dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Тем кто интересуется больше Ближним Востоком...


рекомендую текст моего френда, израильского писателя Алексея Тарновского.
Это интересная и совершенно новая для меня теория.
Впрочем, если подставить в этот текст вместо сирийских алавитов - Донбасс? Ну да, ну да,
"кто о чем, а вшивый - о бане."

Оригинал взят у alekstarn в Пусть лопнут все нарывы
Последние успехи суннитских повстанцев, которые без особых усилий выбили войска шиитского правительства Ирака из Мосула и Тикрита, вновь породили волну разговоров о близорукости американской политики на Ближнем Востоке.
Кто только не прохаживается на эту популярную тему – от профессоров спец-институтов до подсевших на шоппинг домохозяек. Причем, и домохозяйки, и профессора ничуть не сомневаются в постыдной наивности глупых фраеров-пиндосов, ни уха ни рыла не смыслящих в наших сложнейших ближневосточных реалиях.

Еще бы. Сотрудники соответствующих отделов Госдепа всего лишь окончили Гарвард или Йель, а затем в течение каких-то десяти-пятнадцати лет изучали политическую историю региона, посещали тематические семинары и научные конференции, а затем и принимали личное участие в местных событиях. Конечно, столь ничтожный опыт не идет ни в какое сравнение с глубокими познаниями упомянутой израильской домохозяйки – ведь она, как-никак, целых три раза в жизни видела настоящего араба на рынке в Рамле и даже торговалась с ним из-за пучка укропа! Уж она-то знает, как надобно себя поставить, – не то что какой-то безмозглый вашингтонский арабист!

Не знаю как кому, а мне рассуждения об американской внешнеполитической наивности кажутся заведомо нелепыми. Примерно так же таежный охотник полагает наивным чужеземного торговца, который «сдуру» оставил ему целую связку стеклянных бус взамен сорока соболиных сороков. А между тем, во внешней политике Вашингтона прослеживается несомненная логика, которую легко понять в перспективе глобальной цели Западного мира вообще и США в частности.

Эту цель можно сформулировать так: максимальное включение всех доступных областей земного шара в систему глобальной мировой экономики. В настоящий момент эту задачу можно считать выполненной по отношению к Европе, обеим Америкам, Индии, Китаю, Австралии и малым «азиатским тиграм». При всех внутренних и культурных различиях, при всех время от времени возникающих трениях и спорах, эти страны и регионы ведут себя в полном соответствии с неким политико-экономическим кодексом, никогда не преступая заранее определенных, довольно жестких границ. Причина такого разумного поведения проста: степень экономической интеграции внутри системы достигла столь высокого уровня, что никто из игроков – даже самые неоспоримые лидеры – не в состоянии без значительного для себя ущерба рвануть на груди рубаху, топнуть ногой и возопить «что хочу, то и ворочу». Глобализация и вытекающая из нее взаимная интеграция – залог стабильности современного мира.

На очереди – обломки Российской империи, исламский Восток, черная Африка. Рано или поздно интегрируются все: чем сильнее притяжение массы глобально-единой планеты, тем труднее мелким частицам и астероидам сохранять свою прежнюю посконную автономность. Якобы «недальновидные» наивняки из Госдепа уже, считай, победили; вопрос заключается лишь в том, когда им удастся оформить эту победу окончательно, на последнем клочке земной суши.

А теперь давайте подумаем: что препятствует всеобщей интеграции, то есть реализации глобальной цели Западного проекта? Ответ очевиден: главным препятствием является внутренняя нестабильность, вызванная загнанными под спуд этническими, религиозными, племенными противоречиями. На Ближнем Востоке живым примером тому могут служить такие искусственные гос-образования как Сирия, Ирак и Ливан, чьи политические границы были в свое время проведены без минимального учета границ культурных, что впоследствии и вызвало – в полном соответствии с парадигмой С. Хантингтона – легко предсказуемый взрыв.

Попробуйте поставить себя на место тех, кто формулирует американскую внешнюю политику. Ее цель, как уже сказано, – всеобщая интеграция и партнерство – не в силу чьего-то альтруизма или, напротив, агрессивных устремлений, а просто потому, что таково требование мирового экономического хозяйства. Помеха к достижению интеграции – внутренняя нестабильность той или иной области. Помеха есть, помеху требуется устранить. Вопрос - как?

В принципе, путей всего два. Первый: способствовать установлению в данной области жесткого диктаторского режима, который посредством террора загонит вышеупомянутые противоречия еще глубже под спуд. Именно по этому пути шел Запад в течение нескольких десятилетий (Саддам, Асад, Каддафи и проч.). Увы, этот подход страдает существенным недостатком: он не устраняет проблему, а игнорирует ее. Загнанные под спуд, противоречия не рассасываются, не исчезают. Напротив, внутреннее давление накапливается, растет и в итоге выплескивается наружу с удесятеренной силой. Диктатор слетает с трона, мнимая стабильность улетучивается, и Западу вновь приходится иметь дело с областью, погруженной в пучину хаоса.

Второй путь заключается в разрешении противоречий естественным путем. Нарыв должен назреть, нарыв должен лопнуть. И единственным способом кардинального лечения больного общества – именно лечения болезни, а не подавления ее симптомов – оказывается все та же (дружно проклинаемая идиотами всех мастей) демократия. Сунниты Ирака хотят жить отдельно от шиитов Ирака? – дайте им отделиться. Азеры Ирана не переносят персов, а курды не переваривают азеров? – пусть устраиваются каждый сам по себе. Сирийские алавиты боятся, что их вырежут другие «добрые» мусульмане? – позвольте им укрыться в их собственном автономном анклаве. Пусть границы пройдут там, где хочет население этих областей, а не там, где их сто лет назад провел англо-французский карандаш.

Повторю еще раз: этнические и культурные (в том числе и религиозные) проблемы не устранимы посредством отрицания их наличия, посредством подавления энергии масс. Желанная стабильность наступит в том и только в том случае, когда население той или иной страны выразит добровольное (а не мнимое, под дулами автоматов) согласие с существующим положением вещей. Поэтому «арабская весна» есть шаг в правильном направлении – вне зависимости от того, каков при этом был урожай жертв.

Диктатуры проливают не меньше крови, но при этом не решают подспудных проблем; демократия может на первых порах сопровождаться хаосом и гражданской войной, но она же и единственный путь к искомому решению, к стабильности, к интеграции. Возможно, потребуется несколько итераций, чередующих диктатуры с демократическими революциями (как это сейчас происходит в Египте); возможно, поначалу демократия будет принимать самые дикие формы (как это сейчас происходит в Афганистане и Йемене). Но одно несомненно: с каждым следующим заходом люди будут все более походить на людей. Тот, кто хоть раз глотнул воздух свободы, никогда уже не смирится с ролью бессловесного раба.

Не следует забывать и морального аспекта. Глобализация предполагает не только экономическую интеграцию, но и определенные этические рамки. Нет, никто не требует от конфуцианских, исламских, буддийских, даосских культурных систем декламировать иудео-христианский Декалог – но и вынужденное сосуществование с людоедскими тоталитарными режимами представляется Западу все более и более неприемлемым. Это еще один – пока еще второстепенный, но усиливающийся с течением времени – аргумент в пользу правильности доктрины всеобщей «демократизации», начало которой было положено в период президентства Дж. Буша-младшего.

И уж конечно, предельно отвратной кажется мне «аргументация» типа «демократия – удел белого человека, она в принципе не подходит арабам (неграм, малайцам и прочему сброду)». Показательно, что чаще всего подобные расистские рассуждения приходится слышать от лево-либеральных мистеров-твистеров, поборников «свободо-равенство-братства» и «социальной справедливости». Именно они грудью встают на защиту всевозможных саддамов и дубараков, погрязших в коррупции и кровопийстве.

Суммируя: Израиль не должен бояться процессов, имеющих сейчас место на Ближнем Востоке. Напротив, их результирующий вектор направлен в нужном, правильном направлении. В направлении преобразования окружающих нас обществ из состояния непримиримых врагов в состояние нормальных партнеров по общему глобальному дому. Это случится не сразу, но это случится. Время работает на нас – как, собственно, и всегда. Скорее всего, оно у нас на зарплате.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments