dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Гении на марше.

Продолжим...
2. Князь, он же трудящийся Востока.

Нет, на этот раз речь пойдет не об обитателе Вороньей Слободки Гигиенишвили.
Речь идет о человеке с истинно княжеской фамилией, правда, без приставки - "Таврический".
Хоть его бывшие коллеги утверждают, что никакой он не Потемкин.
Например, работающая с ним в "Комсомолке" в годы молодости Елена Токарева называет его по-другому:

Я неоднократно признавалась в том, что обожаю литературные скандалы с привкусом денег, так как именно в них и раскрывается истинная правда о том, что такое современная литература и процесс ее деланья - такое же г., как и во времена Сталина.
Довольно забавно мне было прочитать в комментах к этому скандалу биографию Александра Потемкина, которого я знала в 70-х годах в "Комсомольской правде" как Сашу Кутателадзе. Впоследствии Саша попал в крупную передрягу: во время туристической поездки по линии ЦК ВЛКСМ (мы все так тогда ездили) в Западную Германию, Саша решил остаться там, ибо имел родственников среди грузинских меньшевиков, которые давно эмигрировали в Германию.
Сашу вернули на родину, осудили, а потом оправдали. С тех пор его карьера пошла на взлет. В Германию он все же уехал. Позже. Стал крупным бизнесменом...

При всем уважении к Токаревой я не могу согласиться с последними тремя словами из цитатами.
Он стал не крупным бизнесменом, он стал крупным вором.
Об этом рассказывается здесь:
Вот цитата:
www.novosting.ru/chast-1-zolotaya-rybka-s-marshalskoy-zvezdoy-60838478.html

"Органами ФСБ были получены сведения о совмещении государственной службы с работой в коммерческих фирмах в нарушение Указа Президента РФ и использовании служебного положения в личных, корыстных целях начальником Управления по работе с крупными и крупнейшими налогоплательщиками Госналогслужбы РФ Потемкиным (до 1996 г-ном Кутателадзе) Александром Петровичем".


А сейчас князь, он же трудящийся Востока, свернул свою бурную деятельность на благо Государства Российского и сделался писателем. Судя по критике, которая оценивает его книжки, не просто писателем, а гениальным писателем.
Я о существовании Потемкина и его великого романа "Кабала" узнал из недавнего номера журнала "Огонек".

При этом Потемкин сам объясняет почему в "Огоньке" про его лабуду пишут: «в сентябре 2009 года, издательство «ПоРог» проводило широкую рекламную кампанию по продвижению моего нового романа «Кабала». Газеты «Коммерсант», «Новая газета», «Независимая», «Книжное обозрение», «Московская правда», журнал «Огонек» регулярно отводили полосы, публикуя рецензии на этот роман. На радио «Эхо Москвы» два месяца ежедневно выходила в эфир соответствующая реклама. В начале сентября 2009 года Издательство перевело рекламному агентству, работающему с ЛГ, около 500 тысяч рублей для размещения собственной рекламы, перевело вперед, планировало на 2010 год выделить еще деньги для продвижения романа».

То есть примерно за 500 тысяч каждому «Коммерсант», «Новая газета», «Независимая», «Книжное обозрение», «Московская правда», «Огонек», «Эхо Москвы» впаривали нам, читателям и писателям «Кабалу»?!! Потемкину осталось проплатить Букер, Нацбест, Большую книгу, Государственную, Нобелевскую и $50 млн. семье Михалковых, чтобы сняли по книгe сагу «Антикабала» и можно ложиться в могилу рядом с Львом Толстым.

В "Огоньке" оценил роман, как великий известный Вам, дорогие читатели, Лев Аннинский.
Он там такое пишет в своей хвалебной оде новому гению, что я даже подумал, не Альцгеймер ли сразил престарелого критика. Но... в конце этой оды указывался адрес, где всю эту гениальность можно приобрести, и телефон, по которой можно ее заказать.
Это обычная реклама в исполнении Льва Аннинского. Хоть он там подписался всеми своими титулами.
Неужели он с голоду умирает, если под всем этим подписывается?
Ну и если Аннинский восхваляет человека, который сначала наворовал большие деньги, а потом часть этих денег решил отстегнуть голодным и не очень акулам перам и великим российским критикам, что говорить о других. Их легион, не только в "Огоньке".
Поют ему славу в "Независимой газете". Вот начало рецензии.

Вечное ожидание

Размышления о романе Александра Потемкина "Кабала"

2009-09-28 / Сергей Валерьевич Роганов - кандидат философских наук, публицист.

Все дело в идее – а в чем же еще может быть дело у русского писателя Александра Потемкина и героев его нового романа «Кабала»? Вот уж подлинно национальная черта: Архимеду нужна была точка опоры, русскому же – вынь да положь Идею, и все мироздание содрогнется, а как же иначе?!

А вот очень либеральная "Новая Газета". Но уже не начало, а конец рецензии, поэтому с телефонами для заказа: 

И контрастный, летящий финал. Все замечательно! Только выводы нерадостные. Позитивная метаморфоза возможна, но это управляемый, искусственный позитив, не эволюционный. Химическим путем меняют геном — и цвети! А со своим собственным как быть? Да, не может справиться с собой русский человек, все у него проваливается, потому что и поныне жив классический характер, веками сложившийся, — лежать на печи. Видно, такой уж ген. Впрочем, «мы не так живем» — это извечная русская болезнь.

Одна надежда на генную инженерию?
Вера Церетели
Спрашивайте роман «Кабала» в книжных магазинах или заказывайте по телефону 611-03-39. Доставка по Москве бесплатная. По России — наложенным платежом


Ну и тот же "Огонек" хорошо излагает, это рецензия оттуда на гениальный роман Потемкина " Человек отменяется". (У него, что ни роман, то гениальный.)

 Книжный рынок очень редко балует читателя настоящей интеллектуальной прозой, с которой хочется и поспорить, и в чем-то согласиться, а больше всего тянет написать автору письмо.

Думаю, благодаря разносторонней биографии у Александра Потемкина открылся незаурядный литературный талант, сочетающий в себе очень разноплановые качества. В книгах Потемкина («Изгой», «Игрок», «Бес» и «Стол») хирургическая точность и краткость определений неожиданно соседствуют с безжалостной фантасмагоричной сатирой, а внимание к деталям быта-с важнейшими проблемами и эпическим размахом повествования. И в романе «Человек отменяется» этот эпический размах затронул уже не только все русское общество, погрязшее в мерзости и пороках, но все человечество целиком, ибо на этот раз Александр Петрович попытался осмыслить наиглавнейший вопрос нового века: куда нас всех несет?

Если честно, то не только хвалят нового гения. В сетевом "ЧасКорре" Галина Юзефович написала рецензию... нет, не на гениальный роман Князя, а на его открытое письмо, которое я выше процитировал, он, как вы видели, в этом открытом письме возмущается тем, что его кинули, деньги он заплатил, а они их не отработали.
Вот что пишет госпожа Юзефович:
www.chaskor.ru/article/knizhnaya_korruptsiya_15179
«Размещение рецензий в газете должно быть основным источником наполнения газетной кассы. Практика публикации рецензий на новые книги за денежное вознаграждение сегодня принята во всех СМИ мира. И это естественно. Книга такой же товар, как всё другое, создаваемое или производимое человеком. А товар или услугу без рекламы продать нельзя» — так рассуждает в открытом письме, опубликованном на сайте радиостанции «Эхо Москвы» и адресованном владельцам «Литературной газеты», писатель-графоман и предприниматель Александр Потёмкин. А после, разом меняя тон с неторопливо-раздумчивого на сварливый, переходит к конкретным претензиям: главред «Литературки» Юрий Поляков взял с Потёмкина 500 тыс. рублей за размещение рецензий на его новый опус, но публиковать их отказывается — конечно, из зависти к его, Потёмкина, выдающемуся дарованию.
Впрочем, не всё так плохо: в отличие от «Литературки», литератора цинично «кинувшей», другие издания гонорар вроде бы отработали честно и клиента обслужили по первому разряду — хвалебные отзывы были размещены в должном объёме и в срок.
Мнение, в самом своём циничном и грубом виде озвученное Потёмкиным, распространено сегодня едва ли не повсеместно: очень многие читатели полагают, что все рецензии в прессе проплачиваются заинтересованными сторонами и, следовательно, полагаться на их объективность не стоит.


Вот еще одна цитата, на этот раз из интервью с главредом "Литературной России" Вячеславом Огрызко.

- К сожалению, некоторые наши зоилы занимаются не критикой, а чем-то другим. Вот, к примеру, один критик, старающийся судить литературу по гамбургскому счёту, выпускает книгу «Живи опасно», где помещена большая статья о том, какой великий прозаик - Александр Потёмкин. После этого как тут не усомниться в профессионализме критика и не увидеть во всём этом не стремление к истине, а какие-то другие мотивы. Неужели не понятно, что таким образом подрывается репутация литературного критика?

Уточню, что зоил, о котором идет речь, это известный критик Владимир Бондаренко.

Ну а теперь, оркестр играет тревожную дробь, в нашем цирке гаснет свет и в луче прожектора появляется сам виновник торжества с отрывком из своего гениального романа:
www.zavtra.ru/denlit/122/41.html

 – Где вы, Несыкайло? Наталья? Инспектор! Посланец Онищенко! – закричал Семен Семенович.
      – Да тут я. Если ты не перестанешь кричать, то я окучу тебя гербицидами – и каюк Химушкину. Избавлюсь от надоедливого соседа. Рядом с нами уважаемые люди находятся. Они потребуют вмешательства моего шефа в твой вопрос. Ты вот от плохой жизни спрятался, а они от замечательной, роскошной, в тишине мечтают побыть. Так что заплатят на радость оперативникам, и от тебя одна моча останется. Молчи! Или говори, но шепотом…
      – Да что за "уважаемые"? Генералы или другие крупные чиновники? Я-то министров лишь по ТВ видел. Если хотите, чтобы я молчал, а у вас, наверное, задание такое имеется, то вы рассказывайте. Одному страшновато, - понизив голос, признался Семен Семенович.
      – Ты почему спрятался? Чтобы поболтать или уединиться?
      – Тяжело жить, вот и спрятался.
      – А я тут в командировке. О своем задании уже рассказывала.
      – Так кто же рядом с нами?
      – А зачем тебе?
      – Поразмышлять, представить невозможную картину, как я общаюсь со значительными лицами. Я-то сам могу кого угодно вообразить, вступить в беседу с ним, но конкретное имя, конкретная фигура привносит особый интерес, цимес, так сказать. Так кто же вот этот, самый ближайший?
      – Борис Гайдуров, а рядом с ним – Егор Красноухов, около меня Генннадий Яблонский, еще вижу Алика Хичкова… Хватит? Только на меня не ссылайся, еще пожалуются Онищенко. От него пощады не жди, а мне долгосрочное рабочее место необходимо.
      – Да-с! Примечательные россияне. Так я начну?
      – Ты меня не спрашивай. У меня тут чисто производственный проект. Как типичный русский человек, я сама по себе.
      – Пока, Наталья Несыкайло! Спасибо, что открыли глаза на соседей. – Тут Химушкин с затаенным восторгом обернулся к господину Гайдурову.


"Комментарии",- как пишут в плохих критических статьях,- "излишни".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments