dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Пилим, братцы, пилим! (От оно как, Михалыч.)


А Юлия Леонидовна меня порадовала. Когда она рассказывала про Эболу.
Оказывается, это распил бабла, а не страшная эпидемия.
Действительно, все четыре американца выздоровели.
Более того, даже в Либерии кое-кто стал выздоравливать из местных.
Ну а когда она начала рассказывать про домики из слябов, которые спасли Мариуполь от страшных русских танков, я ее слушать перестал. Хоть очень смешно.
Ладно, за Эболу ей можно простить домики из слябов. С другой стороны, начала она тему с того, что война закончена. А ведь это хорошая новость.


Обама выступил в ООН и назвал лихорадку Эбола главной угрозой для человечества. Президент Путин занял второе место, а Исламский халифат – третье. Ну, то есть про нас это, знаете, как в одном известном анекдоте: «Ты такой чудак, ты такой чудак, что даже на конкурсе чудаков ты бы занял второе место. Вот мы заняли второе место. После того, как мы так оскорбительно заняли второе место и впереди нас вышла лишь лихорадка Эбола, я решила разобраться, что же это такое лихорадка Эбола. И вы не думайте, что я слишком далеко ухожу от темы, потому что, как выяснилось, борьба с Лихорадкой Эбола имеет очень много общего с борьбой с украинским фашизмом. Американский президент борется с лихорадкой Эбола, а мы боремся с украинским фашизмом.

У меня это как-то существовало в фоновом режиме. Я слышала, что это какая-то странная вещь, которая в Африке, что там чуть ли не стопроцентная смертность, что печенка лопается, что там вакцины нет, что там лекарств нет, в общем, какой-то конец света. Это с одной стороны, существовало так, а с другой стороны я подозревала, что дело не совсем ладно, потому что в силу своего культурологического и исторического образования я как-то помнила, что из Африки приходило довольно много эпидемий. Например, в 6-м веке пришла эпидемия чумы, которая уничтожила добрую половину Римской империи: от 20 до 80 процентов населения. В 14-м веке опять же из Африки пришла эпидемия чумы, которая уничтожила от 30 до 80 процентов населения Западной Европы по разным регионам. А как-то вот лихорадка Эбола почему-то не приходила, притом, что, как понимаете, антисанитария была та еще, и как-то тоже все передавалось.

Есть еще такое понятие, которое называется Columbian Exchange – колумбов обмен. Он сейчас очень популярен среди той части историков, которая занимается совершенно новой и совершенно потрясающей историей, которую можно назвать историей биогеоценозов, экологической историей – историей того, как те или иные цивилизационные достижения человечества влияли на окружающую среду. И, например, не знаю, знаете вы или нет, но для меня было в свое время большим удивлением узнать, что когда-то дельта Амазонки было совершенно замечательное место. Там не было малярии и желтой лихорадки. А в ад дельту Амазонки превратили европейцы, которые занесли туда малярию и желтую лихорадку и занесли, заметьте, из Африки вместе в рабами, с теми самыми рабами, которых они брали в той самой Африке, в которой теперь свирепствует лихорадка Эбола, которая угрожает всему человечеству.

И мне в фоновом режиме было как-то немножко странно, как это европейцы тогда желтую лихорадку занесли, а лихорадку Эбола они что-то забыли занести. Я результаты своего немедицинского… потому что это не медицинскому профилю – это как раз по моему любимому профилю: о деструктивных мемах и массовых идеологиях, массовых пугалках. То, что я говорю, напечатано в «Новой газете», но я сейчас расскажу с некоторыми прибавлениями.

Итак, поехали. Первое, что бросается в глаза до сих пор со страшной лихорадкой Эбола, которой нас устрашают, это малочисленность эпидемии. Вот в 2007 году вспышка в Уганде унесла 37 жизней, в 2013 – 17 жизней. Даже сейчас – вот уже, действительно, несколько месяцев продолжается эпидемия лихорадки Эбола в Африке – погибло 3 тысячи человек. Для сравнения: грипп в год уносит 250-300 тысяч человек. Это первое. Возникает вопрос: Как же это такая страшная вещь, а все-таки, простите меня погибает гораздо меньше, чем, условно говоря, в месяц в России в ДТП?

Второе: Всемирная организация здравоохранения утверждает, что смертность от Эбола составляет до 90%. Вот я должна сказать вам, что это вранье. Причем вранье особого вида. Я долго искала название вранью умолчанием, вранью, когда вы говорите одно, что формально является правдой, а на самом деле ваш собеседник понимаем вас по-другому, и вы прекрасно понимаете, что он поймет вас по-другому, и вы на это и рассчитываете. Я рада сказать, что в исламе есть такой термин, он называется «таврѝя». Это, когда человек говорит нечто, что формально соответствует правде, но прекрасно знает, что поймут его не так. Вот до 90% - это вранье, потому что 90-процентной смертность Эбола достигла один раз – это было в 2003 году в Конго, тогда заболели 143 человека и погибли из них 128. Вот даже в нынешней эпидемии смертность составляет около 50%, бывали случаи до 25%. Правда, надо сказать, что есть разные вирусы Эбола и от них тоже зависит смертность. Но вот, от чего она еще зависит – чуть пониже.

Второе, самое главное. Вот вопрос на засыпку: Как распространяется эта страшна и ужасная Эбола, которая угрожает всему человечеству? Ответ: она не распространяется воздушно-капельным путем. То есть, она распространяется через контакт с кровью, она распространяется через контакт с рвотой, с поносом больного, то есть в переводе на русский эпидемия Эбола случается только в обстановке тотальной антисанитарии. И здесь нам ВОЗ тоже врет, потому что, если вы посмотрите методичку, то на первой странице вы обнаружите, что Эбола распространяется от человека к человеку. Еще раз: вирус, который передается только, если вы пользуетесь зараженным шприцом или заходите туалет типа сортир, не может стать эпидемией в развитой стране.

Вот, когда захватили, помните, еще сомалийские пираты украинское судно, - а мы тогда еще с Украиной дружили, еще тогда не было украинских фашистов и практически они считались как наши моряки – то Миша Войтенко, который этим судном как всегда занимался, рассказал мне замечательную картинку о том, как эти пираты себя вели и рассказал как кок, который готовил пищу пиратам и, соответственно, пленникам – пленники наблюдали, как он, извиняюсь, срет с борта корабля, подтирает то, что у него там висит, а у него там длинная штука висит, и потом этой же рукой, которой он подтер, идет разделывать козла. Вот, если вы живете в таких условиях, вам лихорадка Эбола опасна. Если вы помоете руки перед едой – она вам будет значительно менее опасна.

Наконец, самая главная фишка. Знаете ли вы, какой главный фактор смертности при Эболе? Ответ: тот же, что при холере – обезвоживание. То есть, если вы дадите пациенту достаточно питья и главное, дадите ему физраствор, потому что вам надо восполнять не только воду, но вам надо восполнять: калий, магний, натрий – все элементы, которые абсолютно необходимы для жизнедеятельности организма, для нормальных реакций между клетками, то извините, ваши 90% смертности превратятся в 90% выживаемости.

И тут я вам должна сказать, что эта страшная пугалка про сосуды, которые просто растворяются, которые разрываются, про печень, которая растворяется – это как раз не результат действия вируса, это результат вымывания из организма со рвотой и поносом необходимых для функционирования минеральных веществ.

Дальше я вам скажу еще такую фишку. Во время этой эпидемии лихорадкой Эбола заболели 4 американца. Все четверо, естественно заразились в Африке, все четверо были врачи, вернее, трое врачи, одна медсестра – их перевезли в США. Знаете, какая среди них была смертность? Приз в студию! Ноль процентов. Три выздоровели, один лечится.

Каким образом они выздоровели? Медсестра Нэнси Райтбол получила экспериментальное лекарство, оно называется ZMapp. Доктор Кент Брэнтли – он отказался в пользу медсестры от этого лекарства, потому что лекарства хватало только на одну порцию, но он все равно выздоровел. Доктор Ричард Сакра получил кровь от выздоровевшего доктора Брэнтли и еще другое экспериментальное лекарство, которое называлось TKM-Ebola. Самое главное, они получили уход - вот ту самую капельницу и то самое питье. И врачи, которые их лечили, сказали, что, в общем, не знают, что большее влияние оказало: лекарство или, как они выразились, общая поддерживающая терапия.

То есть – внимание! – при нормальном уходе смертность о Эбола тут же составило ноль процентов. В нормальной стране заразность Эбола упала тут же до ноля процентов. Причем очень интересно, вот подумайте на секунду, если бы Эбола, действительно, представляла из себя смертельную опасность в любых условиях, то мы понимаем, что не при каких коврижках четыре американцы, хоть бы они были какие угодно, заразившиеся в Африке, не были бы перевезены в Америку, более того, они не были перевезены в какие-то страшные лаборатории, где все ходят в скафандрах высшей степени защиты. Они были перевезены в госпиталь, более того, они были перевезены в два разных госпиталя. То есть врачи, которые их перевозили, они прекрасно понимали, что, грубо говоря, ничего страшного нет. Более того, после того, как эти люди выздоровели, они давали пресс-конференцию.

Еще один путь распространения лихорадки Эбола – это со спермой мужчины, который три месяца лихорадкой Эбола болел, то есть до трех месяцев сохраняется в крови и семени. То есть тот человек, который давал конференцию – в нем еще был вирус Эбола, и врачи понимали, что ничего страшного. Точно так же, как ВИЧ-инфицированный может давать пресс-конференцию, вот с вирусом Эбола - тоже пожалуйста.

Более того, я вам еще скажу. Эбола же открыли в 1976 году. До этого времени просто было непонятно, чем люди болеют, и, как я уже сказала, не очень много болели. А в 72-м году еще один американский врач-миссионер, его звали Том Кёрнс – он тоже перенес Эбола. Он просто не знал, что это Эбола. У него в госпитале лежал человек, который страдал геморрагической лихорадкой, который умер, Кёрнс заразился при вскрытии – он поранился о скальпель, и Кёрнс выжил, знаете, как? Его жена в хижине с банановыми листьями ставила ему капельницу.

Это еще не все. Нам говорят, что от Эболы нет лекарства. Вранье! Оно есть. Я уже назвала: ZMapp и TKM-Ebola. То есть у нас есть медицинская бюрократия, которая громко орет, что «тут самая страшная такая штуковина, которая нас всех сейчас убьет», и эти самые люди в силу своей неповоротливости и, в том числе, в силу некомпетентности не могу одобрить лекарство от Эболы. Ну, знаете, тогда означает, что смертельной является на Эбола, а сама бюрократия. Потому что, знаете, ну можно запретить лекарство от туберкулеза, и потом орать: «Туберкулез – смертельная болезнь, от нее нет лекарств».

От Эболы нет вакцины – опять вранье! Есть вакцина. GlaxoSmithKline создал вакцину от Эбола. В начале этой эпидемии позвонил во Всемирную организацию здравоохранения, спросил: «Не нужна ли вам вакцина?» Ответила ВОЗ: «Не нужна». Конечно, понятно, в чем дело. И тот факт, что и лекарств и вакцин, действительно, от тяжелой болезни, - потому что понятно, что удар, который Эбола наносит по организму трудно переоценить что их, этих лекарств не позаботились еще одобрить, как раз связано с тем, что все врачи прекрасно знают: развитым платежеспособным странам Эбола не угрожает. Эпидемия Эболы происходит в Африке, только в Африке из-за тотальной антисанитарии и тотального же отсутствия медицины. И знаете, еще один момент: А, как заражаются Эболой? Вы будете смеяться, один из главных источников заражения – это мясо шимпанзе и орангутангов, потому что они ей болеют. И, как вы думаете, сколько европейцев за время пребывания своего в Африке, скушали шимпанзе и орангутангов? Понятно, что - ну, как? – это людоедство, потому что тот же шимпанзе обладает мозгом 4-летнего ребенка. Он понимает, как 4-летний ребенок, у него примерно такой же словарный запас, если его научить знакам. Вы будете есть 4-х летнего ребенка? Вот в Конго едят, притом не только шимпанзе, но и пигмеев едят.

чем проблема, почему существует лихорадка Эбола в африканских странах? Потому что в них чудовищная нищета и антисанитария. И это всего лишь на самом деле симптом той социальной болезни, которой они болеют. Вот мы имеем это. Дальше мы имеем международную бюрократию, которая, как я уже говорила, не может зарегистрировать вакцины и лекарства, которые уже существуют, но при этом, когда жареный петух клюет, начинают кричать: «Дайте нам денег! Сейчас все человечество погибнет. Это угроза для человечества номер один».

Но самое главное: мы имеем президента Обаму. Президент Обама не может совладать с реальными проблемами в Америке, с 50-ми миллионами американцев, которые сидят на продуктовых карточках, с Исламским халифатом, с Владимиром Владимировичем Путиным, поэтому Обама объявляет главной проблемой лихорадку Эбола, которая ни с какого боку Америке не угрожает. То есть, когда вы не умеете решать настоящих проблем, надо выдумать фальшивую и ее решить. Вот поэтому исламисты вместо нищеты и невежества борются с Америкой, Путин вместо воровства и коррупции борется с Америкой, а Америка борется с Эболой.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments