dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

На Юг. Нет, уже на Север. Итоговая запись.


Некоторые фотографии мне сделать не удалось, например, в Мемфисе автобус только затормозил возле памятника генералу Форресту, фотография не получилась из окна автобуса. Так что я использую чужую фотографию. Это памятник Натаниэлю (Нейсону) Бедфорду Форресту. Самому храброму генералу армии Конфедератов и "Великому Магистру" Ку-Клукс-Клана. Подробнее про него, ниже.



Итак, наше большое путешествие закончилось, мы уже без остановок мчались в Нью-Йорк, ехали с раннего утра до позднего вечера целый день.
Приехали в полночь.

019-1
Ближе к вечеру мы уже увидели в окнах автобуса родные пейзажи северных лесов с их осенними красками. Мчались на большой скорости, поэтому картинка размыта.
Это где-то в Пенсильвании. Значит скоро конец пути.

В общей сложности совершив замысловатую петлю по трети территории нашей страны, мы проехали более 3 с половиной тысяч километров.
Но теперь несколько слов про общее название мест, где мы проезжали. Про Библейский пояс.

ВИКИ:

Библейский пояс (англ. Bible belt) — регион в Соединённых Штатах Америки, в котором одним из основных аспектов культуры является евангельский протестантизм. Ядром Библейского пояса традиционно являются Южные штаты. Связано это в том числе с тем, что здесь наиболее сильны позиции Южно-Баптистской Конвенции, одного из крупнейших религиозных объединений США.
Чётких границ у Библейского пояса не существует, однако приблизительно он простирается от Техаса на юго-западе и Канзаса на северо-западе до восточного побережья страны, где доходит до Виргинии на северо-востоке и Флориды на юго-востоке. Фактически, Библейский пояс тождественен Юго-Востоку США.
Город Нэшвилл в штате Теннесси часто называет себя «пряжкой Библейского пояса» (Buckle of the Bible Belt). Причиной этому является тот факт, что в Нэшвилле часто носят чрезмерно крупные пряжки исполнителей музыки кантри, а также что в нём представлены многочисленные протестантские конфессии. Иногда право на подобное название оспаривает и город Талса в штате Оклахома.
Иногда Библейский пояс шуточно называют поясом верности.

Добавлю к этому, что судя по тому что я прочел по Библейскому поясу, это сравнительно недавнее явление, до последней трети девятнадцатого века на этой территории преобладали обычные прихожане англиканской церкви и католики. Часть этих территорий в первой половине 19-го века принадлежала католической Франции(Луизиана), часть - католической Мексике.(Техас) Скорее всего евангелисты-протестанты начали переселяться туда именно после Гражданской Войны. Более точной картины происходящего я не знаю, т.к. надо было залезать в дебри толстых монографий, не было большой охоты это делать. Кстати, судя по Нью-Орлеану, он в какой-то степени и остался католическим. Во всяком случае, главный нью-орлеанский праздник, Марди Гра, праздник католический.
Но, на мой взгляд, произошел любопытный казус. Приезжие протестанты-евангелисты, которые в основном появились на Юге уже после той войны, восприняли и славу Конфедерации и боль за ее поражение. И они тоже поднимают над своим домом флаг Конфедерации и гордятся Робертом Ли.

Раз я упомянул славного генерала, пора плавно переходить к обещанной идеологической части итоговой записи.

Т.е., изложить свое итоговое мнение о Гражданской войне, главной причине моего желания отправиться на Юг.

По-моему, это была не расовая война, воевали не за черных и не против черных. Это была даже не война за сохранение единой страны, хоть подобная цель войны весьма близка к истине. Это было по Хантингтону, столкновение цивилизаций. Т.е. это был культурно-цивилизационный конфликт. Вот почему часть черных Дикси, даже рабы, воевали на стороне Дикси. Они ощущали себя частью цивилизации Юга. И они реально были ее частью.
Еще один мой вывод. Южане не были расистами. У них были и дети от черных женщин, женщин, которых они любили, знаменитый пример - Салли Хэмминг чернокожая мать восьмерых детей Томаса Джефферсона, 3-его президента США.
Если речь идет о тех белых, которые имели только 2-3 рабов, т.е. о бедных фермерах, а никаких не богатых плантаторах, то рабы часто работали вместе с их владельцами на одном поле, и их владелец работал так же тяжело. А некоторые и спали под одной крышей, потому что крыша была только одна.
Владельцы рабов своих рабов жалели. Жалели и по-человечески и по чисто прагматическим причинам, без здоровых и сытых рабов они не могли получать свои доходы.
Черные были частью повседневной жизни Южан и они их чужими не воспринимали.
Черные кормилицы выкармливали белых детей и никаких комплексов белые матери не испытывали, это было совершенно нормально.
Некоторым белым детям черные кормилицы заменяли матерей, если скажем мать умерла во время родов, что было обычным в те годы.

Вот несколько цитат, которые описывают жизнь плантаторов до Гражданской Войны. Это был настоящий расовый симбиоз. Да, рабство, но ни в коем случае не расизм.

Подобно патриархам в старину, все наши мужчины живут в одном доме со своими женами и наложницами; мулаты, которых можно увидеть в каждой семье, похожи на белых детей. Любая леди готова рассказать вам, кто отец всех детей-мулатов в каждом доме, но ничего не скажет о собственном».
Такова жизнь губернатора Южной Каролины, а перед войной сенатора, Дж. Хэммонда, чья судьба напоминает судьбу Томаса Сатпена из романа У. Фолкнера «Авессалом, Авессалом!». Он женился по расчету на дочери богатого плантатора, встав во главе обширного владения; имел восьмерых детей, многочисленные любовные связи, содержал двух любовниц-рабынь‚ живших вместе с детьми в его доме.

С изолированным сельским образом жизни связано гостеприимство южан, привязанность к месту, где родился и вырос, что стало основой южного национализма. На формирование южанина повлияли и черные, они были няньками, слугами в домах; работали на полях, используя знания и опыт своих предков из Африки. Многое в жизни южан воспринято от них (пища, фольклор, музыка).

Исследовав семьи плантаторской элиты Северной Каролины, историк Дж. Сенсер обнаружила, что южане, подобно северянам, старались приучить своих детей к бережливости, трудолюбию, самоконтролю для сопротивления вредным привычкам — пьянству, картежной игре, проституции; что они были похожи не только во взглядах на воспитание, но и в своих ценностях. Сусанна Смедис, дочь богатого плантатора из Миссисипи, владельца около пятисот рабов, вспоминала, что мать учила детей одеваться без помощи черных слуг, как было принято в других семьях. Она просила не беспокоить их по пустякам: «Они не машины, они такие же, как мы». Учила вести хозяйство: не всегда же вы будете богатыми. «Праздность — грех», — говорила мать.


А Юнионисты с Севера как раз в основном, кроме небольшой кучки идеалистов, были расистами, черные были для них совершенно чуждыми созданиями, вызывающими брезгливость своим необычным видом. Вот почему им на черных солдат было наплевать. Просто они использовали черных как пушечное мясо. Бросали черные полки на самые опасные участки фронта и не сильно были озадачены огромными потерями, которые несли черные полки. Ведь они их за полноценных людей и полноценных солдат не считали.

Тем не менее, после поражения в Гражданской Войне ситуация действительно обострилась и многие южане возненавидели черных. Т.е. - они стали расистами, хоть не были ими до войны.
В частности, не успокоился Нэйсон Форрест, чей памятник сегодня стоит в Мемфисе. Он становится лидером тайной организации конфедератов, название которой Вы прекрасно знаете. Это Ку-Клукс-Клан. При этом, я не уверен, что Форрест был расистом и не любил черных, только потому, что они черные.
Просто большинство черных было его врагами в недавней войне, на стороне Союза воевало до 200 тысяч черных. Т.е. подавляющее большинство этой этнической группы Америки. Зато он вспоминал про черных которые воевали на стороне Конфедератов очень тепло.

Вот что мне написал один из моих френдов несколько лет назад:

Люди испытывают шок когда я говорю им что были чёрные конфедераты, и мне не верят, хотя готов доказать свои слова, даже фотографиями. Мне не верят когда я говорю что война началась из-за экономических причин, янки попросту душили Юг совей экономической политикой. К сожалению многие, я бы даже сказал очень многие не знают что чёрные южане тоже сражались за КША. Да ещё как сражались! С вашего позволения приведу не сколько примеров:
Как минимум, 35 процентов свободных негров и 15 процентов рабов горой стояли за Конфедерацию все 4 года войны.
Уже в апреле 1861 г, т.е. в первые дни конфликта, редактор газеты штата Виргиния, важнейшего оплота Конфедерации, провозгласил «трижды ура свободным неграм-патриотам Линчбурга», узнав, что 70 чернокожих предложили себя в полное распоряжение властей КША «ради защиты Страны Дикси от тирании федерального правительства Линкольна». Поэтому доктор Льюис Штейнер из «Санитарной комиссии США» вовсе не удивился, став свидетелем, как «три тысячи негров-конфедератов в полной боевой выкладке — вооруженных до зубов холодным и огнестрельным оружием — прошли маршем по Мэриленду» осенью 1862 года в составе 55-тысячной армии генерала Роберта Ли. Вторгшись в нейтральный «рабовладельческий» Мэриленд, Ли рассчитывал пополнить войска волонтерами, однако встретил весьма холодный прием у белого населения — никак не у чернокожих! Штейнер, которого оккупация конфедератов застала в г. Фредерик, свидетельствовал: «Большинство местных негров во всеуслышание заявляли о своем стремлении вступить в ряды Армии КША».
Черные солдаты генерала Ли активно участвовали и в главном событии Мэрилендской кампании — жестокой битве 17 сентября у Шарпсберга, на берегах густо окрасившегося в тот день в кроваво-красный цвет ручья Энтайтэм.

Свободные и подневольные негры служили даже в ударных кавалерийских частях Натаниэля Бедфорда Форреста, известных своей беспощадностью и отчаянными рейдами по тылам неприятеля.Свободные и подневольные негры служили даже в ударных кавалерийских частях Натаниэля Бедфорда Форреста, известных своей беспощадностью и отчаянными рейдами по тылам неприятеля.

Генерал Форрест, самый агрессивный военачальник КША и непримиримый враг северян, давал им крайне лестную оценку: «Эти парни оставались со мною до конца. Люди вроде них — лучшее, чем обладала Конфедерация!»

Прославившиеся в той же Джорджии в конце 19 века священники-гуманитарии — верные друзья с юности Александр Харрис и Джордж Двелле доблестно сражались всю войну в рядах 1-го Добровольческого Полка родного штата.
Знаменитые «Ричмондские гаубицы» наполовину состояли из чернокожей милиции. Батарея № 2, которую обслуживали негры, сражалась при 1-м Манассасе. В этом же сражении принимали участие два полностью «черных» полка, один из рабов, другой – из свободных. Оба этих полка понесли тяжелые потери.
Дик Поплар еще в ранней молодости прославился в г. Петербурге (Виргиния) как непревзойденный повар из фешенебельного отеля «Боллингброк». Вступив волонтером в Армию Конфедерации, он прилежно служил по специальности, пока не был пленен в знаменитой битве при Геттисберге (1-3 июля 1863 года), унесшей жизни большего числа американцев, нежели вся Вьетнамская война. Проведя 20 месяцев в зловещем мэрилендском лагере «Пойнт-Лукаут» (чернокожие охранники которого имели печальную «славу» садистов и палачей), Поплар, несмотря на ежедневный жесткий прессинг, пытки и издевательства, всякий раз отказывался предать Дикси присягой «законному правительству» США, объявлял себя «сторонником Джеффа Дэвиса» (Президент КША ) и публично расхваливал Конфедерацию. Вернувшись после войны в Петербург, несгибаемый южанин вскоре стал преуспевающим бизнесменом-кулинаром, гордостью родного города. Похоронен Поплар как «верный Сын Юга» — со всеми почестями, положенными известным ветеранам Конфедерации.

И всех этих черных, тех, кто с оружием в руках сражался под командованием Нэйсона Форреста, вождь Кук-Клукс-Клана не мог ненавидеть за их цвет кожи.
Так же к ним уважительно относились и остальные сподвижники генерала Форреста.
Их врагами были те черные, кто помог пришельцам с Севера разрушить их цивилизацию. Да, они убивали черных без суда. Но они убивали грабителей и насильников.
После Гражданской войны, часть черных солдат Союза, тех, кто выжил в бойне, организовалась в бандитские шайки после демобилизации.
Они научились на этой войне убивать, на плантации им даже свободными работниками возвращаться не хотелось, фермерством заняться - тоже.
Они захотели жить грабежом и убийствами. Их этому косвенно научили их белые командиры. Вот против этих шаек тоже действовал Кук-Клукс-Клан.
Фермеров и рабочих, тех, кто спокойно работал рядом с белыми на Юге они не трогали.
В ВИКИ написано, что в Ку-Клукс-Клане к 1868-му году было уже 600 тысяч человек. Почти все они были бывшими солдатами и офицерами Армии Конфедерации.
Т.е. партизанами-подпольщиками, которые продолжали Гражданскую войну. Они убивали не только черных.
Опять же ВИКИ:

Объединённая Комиссия по реконструкции сообщала о многочисленных фактах террора против белых, в частности, об убийствах солдат и офицеров федеральной армии.

Ладно, хватит про Ку-Клукс-Клан, вернемся к генералу Форресту, как к храброму кавалерийскому Генералу, Буденному Конфедерации.
Заодно и теме этой войны в живописи.
Нэйсон Форрест изображен на многочисленных картинах, посвященных Гражданской Войне. Мне очень нравится один из художников, который посвятил себя этой теме.
Eго зовут Джон Стрэйн. Он - уроженец Нэшвилла. Подробнее о нем Вы можете прочесть вот здесь:
http://maelgon.livejournal.com/277015.html

А пока посмотрите как выглядит Форрест на полотне Джона Стрэйна:

Картина называется Vengeance At Okolona ("Месть при Околоне").
Это начало сражения при Околоне и его главный герой, генерал Нейсон Бедфорд Форрест, командир кавалерии южан. Вот что о нем пишут:

Отличался бесстрашием и беспощадностью к врагам; янки говорили о нем, что готовы «пожертвовать десятью тысячами человек, лишь бы затравить Форреста насмерть!». Особой славой этот генерал покрыл себя в битве при Околоне 22.02.1864 г. Узнав о гибели в этом сражении младшего брата, Форрест бросился в его полк, возглавил эту часть, и в ярости атаковал центр федеральных позиций. Северяне были смяты и разбиты; тем не менее, не желая проигрывать сражение, они отступили и заняли вторую линию обороны. Однако, наткнувшись на заграждения второй линии обороны северян, Форрест не остановился; он, словно безумец, в одиночку бросился на врага (некоторые очевидцы подвига генерала сравнили его в тот миг с берсеркером). Опрокинутые конфедератами янки вновь отошли, а Форрест продолжал гнать их перед собой до тех пор, пока отступление северян не превратилось в паническое бегство. За время этой безумной рубки под генералом Форрестом было убито три лошади, одна из которых была буквально изрешечена пулями; в настоящее сито от попаданий пуль превратилось и седло генерала. После победы при Околоне в войсках южан за Форрестом закрепилось прозвище «Волшебник в седле».

Заметьте все это случилось в конце войны, когда казалось бы южане безнадежно проиграли и должны были беспорядочно бежать.

Все-таки удивительно, что генералу Конфедерации, Великому Магистру KKK поставили памятник именно в Мемфисе, городе, Мартина Лютера Кинга и очень многочисленной черной общины.
Судя по тому, что я видел своими глазами, кроме туристов в центре Мемфиса на улицах видны только чернокожие. Местных белых я там не видел.

Думаю, что Вы сильно устали от "многих букофф". Да и я устал их писать.
Напоследок, еще несколько картин Стрэйна.






Этой картиной, на которой солдат Конфедерации просто отдыхает на берегу реки я и закончу свой рассказ о нашем путешествии.
Мне тоже стоит отдохнуть день-другой, пока я писал о своем путешествии, я устал почти как в этих бесконечных переездах на автобусе.
Напомню, что все мои записи на эту тему (их - 27) Вы можете увидеть используя ссылку:
http://dandorfman.livejournal.com/tag/south
Tags: south
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments