dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Я оказался неплохим пророком.



Речь идет не о политике, а об опере.
Впервые я об этой девочке написал вот здесь еще 7 лет назад:
http://dandorfman.livejournal.com/23174.html
И написал вот как:

Но, кроме Ани, меня потрясла новая девочка, Изабель Леонард. Она недавно закончила Джульярд и ее приняли в Метрополитен только в сентябре.
Изабель поет мальчишку Стефано, который спровоцировал драку и поединок Тибальда и Меркуцио. На вид ей лет 18, хоть на самом деле, года 23. Красивый и гибкий чертенок. Невероятно артистична.
Даже обидно, что она так потрясающе поет, потому что, мне кажется, ей бы стоило стать голливудской звездой. В Голливуде она бы затмила всех. Совершенно фантастическая девушка.
Фотография очень неудачная, если бы вы ее видели в костюме Стефано, да еще посмотрели как она двигается на сцене, (она там совершенно виртуозно начинает драку, ее противник - с хлыстом, но она уворачивается от всех ударов) вы бы немедленно выпали в осадок.



Запомните это имя, вы еще о ней услышите.

Недавно я слушал "Женитьбу Фигаро", где она поет Керубино.
И снова решил, что лучшей была Изабель.
Да Вы сами посмотрите и послушайте:



И вот мало кому известная в 2007-м году девчонка сегодня уже звезда.
Тем, кому интересно, предлагаю интервью с Изабель:

Изабель Леонард и её молодой взгляд на оперу

Изабель Леонард. Photo: Jared Slater / J & J Photography
Изабель Леонард. Photo: Jared Slater / J & J Photography Изабель Леонард. Photo: Jared Slater / J & J Photography Изабель Леонард. Photo Shoot for Salon Magazine (2009) Изабель Леонард. Photo: Dario Acosta

Предлагаем читателям нашего журнала интервью обозревателя Нейтана Койна с очень популярной в Америке молодой меццо-сопрано Изабель Леонард, опубликованное на сайте Общественного радио Техаса.

Меццо-сопрано Изабель Леонард дебютировала на сцене Метрополитен-опера в 2007 году, где она исполнила роль Стефано в опере Шарля Гуно «Ромео и Джульетта». Позже в нью-йорском театре ее можно было услышать в таких партиях, как Бланш в незабываемой опере Пуленка «Диалоги Кармелиток», Розина из «Севильского цирюльника» Россини. С последней она снова выступает в этом сезоне.

Изабель Леонард смогла выделить немного времени в своем репетиционном графике, чтобы поговорить с нами о Россини, о том, как привлечь молодое поколение к оперному искусству: при помощи перевода либретто оперы на родной язык или благодаря произведениям Доктора Сьюза (известный американский детский писатель – прим. пер.), или за счет участия в передаче «Улица Сезам», где Леонард однажды «засветилась».

Нейтан Койн: Как вы считаете, почему «Севильский цирюльник» до сих пор является одной из самых популярных опер в мире?

Изабель Леонард: Это великолепное произведение, как с музыкальной, так и с театральной точки зрения. Оно подходит для всей семьи, и благодаря этому, эта опера продолжает жить, а любовь к ней передается от поколения к поколению! Мы должны приводить своих детей на этот спектакль, чтобы потом они смогли привести в театр своих детей. Это очень доступная опера. История очень простая… прекрасная музыка Россини. Люди любят хорошие романтические комедии. Я думаю, что именно по этим причинам, это произведение всегда будет популярным.

Я помню, как пару лет назад в Мете шла англоязычная версия это оперы, в которой вы принимали участие. Появились ли у вас в связи с этим новые поклонники?

Конечно. Было много дискуссий по этому поводу [смеется]. Есть люди, своего рода консерваторы, которые не приветствуют идею перевода либретто некоторых опер, но в то же время другие одобряют такие изменения и считают, что это позволяет им по-другому взглянуть на то или иное произведение. Им нравится слушать оперу на своем родном языке, это помогает лучше понять все перипетии сюжета.

У каждого свое собственное мнение по этому вопросу, но я считаю, что в случае с такой блистательной оперой, как «Севильский цирюльник», в настоящее время, ради пропаганды искусства в целом, очень важно делать все возможное для того, чтобы привлечь новых зрителей в театр, воспитывать, таким образом, молодую аудиторию, подростков и даже детей более младшего возраста, потому что, что бы ни говорили, но театр – это волшебное место. Будь то опера, мюзикл, балет или просто пьеса, театр – это удивительное место, где каждый может получить удовольствие. Поэтому, как бы там ни было, если мы можем привлечь людей в театр с помощью перевода либретто оперы, то давайте петь на английском, давайте петь на китайском, мне все равно! Давайте просто сделаем это!

Согласно партитуре Россини партию Розины должна исполнять обладательница контральто, но многие меццо-сопрано, как вы, на протяжении многих лет успешно поют эту партию. Как вы готовите свой голос к этой роли, к ее особенностям?

Не так давно мне задавали подобный вопрос. Меня спросили, есть ли у меня какие-либо специальные упражнения, которые я делаю в качестве подготовки к колоратурным партиям. Я не делаю ничего экстраординарного или не совсем обычного во время подготовки к такого рода репертуару. Мне всегда нравилось петь такие партии. Не важно, какой репертуар мы исполняем, мы всегда готовимся примерно одинаково. Нужно работать над своей вокальной техникой, ну знаете, свежо и ярко звучать, уметь приспосабливаться к залам с разной акустикой, разных размеров, и да – Россини особенный композитор, потому что у него нужно петь целую кучу нот! Но это все напрямую связано с техникой пения и подвижностью вашего голоса, подходит ли он для Россини или нет. Многие мои коллеги говорят «О! Для меня это очень сложно» или «Я не очень люблю петь Россини, так как у меня неидеальная колоратура». Это и ни хорошо, и ни плохо, это просто данность. Для тех же из нас, кто любит петь Россини, само по себе исполнение этих произведений – уже своего рода тренировка, которая позволяет нам приспособиться ко всем трудностям его партитур и найти свои персональные способы их преодоления. У каждого певца есть каденции и пассажи, которые он исполняет наиболее быстро и чисто. Это все очень индивидуально. Поэтому, несмотря на то, что существует много исполнителей, которые могут петь музыку Россини, каждый делает это по-своему.

На что Вы прежде всего обращаете внимание при выборе ролей? На сам музыкальный материал или на характер персонажа, его историю?

Я бы сказала, что в первую очередь, я обращаю внимание на историю и характер своего героя. Текст, история и игра – для меня это самая интересная часть работы. Мне на самом деле очень нравится рассказывать зрителям историю. Мне нравится театр, межличностные отношения между персонажами, но при этом, это не значит, что музыка играет для меня второстепенную роль, она просто находится чуть-чуть на втором плане. Я не буду петь партию, если чувствую, что персонаж мне не подходит. В целом, мне очень повезло, потому что на протяжении всех этих лет выбранные мной героини и музыкальный материал прекрасно соответствовали как моему темпераменту, так и возможностям моего голосового аппарата, и работа с подобными партиями доставляет мне большое удовольствие.

Скоро у вас выйдет новый альбом, с которым связана довольно-таки любопытная история! Эта запись представляет собой переложение сказки Доктора Сьюза «Гертруда Мак-Фаз» на музыку американского композитора Роба Капилоу. У вас есть сын… это он вдохновил вас на такой проект?

К счастью, мне пока еще не нужно консультироваться с моим сыном по поводу работы [смеется]! Конечно, мне приходится ему объяснять, что мне нужно работать, иначе у него не будет новых игрушек [еще больше смеется]. Но в данном случае, нет. Я получила письмо от Глена Ровена (известный актер, продюсер, и композитор – прим. ред.) со словами «Эй, мы тут записываем альбом», а я ему ответила «Доктор Сьюз, звучит потрясающе!». Я же, наверное, прочитала своему ребенку все книжки этого автора. Это замечательный проект, в котором мне посчастливилось участвовать. Работать с Гленом Ровеном и Робом Капилоу было так здорово, мы замечательно провели время в студии, работая над этим альбомом.

И музыка очень задорная, очень «бродвейская», веселая. Мне нравится, как вы комично «растягиваете» некоторые слова, например, «birrrrrd» («птиииица»). Очень смешно!

Я тоже повеселилась в студии! Я воспользовалась шансом показать все возможности своего голоса. Я хочу кое-что сказать на случай, если мой педагог будет читать это интервью. Да, здесь есть элементы музыкального театра, есть элементы академического вокала, но по существу, это просто пение. Различные возможности голоса – вот, что мне действительно интересно.

Я думаю, что очень важно помнить о том, что люди поют на протяжении многих веков. Это наша дикая, первобытная и прекрасная особенность. Какую бы музыку вы ни пели, оперу, поп-музыку, джаз, кантри, неважно, хорошее исполнение есть хорошее исполнение, мы как общество сразу же его отмечаем. Если артист выходит на сцену и поет очень вдумчиво, проникновенно и эмоционально, то независимо от жанра, в котором он выступает, публика с замиранием сердца будет слушать этого исполнителя. И я надеюсь, что веселая атмосфера «Гертруды Мак-Фаз» хотя бы частично произведет такой же эффект на слушателей, в особенности на детей.

Что повлияло на ваше решение профессионально начать заниматься музыкой?

Еще в детстве я поняла, что хочу работать в театре. Правда, я еще не была уверена, какое конкретное занятие это будет: танцы, актерское мастерство или пение. Но я точно знала, что хочу участвовать в каком-нибудь шоу или играть в театре. И постепенно все как-то само собой получилось. Я занималась танцами, ходила в музыкальную школу, закончила консерваторию, затем решила поступить в Джульярдскую школу, так как хотела отшлифовать вокальную технику. Во время обучения я пыталась определиться, в каком направлении стоит дальше развивать свой голос. Я заняла свою нишу в оперном мире, это, скажем так, моя первая любовь. Именно оперная сцена меня окрыляет как артистку. Но мне интересны и другие сферы музыкальной деятельности.

И последний, немного глупый вопрос… Я читал несколько рецензий, и мне понравилось, какие прилагательные различные издания выбрали для описания вашего тембра голоса, вашего пения. Газета «Нью-Йорк Таймс» описывает вас как «стильная» и «энергичная». И на вашем сайте эти эпитеты располагаются прямо над видео с передачи «Улица Сезам». Я подумал, что это очень здесь уместно! Эта рецензия была написана до или после вашего появления в детской телепрограмме?

Не имею никакого представления [смеется]! В принципе я стараюсь не читать рецензии, но если все-таки такое случается, то я читаю их позже даты публикации, так что я последний человек, который узнает обо всем этом. На съемках «Улицы Сезам» было очень весело. Для меня это было действительно яркое событие.

Как и для практически любого музыканта, который принимал участие в этом шоу.

Это уникальный бренд нашей культуры, потрясающая передача! [смеется]…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments