dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

В чем он не прав?



Алексей Тарновский - не первый в моей френд-ленте израильтянин, который пишет о том, что ХАМАС стоит оставить у власти в Газе.
При этом, все, кто пишут об этом среди моих френдов, убежденные сторонники национального лагеря, а отнюдь не левые.
Я удивлен тем, что ХАМАС все-таки оставили в покое. Но я далеко от Израиля живу и не могу судить, что действительно следовало сделать.
Во всяком случае, если есть израильтяне, которые не согласны с Алексеем, читая его текст, хотелось бы их аргументы тоже выслушать.
У меня такие аргументы есть, но это аргументы постороннего.


Оригинал взят у alekstarn в Еще раз о своре гав-гав-победистов
Две-три недели тому назад я стал подвергаться регулярному облаиванию весьма определенной группы израильского Рунета – той самой, которая требовала «немедленно покончить с ХАМАСом», одержать победу «здесь и сейчас», «решить вопрос» и «замочить в сортире».

Отмахиваясь от вполне резонных на мой непритязательный вкус вопросов относительно того, стоит ли подобная сортирная мочалка цены, которую придется за нее уплатить, а также о том, что ждет нас после этого в развороченном сортире, эти ура-победисты в основном сыпали лозунгами и ссылались на уроки Истории. Поражала решительность этих стратегов и их всепроникающая осведомленность.

Так, оценки Генштаба (несколько сотен солдатских жизней, которые потребуются для зачистки Газы) уверенно объявлялись завышенными, и даже ссылки на уже не оценочные, а реальные потери операции Хомат Маген не производили на ура-победистов никакого впечатления. А разговоры о будущем и вовсе их не интересовали: мол, все будет в порядке и точка. Типа, войдем и выйдем, и никакой оккупации.
– А если потребуется два года, как в Хомат Маген? – интересовался я.
– А не потребуется! – отвечали они.
– Уверен?
– Уверен! А если и потребуется, то все равно будет лучше, чем так.
– Значит, потребуется? То есть мы будем кормить эти два миллиона враждебных арабов?
– Нет, кормить не будем.
– Как так? Мы же оккупируем территорию, должны заботиться о населении.
– А плевал я на население…

И так далее в том же духе. Еще можно было бы понять, если бы подобную околесицу нес двенадцатилетний подросток, чей здравый смысл пока еще не облагорожен подготовкой к бар-мицве, а напротив, сильно искажен осложнениями пубертатного периода. Но в том-то и дело, что вышеописанную чушь декламировали взрослые люди, частично седовласые и успевшие повидать на своем веку кое-что, помимо экрана русскоязычного ТВ. Не скрою, это поражало и выводило из себя. Нормальный взрослый человек вообще с трудом переносит вопиющую глупость, если только он не обучен реагировать на нее профессионально, будучи психологом, политиком или школьным учителем.

Но, к несчастью, я – ни то, ни другое, ни третье. Я не переношу самодовольного агрессивного идиотизма. Поэтому мои беседы с безумными ура-победистами обычно завершались на этапе обвинений. Да-да, не удивляйтесь: максимум на пятой (а в среднем – на второй) реплике мои наиболее интеллигентные оппоненты отпускали глубокомысленное замечание о том, что продажные перья нынче дешевле овса. Но это интеллигентные – а более незамысловатые натуры сразу рубили меня правдой-маткой (по понятным причинам, это делали женщины, мужчины же извлекали иной, хотя и не менее мозолистый инструмент). Мол, я не только «полевел», «побибел» и «похужел», но еще и продался со всеми потрохами, превратившись в «придворного писаку». А впрочем, почему «превратившись»? Я всегда был таким, продажным! Да-с, сударь Родион Романыч, вы и старушку-барыню кокнули, и Муму утопили, и…

Вот здесь-то, при упоминании несчастной Муму, мое бедное сердце и не выдерживало. Не то чтобы меня задевала вся эта хреномуть: поверьте, на того, кто хоть раз прошел по грязевому болоту обсуждений финальных списков литпремий, не действует уже никакая ругань. Не ругань угнетала мя, но глупость. Глупость – гадкая, злобная, тупая глупость, грязь. А грязь взывает к уборке. Я смахивал дураков с экрана, как пауков, при помощи замечательной половой тряпки Фейсбука и тут же забывал об их существовании. С глаз долой, из памяти вон.

Но вот сегодня я получил письмо от своей хорошей знакомой – талантливой публицистки и весьма энергичной активистки поселенческого движения – одной из тех, кто не просто посещает демонстрации и мероприятия сторонников консервативного лагеря, но и организует их. Получил и расстроился. Потому что одно дело, когда облаивают привычного меня, которому (по вышеописанным причинам) пофиг-дым, и совсем другое – когда обижают людей не просто ранимых, но еще и общественно-полезных, занимающихся важным, всех нас касающимся делом. Когда подрывают их веру в себя. Это уже совсем ни к чему. Это уже диверсия, вражеская, подлая акция. Вот выдержки из этого письма, из которого я, в силу его частного характера, постарался убрать все идентифицирующие детали:

«После войны с ХАМАСом я обнаружила себя засчитанной в число "полевевших", с точки зрения некоторых завсегдатаев русскоязычного израильского блого-пространства. И поняла, что Вас туда тоже отнесли. Дальнейшее не хочу выносить на всеобщее обсуждение, но раз уж Вас классифицировали туда же, куда и меня, хочу поделиться с Вами своими сомнениями приватно и узнать, что Вы думаете.
Про себя я точно знаю, что защищаю Нетаниягу, утверждая, что он "не предатель" и "не сдал Израиль" и "сделал почти максимум возможного" вовсе не из-за моей партийной принадлежности, а потому, что действительно так думаю.
Но в то же время, я всё время спрашиваю себя, не является ли моя позиция попыткой рационализации. Не оправдываю ли я глупую и трусливую политику правительства для того, чтобы удержать других (и себя) от истерики, чтобы постараться внушить им (и себе) надежду на то, что всё не так плохо наперекор здравому смыслу?»

Конец цитаты.

Печально, не правда ли? Я сейчас обращаюсь не к подлой стае лжецов и клеветников, которые осмелились открыть свои слюнявые пасти на людей типа… – назовем ее N. Дурака не образумишь, а злобного дурака – тем более. Но вы – те, кто проявляет терпимость к разворачивающейся на их глазах гадостной травле, вы-то должны понять, к чему это может привести. Или нет? Или вы по-прежнему будете молча стоять в сторонке со смущенной улыбкой стороннего наблюдателя? Не сделаете шага вперед, не крикнете: «Хватит!», не заткнете пасть клеветнику и лгунье?

Помните: потеряв сотню этих грязных крикунов, мы станем лишь немного чище; но, потеряв всего лишь одну N., мы станем намного слабее. Ведь N., в отличие от никчемных ура-победистов, обливающих ее помоями, делает дело – важное, нужное, необходимое. N. живет в практической реальности – трудной и неблагодарной, а ее облаиватели существуют в воображаемом мире – прежде всего потому, что не в состоянии вынести мира реального. Именно поэтому эти трусы и слабаки особенно активизируются во время военных обострений, во всю мощь своей глотки требуя немедленного подтверждения иллюзии о волшебной, победной неуязвимости ЦАХАЛа. Именно поэтому им бесполезно что-либо объяснять, ведь доводы разума разбивают иллюзию, подрывают легенду, а значит, и чувство личной безопасности. Именно поэтому их реакция столь криклива, столь агрессивна.

Помните: ура-победисты – не правые, а хлипкие. Их иллюзии – явление той же природы, что и иллюзии левых – проявление национальной усталости, нетерпения, слабости. Побед-ахшавники такие же ахшавники, что и шалом-ахшавники. Показательно, что в качестве своих жертв они выбирают сейчас одни и те же объекты – такие, как N. Повторю еще раз: поддержите ее, поддержите таких, как она, уймите разгулявшуюся собачью стаю. Пусть себе гавкает где-нибудь за углом.
Слышишь, N.? Не обращай внимания на всю эту грязь, иди своей дорогой. Просто делай то, что считаешь нужным. Делай что должно, и будь что будет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments