dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Антон ЧеКов. Часть Третья. (Отвлечемся от французских новостей)


Мартин Моран гениально исполнил свой монолог в бостонском спектакле. Он в этом монологе показал себя актером мирового уровня. Я ничего подобного не видел и не слышал, даже Высоцкий в "Гамлете", так не потряс меня, как Мартин Моран. Человек, имени которого я вообще не знал до этого зимнего вечера, теперь мой любимый театральный актер, я теперь буду искать спектакли, в которых он участвует и стараться на них попасть. Он еще и драматург и преподаватель актерского мастерства, а не только актер.
К сожалению, я не нашел ни одного видеоролика, где он играет на сцене. Но я нашел просто ролик, где он рассказывает о своих собственных пьесах.



Посмотрите хотя бы на то, как он это делает.

И все же. Несмотря на гениальную игру Морана, главное в этом спектакле все-таки сам текст.
Независимо от постановки в самых разных американских театрах, (где сильнее, где - слабее) сама пьеса мне показалась гениальной.
Она - вполне на уровне чеховских пьес. Если честно, я смотрел ее с большим интересом, чем чеховские.
Несмотря на обилие прямых цитат из Чехова, несмотря на "Вишневый сад" ("ten or eleven cherry trees") Несмотря на "Дядю Ваню", Соню, одну из сестер, Машу из чеховской тройки, Нину из "Чайки" и весь прочий антураж, это не Чехов, это Анти-Чехов. Почему, объясню позже.

А пока - несколько фотографий.

008-1
Во время спектакля фотографировать запрещено, впрочем, декорации тоже запрещено фотографировать. (Но я нарушил запрет)

004-1
Чтобы пресекать и вообще на случай посещения спектакля неадекватными эмигрантами из России, при входе стоит полицейский.

001-1
Эта девушка в дубленке при входе в театр Вам, тем, кто давно читает мой ЖЖ, мне кажется известна и в другой одежде, начиная с открытого купальника на острове Сен-Томас.

007-1
В фойе висела красивая фотография автора с его высказыванием о пьесе.

009-1
А это просто пример аудитории. Аудитория была от шестидесяти и старше. Молодежи было мало, увы.


Я нашел видеоролик с кусочком монолога Вани. Разумеется, этот исполнитель в миллион раз слабее Морана, тем не менее, посмотрите.
Я этот кусок перевел для тех, кто не улавливает английский текст:

(VANYA is fed up with Spike, but he’s also upset about the weather,
about losing the house, about his life, and about so many awful changes
in the world and country. He explodes, his thoughts are almost ahead of
him.)
VANYA: WE USED TO LICK POSTAGE STAMPS BACK THEN. Obviously you’ve never heard of that. They didn’t just peel off ready made with sticky stuff on the back – the sticky stuff had to be triggered by your wet tongue. It took time. If you were sending out many letters, you could be licking postage stamps for 10 minutes or so.
We used typewriters back then. And white out for corrections. And carbon paper for copies.
We had telephones and we had to dial the number by putting our index finger in a round hole representing 2 to 0. If the number was 909-9999, it could take hours just to dial the number. We had to have PATIENCE then. And we used to lick postage stamps. It was unpleasant, but it had to be done.


(Ваня идет к Спайку, он удручен и взволнован, его ужасает потеря дома, его удручает вся его потерянная жизнь и наконец, ужасные изменения которые случились во всем мире и в Америке. Все эти мысли взрывают его мозг, они не дают ему покоя)

ВАНЯ: Мы,бывало, лизали почтовые марки в прежние времена. Понятно, что вы никогда об этом не слышали. Тогда не снимали с обратной стороны марки пленку, под которой был готовый липкий материал, клей должен быть влажным, чтобы подействовать, поэтому мы лизали марки. Это все требовало времени. Если вы отправляете много писем, вам приходилось лизать марки минут десять.
Мы тогда использовали пишущие машинки. И белую замазку ошибок печати. И копировальную бумагу для нескольких копий при печати на пишущей машинке.
У нас были телефоны с дисковыми номеронабирателям и нам приходилось набирать номер, поставив указательный палец в круглое отверстие, сквозь которое были видны требуемые цифры. Если номер телефона был 999-9999 и так далее, это занимало час, чтобы только набрать номер. Мы должны были иметь ТЕРПЕНИЕ для этого. И мы привыкли лизать почтовые марки. Это было неприятно, но мы вынуждены были это делать.


Ну а теперь, я постараюсь объяснить, почему эта пьеса - Анти-Чехов. По двум причинам:

1. Этот потрясший меня монолог Вани, очень длинный, он продолжается почти двадцать минут. И он весь об одном, Ваня и люди его поколения, т.е. и люди моего поколения и те, кто старше меня и Вани, испуганы и раздавлены стремительно изменившимся миром. Еще совсем недавно мы не то, что не имели всего того, что нас сейчас окружает, мы даже не подозревали о существовании тех слов, которые сейчас встречаются в любом разговоре чуть ли не в каждой фразе. Причем и на русском языке, т.е. эта проблема глобальная.
Все эти твиттеры, гаджеты, айфоны, айпады, кликнуть, послать мыло, флешмобы, дауншифтеры и т.д. и т.п.
Если в доме некому показать, как пользоваться айфоном и айпадом, скайпом, то люди нашего поколения предпочитают воoбще их не иметь. Потому что они не могут догадаться.
Некоторые даже не знают, как пользоваться е-mail-ом и не хотят знать. Они по-старинке звонят по телефону. Есть даже такие, что пишут письма, пишут от руки, а не на компьютере.
А есть и такие, у которых и компьютера дома нет. В то время, как общение с некоторыми государственными службами, которые необходимы старикам, возможны только по компьютеру.
Иначе надо полдня просидеть у телефона и слушать "ждите ответа" с классической музыкой между этими унылыми фразами, которые повторяются каждые две-три минуты и так несколько часов подряд. В годы нашей молодости и зрелости ничего этого не было, все эти изменения в нашей жизни обрушились как лавина только сейчас. Мы попали в другой мир, сами того не желая.
Кроме того, во времена нашей молодости не было никаких террористов, не взрывали метро, не расстреливали редакции газет, не захватывали школы. Сейчас это происходит чуть ли не каждый день. И Ваня все это нервно выкрикивает в своем монологе. Он не хочет жить в таком мире, он хочет вернуться в прежний. И, что греха таить, многие из нас его понимают и разделяют его чувства. Во всяком случае, публика вчерашнего спектакля, а зал был полон, несмотря на будний день и мороз, практически единодушно этот монолог поддержала громом аплодисментов.

У Чехова же все наоборот. Герои его пьес живут скучно и тоскливо. Никаких особых перемен в их жизни не происходит, они только мечтают о переменах, они хотят куда-то уехать из своих домов, "В Москву, в Москву, в Москву". Им не нравится их прошлое и настоящее, они мечтaют о прекрасном будущем.
(Мы еще увидим небо в алмазах)
Герои вчерашнего спектакля мечтают не о прекрасном будущем, а о прекрасном прошлом. И они очень хотят чтобы их не выгнали из их дома, чтобы они в нем остались, никуда не уезжая.

2. Чеховские пьесы часто заканчиваются самоубийствами и полным крахом героев. Ну и, наконец, разоренными имениями, как в "Вишневом саде". Т.е. окончание чеховских пьес беспросветное. Вчерашний спектакль "неожиданно" ("неожиданно" я взял в кавычки, потому что для американцев это очень привычно, увидеть что все закончилось хорошо) заканчивается хорошо. Маша, которая еще и совмещает в себе и героиню "Трех сестер" и Лопахина, отказывается от мысли продать дом и выгнать из него Ваню и Соню.
И их "Вишневый сад", который правда состоит из 10 или 11-ти деревьев, которые посадили родители, помешанные на Чехове, уцелеет.
У Сони появился ухажер. Машу бросил молодой любовник, зато брат и сестра снова с ней и они почти счастливы. Это не чеховское окончание, это американское окончание.

Еще два слова о других исполнителей, помимо Морана. Очень не понравилась "Нина" т.е. та, что должна быть как бы из "Чайки". Она не вызывает ни своим внешним видом ни своей игрой, чувства симпатии к молодой красивой девушке. Маша ее сильно ревнует, думает, что Спайк бросит ее ради Нины, но Спайк вслед за мной, ею не увлекся, он действительно бросает Машу, но не ради Нины, а ради ни разу не появившейся на сцене Хути Пай, об опасности которой все время предупреждает Кассандра. Она раз двадцать по ходу спектакля произносит, Остерегайтесь Хути Пай, даже не зная, кто это и что это. Мы тоже не знаем, знаем только, что она была как бы помощницей Маши, но соблазнила Спайка. Хоть его соблазнить очень нетрудно, как я понял.
В пьесе, которую пишет Ваня, по примеру Константина из "Чайки", он на читке поручает Нине роль молекулы. Вот эта роль как раз для нее подходит. Молекула и есть.
Машу играет артистка, которой не 55, как по пьесе, а хорошо за семьдесят. И это мешает. Ведь Маша по идее очень даже ничего себе и ее продолжают снимать в кино как красотку.
Вот здесь, судя по видеороликам бродвейской постановки, я полностью на стороне исполнительницы из бродвейского спектакля, знаменитой Сигурни Уивер, кинозвезды, которую знали еще в СССР как главную героиню знаменитого когда-то фильма ужасов - "Чужие".
Нашел несколько роликов с Уивер, но с русским закадровым переводом.
Они здесь:
http://vk.com/video-2219230_163628336
http://vk.com/video-2219230_163760862

Кассандра в бродвейском спектакле тоже убедительней, чем в бостонском. В бостонском, это молодая девушка, которая играет хоть и очень живо, молодую афро-американскую девушку.
А в бродвейском, Кассандра, как я ее себе и представляю, почтенная матрона, она не танцует, а торжественно вещает.
Бостонский Спайк мне понравился намного больше, чем нью-йоркский.
Это вторая явная удача бостонской постановки, по сравнению с нью-йоркской. Ну и он просто красивее, чем нью-йоркский Спайк, который больше похож на накачанного гопника.
Кстати, настоящее имя Спайка - Влад (т.е. Владимир), "Спайк", это псевдоним, его придумал агент Спайка. (Это слово означает штырь, клин, т.е. псевдоним придуман говорящий)

Соня, и та и другая, примерно равны по таланту. Таланту и мастерству. И у той и у другой их более чем достаточно. Молoдцы - Сони.
Последнее, что я могу предложить, это перевод характеристик героев пьесы, которые написал сам драматург, Кристофер Дюранг.

Ваня. Около шестидесяти. Живет в графстве Бакс, штат Пенсильвания. В какой-то степени вне реальной жизни, частично оставаясь в ней, по крайней мере по сравнению с Соней.
Соня, его сестра, но не родная, ее Ванины родители усыновили. Чуть за пятьдесят. Живет вместе с ним в одном доме.
Удручена, недовольна, расстроена.
Маша, родная сестра Вани. На пару лет моложе его. Успешная гламурная актриса, которая шляется по всему миру.
Спайк - подающий надежды актёр, 29-ти лет. Сексапильный, самовлюбленный, новый Машин партнер.
Нина - привлекательная, искренняя, может быть в будущем - актриса, 20 лет, приехала навестить дядю и тетю, живущих по соседству.
Увлечена жизнью звезд, энергична.
Кассандра - уборщица и предсказательница, любого возраста, может быть афро-американка.
Действие происходит в красивом доме, который был когда-то домом фермера, в графстве Бакс.


Сцена 1 - Дом в Графстве Бакс, штат Пенсильвания. Не огромный, но удобный, стоит на холме среди деревьев, рядом - амбар, пруд - недалеко. Есть навес для павлинов, но самих павлинов давно нет.
Холл, где обычно завтракают. Солнечно. Удобные кресла у красивого окна.
Ваня, неполных шестидесяти лет, в ночной рубашке, входит, неся кофе. Садится и смотрит в окно, с удовольствием прихлебывая кофе. Кофе ему нравится. Он чувствует себя совсем неплохо. Продолжает смотреть в окно. Входит Соня, возраст - 50 или около этого, с кофе для Вани. Она не уверена в себе, тоскует, хоть продолжает надеяться на чудо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments