она опасна для работниц сексуального труда и становится источником нелегальных, криминальных денег для организованной преступности.

В Америке есть места, где проституция легализована, скажем в штате Невада. Я как-то читал интервью с бандершей, т.е. с хозяйкой Дома Свиданий в Лас-Вегасе, вернее, в его пригороде. Она специализируется на чистой публике и рекламирует свое заведение, как место встречи интеллектуалов и интеллектуалок. Ее девушки все с высшим университетским образованием, есть даже одна - ПиЭйчДи, других не держит. Они общительны и способны поддержать любую интеллектуальную беседу, знают все от Бебеля до Бабеля. Половина клиентов, по ее наблюдениям, вообще сексом с ее девушками не занимаются. Поговорят, выпьют бутылку шампанского и... все. Им этого достаточно. Хороший разговор с красивой женщиной им важнее секса. Правда, ее заведение очень дорогое. Те, что подешевле, девушками с университетским образованием не обеспечивают.
Часть девушек на самом деле - замужние женщины с детьми. Мужья в курсе, но... работа есть работа, тем более, безопасная и хорошо оплачиваемая.
Клиентов без справок от врача и поверхностного медосмотра к девушкам не пускают.

Ну и кроме специфики сексуального труда меня вообще интересует производственная тематика, т.е. люди в деле, которым они зарабатывают на жизнь.
Сексуальная индустрия, если она организована правильно и легальна, это тоже производство, а не криминал. Производство, где результат - хорошее психическое здоровье его клиентов. Одно время я читал сугубо производственный блог, который наверное знаком всем постоянным пользователям ЖЖ, Живой Журнал "Проститутки Кет".
Она как раз без эротики, вернее внешние эротические подробности были, но они на меня никакого эротического воздействия не оказывали, потому что были написаны именно технологическим языком, описывала будни профессии. Но потом я решил, что пишет все-таки не реальная труженица сексуальной индустрии, а коллектив литераторов, причем - разнополый, некоторые записи по косвенным признакам выглядели как написанные мужчиной, и мне стало неинтересно, хоть тексты были в основном качественные. Сейчас я не читаю этот ЖЖ.
И все же, какое это все имеет отношение к мему в заголовке?
А вот какое. "Проститутка Кэт", хоть это все-таки по моему мнению команда анонимных литераторов, не изображала из себя большую интеллектуалку и интеллигентную девушку. Она ничуть не стеснялась того, что она - блядь, что это ее профессия и ею она зарабатывает хорошие деньги.
При этом она писала на хорошем правильном русском языке свои записи, без грамматических и синтаксических ошибок.
Т.е., вне всякого сомнения у нее или у них было высшее гуманитарное образование. Но никаких пастернаков и другую травку автор блога не цитировала, а так же не вспоминала о поэзии скальдов и специальности, которую она получила в университете. Это честный и разумный подход.
Если она рассказывает о нелегком и (в России) очень опасном труде в сексуальной индустрии, то "Скальды" и "Пастернак" тут ни при чем.
Хочешь поговорить о скальдах и их поэзии, заведи ЖЖ под другим ником и ищи желающих общаться на эту тему. Ну а в один вареник скальдов и будни проститутки танцовщицы в японском ночном клубе лепить не надо. И вот, когда кто-нибудь лепит такой интеллектуальный вареник, мы и говорим сейчас:

Взяла с собой "Поэзию скальдов".

В качестве приложения предлагаю вам самое начало этой книжки, язык вполне стыдливый, никаких интимных подробностей и мата. Так что дамам и детям до 16-ти читать можно.

Юлия Андреева
Изнанка веера
(Приключения авантюристки в Японии)


Перевернутая страна



С чего все началось

Не могу сказать точно, что было отправной точкой. Всякое дело, как известно, начинается с начала, но только не мое. Тут, скорее, не начало, а самый настоящий крах. Шел 1999 год, страна никак не могла придти в себя после дефолта, а я скрепя сердце пыталась сводить концы с концами и не думать, вообще не вспоминать, что отобрал лично у меня проклятый денежный кризис.
А отобрал он, как тогда казалось, будущее: издательство, в котором я должна была написать серию книг – оно обанкротилось; театр – до дефолта я могла позволить себе роскошь работать в нем бесплатно, а теперь пришлось уйти, переквалифицировавшись в танцовщицу, выступающую во второразрядных ночных клубах.
Идея поехать за границу с тем, чтобы танцевать там и заниматься консумацией, давно уже будоражила воображение, но всякий раз, когда я готова была подписать контракт, случалось НЕЧТО!
Где-нибудь в Германии или Люксембурге пропадала знакомая девушка, и убитые горем родственники не знали что делать. Другая была подсажена на наркотики и по возвращению домой наложила на себя руки, третья сделалась проституткой и бросила в России трехлетнюю дочь.
Все это начисто отбивало желание искать приключения на свою задницу где-нибудь за границей.
Но вот настал день, когда я поняла, что больше не в состоянии бороться за каждую копейку, ожидая в любой момент отказа.
Посмотрела на себя в зеркало: 29 лет – ни мужа, ни детей, ни средств к существованию. Ни-че-го. Все, что я делала до этого, никому не нужно…
Значит придется подыскать нечто новое.
Я стояла перед зеркалом и смотрела себе в глаза.
«Тебе почти тридцать, ты – молодая, красивая, талантливая – и не можешь обеспечить себе достойную жизнь? Да что там себе – даже своей матери?! И что будет дальше, когда ты постареешь, подурнеешь или того хуже – поглупеешь? Как ты собираешься сводить концы с концами?!»
Отражение молчало, слез не было, они застряли в горле болевым комом.
Что делать? Думай, или достойно уйди. Миру не нужна глупая, слабая неженка. Думай или уступи дорогу тем кто идет следом.
Что делать?! Наугад я открыла газету «Из рук в руки» и прочла выделенное жирным шрифтом объявление: «Требуются девушки до 30 лет для работы танцовщицами в ночных клубах Японии».
Мой выбор был сделан.



Призма авантюризма

На кастинг съехались около пятидесяти девушек, многие из которых уже работали в Японии и готовы были снова ринуться в бой.
– Что там за работа? – спросила я самую бойкую говорливую деваху.
– Да зашибись, подсаживаешься к клиенту за столик и трещишь без умолку. Чума! Терпеть не могу танцевать, зато потрепаться…
– Так разговаривать-то нужно на японском. А если его не знаешь?
– Без языка ничего не заработаешь. Да ты не бойся, все поначалу в одинаковом положении. Жизнь заставит – выучишь…
В общем, выиграла я тогда кастинг… Почему я? А черт его знает, понравился танец или мордашка, хотя мне кажется, что я просто не могла не выиграть и все тут – решение принято и отступать было некуда.
Сейчас, по прошествии времени, после девяти месяцев, проведенных, в общей сложности, в Японии, – жуть какая – девять месяцев, родить за это время можно, – так вот, после всего этого твердо могу сказать одно: Япония – магическая страна, она войдет к тебе в душу и боком выйдет.
Япония не пускает к себе ненужных ей людей, и решительно пинает в спину всякого, кто хоть на йоту приблизился к ее тайне. Япония – это Япония.

За время сборов переделала все свои театральные костюмы, а подруга подарила мне обтягивающее платье для консумации.
С собой взяла «Поэззию скальдов», запас писчей бумаги и несколько авторучек – чтобы в Японии не тратиться.
Еще две девушки, отправляющиеся на гастроли вместе со мной, мало что смыслили в танцах, и я решила, что это будет моим козырем. Если не смогу быть полезна в работе с клиентами, стану менять программу каждую неделю и продержусь.
Я покидала Россию с тяжелым сердцем. В ушах все еще стоял плач по затерявшимся в европейских барах танцовщицам, а ведь меня тоже могут накачать наркотиками или, скажем, продать в публичный дом.
Насчет наркоты не знаю – не пробовала, а вот проститутку из меня никто не сделает, усмехнулась я самой себе. Легче пристрелить, чем уговорить. Плавали, знаем. Буквально за год до этого ездила вместе с шоу и даже одна-одинешенька на крайний Север – осваивала просторы необъятной родины. Тамошние паханы – это вам не вежливые японцы, да и Воркута с Колымой – не Нагоя, где я должна была теперь работать. Осталась жива. Так что двум смертям не бывать – прорвемся.

Контракт на работу в Японии (см. Приложение) сам по себе представлял некое произведение искусства: «Японская фирма (название), именуемая в дальнейшем „А“, с одной стороны, и артист, именуемый в дальнейшем „Б“, с другой стороны…».
Это выразительное «Б» говорило о многом, о чем не хотелось даже думать. Дальше шли общие сведения и условия: место работы, название клуба, профессия. В графе «профессия» у всех стояло: «артистка балета». Любопытно, что некоторые из этих новоявленных балерин в жизни не танцевали иначе как на дискотеках, они ехали работать хостесс (подробнее см. главу «Хостесс»).
Работать предполагалось 90 дней, по окончании этого срока контракт мог быть продлен на такое же время.
«Ежемесячный гонорар „Б“ составит столько-то японских йен. В случае переработок „А“ выплачивает „Б“ за каждый час соответствующее вознаграждение».
Я пробежалась по пунктам запрещающим работать в других клубах, и сулящих медицинскую страховку, остановившись на любопытной информации: «А» несет материальную ответственность (выплата денежной компенсации) в случае смерти «Б» или в случае полной либо частичной утраты им трудоспособности в период действия контракта. Размер денежной компенсации определяется в каждом конкретном случае по решению уполномоченных на то организаций Японии. Это не распространяется на случаи, когда увечье или смерть «Б» является результатом сознательного действия «Б». На случай кончины «Б», «А» обеспечивает за свой счет отправку тела и имущества родственникам «Б».
Живо представила, как семья получает мои останки и невольно поежилась.
– Нельзя ли убрать этот пункт? – спросила я у администратора. – Не хочу возвращаться домой в цинковом гробу, не мой стиль.
Оказалось что нельзя. Но зато с этого момента я поняла, что если вдруг скопычусь в Японии, мои близкие получат ДЕНЬГИ! А значит поездка пройдет не совсем безуспешно.
И, наконец, последний довод в пользу Японии – я всегда любила японскую литературу и мечтала оказаться на родине Сей-Сенагон, Акутагавы, Эйдзи Ёсикава, посмотреть на Киото, прогуляться вдоль Сирокавы, посетить храмы и монастыри. И вот теперь мечта должна была сбыться. И эта мысль была, пожалуй, приятнее прочих.
Да. Так уж получилось, что в Японию, страну моей мечты, в первый раз я летела под знаком смерти. Одно из двух: либо я, либо какая-то часть меня должна будет в этой поездке погибнуть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments