dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Идиш и американская песня.


Продолжая мои музыковедческие усилия, из Италии я переношусь через океан.
Итак, Америка... Я ее разделил на две части для облегчения восприятия.

Вся первая половина двадцатого века развития американской песни и всей музыки прошла под натиском музыки двух этнических групп, черной Америки и еврейской Америки. Из черной стремительно вырос джаз, а потом - рок, а вот еврейская эмиграция из Российской империи, на мой взгляд решительно повлияла на создание другого чисто американского жанра, мюзикла. Хоть, если влияние черных на становление джаза и рока бесспорно, с влиянием евреев из Российской Империи, все-таки сложнее. Во всяком случае, это вопрос не такой однозначный. Тем не менее, попробую обосновать, почему я так считаю.
Сначала, по именам. Все самые крупные авторы американских мюзиклов - евреи, исключения крайне редки, я знаю только одного не еврея, Кола Портера. При этом, многие из них, как и полагалось в таких случаях в СССР, подчеркивали нееврейский характер своего творчества и старались не напоминать о своем еврейском происхождении. Положение изменилось во второй половине века, евреем, в отличие от первой половины уже было модно быть и они перестали скрывать свои фамилии имена и другое, то, что связывало их с еврейством.
Тем не менее, мы пока в первой. Наиболее последовательно уходил от еврейства и разговоров о нем уроженец Российской Империи, Израиль Бейлин. Он в Америке сделался Ирвингом Берлином. Я написал окончание "он", а не "ин", потому что он произносил свою новую фамилию как БерлИн, а не БЕрлин. "БEрлин", с его точки зрения, звучало по-еврейски. Он - автор музыки к знаменитому культовому фильму White Cristmass. Конечно, он профессионал, и все же... Не все композиторы, которые все-таки считают себя евреями, сочиняли бы музыку к фильму с христианским названием и смыслом. Опять же, мысль моя, скорее всего, спорная. Его самая знаменитая песня, песня, которая не стала американским гимном, как считают некоторые, только потому, что автор - еврей из России, God bless America, песня тоже имеющая четкий христианский смысл. Хоть сам Б-г здесь не называется, но из контекста ясно, что это Б-г христианского большинства. Тем не менее, в песнях Берлина, особенно в песнях к его мюзиклам, звучат еврейские мотивы. И это я тоже слышу.
Приводить примеры не буду, скорее всего, вы их не услышите и просто скажете, что я это придумал.
 Следующее великое имя - Джорж Гершвин. Джорж своего еврейства не скрывал, он остался евреем, так же как и его соавтор и брат - Айра.
И опять же, его мюзиклы вполне имеют мелодическое отношение к восточно-европейским еврейским мелодиям. И здесь я не могу Вас точно в этом убедить, считайте, что это мои домыслы. Хоть  "Рабсодия в Стиле Блюз" и "Порги и Бесс" ближе к черной Америке, в них ощущается конечно джаз, а не мелодии штетеле.
Но кроме оперы и симфонических форм, братья Гершвины все-таки создавали мюзиклы.
И вот самая известная песня Джоржа Гершвина, Тhe Man I love он написал ее для мюзикла "Strike up The Band" в 1927-ом году, поет Пегги Ли, на экране - Кэрри Грант и Ингрид Бергман.
 





Не знаю, как Вы, а я слышу те мелодические ходы, которые мне знакомы не только по джазу.</p>

Вот еще один два автора великого мюзикла "My Fair Lady", Фредерик Лоу и Алан Лернер. Оба они - евреи.
Вот что мы читаем о Лоу в ВИКИ:

Loewe was born in Vienna to Edmond and Rosa Loewe. His father was a noted Jewish operetta star who performed throughout Europe and in North and South America.

Т.е. мальчик родился в семье еврейских артистов, которые работали в еврейской музыкальной труппе, гастролирующей по Европе и Америке, труппе, которая играла на идиш. Далее в ВИКИ написано:

At an early age Loewe learned to play piano by ear and helped his father rehearse, and he began composing songs at age seven.

Т.е., семилетний сын артиста еврейского театра сочинял песни. Разумеется, мы понимаем, что это были песни в стиле песен именно этого театра, т.е. еврейские мелодии.

Но основателями именно мюзикла, а не музыкальной комедии все-таки считаются не великие Берлин и Гершвин и не гениальный Лоу. Ими стали Роджерс и Хаммерштайн. Композитором в этом дуэте был Ричард Роджерс. И они написали первый по-настоящему серьезный мюзикл, написали его на историческом американском материале. Итак первый мюзикл появился в 1943-м году и назывался "Оклахома".
Всего Роджерс написал музыку к 43-м мюзиклам. Наверное, этот рекорд не презошел пока никто.
В ВИКИ мы читаем:

Born into a prosperous Jewish family in Arverne, Queens, New York City, Rodgers was the son of Mamie Levy and of Dr. William Abrahams Rodgers, a prominent physician who had changed the family name from Abrahams.

Т.е., Роджерсом папа композитора стал в Америке, до этого у него была фамилия Абрахамс.
Давайте послушаем дуэт главных героев "Оклахомы". В этой музыке слышится влияние другого гениального еврея, но не американца, Имре Кальмана, но... конечно, это Кальман с американским уклоном. Во всяком случае, эта мелодия не только американская по мелодическим истокам.
 





Я не буду подробно останавливаться на том, что сделали Джером Керн, (автор многих мюзиклов и нескольких сот песен, которые поют до сих пор во всем мире, а не только в Америке) Леонард Берстайн, (Автор Вест-Сайдской истории) Джерри Бок, (автор Скрипача на крыше) и многие другие. Все они были евреями и все они слышали в семьях, где вырастали, песни на идиш и сам идиш.
Остановлюсь чуть еще на одном знаменитом авторе мюзиклов, тех мюзиклов, которые уже были созданы во второй половине двадцатого века. Это автор "Продюсеров" - Мел Брукс. Напомню что Брукс не только автор музыки, но и автор текста.
И именно в Продюсерах связь мюзикла с еврейским музыкальным театром и его главной фигурой и создателем, прямо обосновывается.
Это происходит в арии продюсера Макса Биялостока, который ставит мюзиклы на Бродвеи.
Ария называется "Король Бродвея", так о себе без ложной скромности поет Макс.
Вот она:
 



В середине арии звучат вот какие слова:

 MAX:
I've spent my entire life in the theater.
I was a protege of the great Boris Tomaschevski.
CHORUS:
Ooh!
MAX:
Yes. He taught me everything I know.
I'll never forget, he turned to me on his deathbed and said,
"Maxella, alle menschen muss zu machen, jeden tug a gentzen kachen!"
NUN #1:
What does that mean?
MAX:
Who knows? I don't speak Yiddish. Strangely enough, neither did he.

Итак, Макс был учеником великого Бориса Томашевского, который умирая, напутствовал Макса фразой на идиш.
Короче, "в гроб сходя - благословил". Правда, сам Макс не понимает, что сказал Борис Томашевский своему любимому ученику.
Когда его спрашивают:
- Что это значит?, -
он отвечает:
Понятия не имею, я не говорю на Идиш.
Но... дальше, Мел Брукс вкладывает в уста Макса явную неправду, по мнению Макса, Томашевский тоже не знал Идиш.
Фраза произнесенная Максом со сцены не значит вообще ничего. Это набор случайных слов, которые по звучанию напоминают Идиш и некоторые действительно из Идиша. Но смысла никакого в этом наборе странных слов нет. Скорее всего, Мел Брукс действительно не знал Идиш и писал, что называется, от фонаря. Впрочем, его герой вполне способен такое произнести, высосав все это из пальца.
Реальный Томашевский Идиш знал. Он действительно великий в своей области, потому что именно он создал даже не один, а сеть еврейских музыкальных театров Нью-Йорка. Эту сеть назвали очень весело, "борщевым поясом" (Borscht Belt)
Вот начало большой статьи о нем из ВИКИ.

Boris Thomashefsky (18681–1939) was a Ukrainian-born (later American) Jewish singer and actor who became one of the biggest stars in Yiddish theatre; born in Tarashcha (Yiddish:Tarasche), a shtetl near Kiev, Ukraine, he emigrated to the U.S. at the age of 12 in 1881. A year later, barely a teenager, he was largely responsible for the first performance of Yiddish theatre in New York City and has been credited as the pioneer of Borscht Belt entertainment.

Тараща, где родился Борис Томащевский, известна тем, кто знает историю Гражданской Войны, полком, который был назван по имени этого местечка. Таращанский и Богунский полки были первыми полками Украинской Красной Армии. Тарщанцами командовал Боженко, богунцами - Щорс.

Поразительно, мы узнаем из этих фраз, что Томашевский основал Еврейский театр в Нью-Йорке через год после приезда из Российской Империи в возрасте... тринадцати лет.
Ну что ж, дети только что приехавших эмигрантов рано взрослеют, им приходится это делать. Мы это знаем по своим детям. 
На этой фотографии Борис Томашевский - слева, со скрипкой в руках.
Ну если вернуться к моей заявленной в первом абзаце этого текста идее, то из текста Мела Брукса видно, что Король Бродвея, удивлявший публику своими мюзиклами, оказывается, ученик великого Бориса Томашевского, основателя Еврейского музыкального театра в Америке. Та связь, которую я увидел, здесь прослеживается.
Теперь надо прерваться, чтобы не перегружать Вас и текстом и мелодиями.
Во второй части моего рассказа я перейду непосредственно к американским песням на идиш и их авторам и исполнителям.

Tags: Это были их песни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments