dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Интервью на "Дожде" с московской одесситкой Ириной Апексимовой.


Ирина Апексимова: "И шляпа новая на вате, чтоб не простыла голова."

Очень меня удивило то, что прозвучало мнение Апескимовой именно на "Дожде".
Впрочем, Таратута, скорее всего, вообще не знала, что Ирина скажет об Одессе.
Отсюда и прокол.

Ирина Апексимова: меня убивает, что люди поделились на «москалей» и «хохлов»





      

В гостях у Юлии Таратуты и программы «Говорите» актриса Ирина Апексимова

Таратута: Насколько я понимаю, вы долго жили в Одессе.

Апексимова: Жила, да. Я там жила каждое лето. Я выросла практически там.

Таратута: Я даже читала заголовок «Ирина Апексимова не сразу поступила во МХАТ из-за украинского говора».

Апексимова: Это неталантливый инфоповод.

Таратута: Я с вами хотела про Украину поговорить. Как вы это все переживаете, что происходит на Украине, что происходит между Россией и Украиной?

Апексимова: Я переживаю, что я потеряла очень многих своих знакомых. Я постоянно от своих близких людей узнаю о том, что, например, не разговаривает мать с сыном, сын живет в России, а мама на Украине или в Украине, они не разговаривают между собой, потому что не могут сойтись в политических взглядах. Вот меня больше всего убивает это. Меня убивает, что появились «москали» и «хохлы». Это всегда было на уровне какой-то шутки или это меня не касалось. Одесса никогда не была Украиной, Одесса всегда была свободной экономической зоной во всех пониманиях этого слова. И вдруг в Одессе появляются люди, которые кричат: «Мы за Украину!». Для меня это удивительно. Я не могу понять, откуда эти люди взялись, для меня это так странно.

Таратута: То есть, я так понимаю, что вам не очень симпатично то, куда пришла украинская государственность?

Апексимова: Мягко говоря, это не симпатично совсем.

Таратута: Моя коллега из Одессы родом написала большой пост в Фейсбуке, что Одесса никогда не была политизированным городом. Что вы именно по поводу одесских событий подумали?

Апексимова: Я могу рассказать только то, что происходит у моих близких в Одессе. Что происходит у них там, трудно представить, я не могу сказать, что я каждый день созваниваюсь с ними, но когда были события, я звонила каждые несколько часов и спрашивала: «Что с вами? Что у вас?». Они, в основном, все сидят дома, они стараются никуда не выходить.

Таратута: Им страшно?

Апексимова: Им страшно, потому что им все время передают по телевизору, я не знаю, это одесское телевидение или общее: «Закупайте спички, соль, гречку». Создается военная обстановка, даже если ничего этого не происходит. Они все сидят дома, на всякий случай никто никуда не выходит, или перебежками, пока чего не вышло.

Таратута: Они настроены антиукраински, антимайдановски?

Апексимова: Антимайдановски.

Таратута: Но они при этом настроены пророссийски, как Крым, или как-то иначе?

Апексимова: Мои все настроены пророссийски.

Таратута: Они готовы включиться в состав России?

Апексимова: Готовы. У многих родственники живут в Крыму, они говорят: «Как им повезло, они уже в России».

Таратута: И любят Владимира Путина, считают его гипотетическим лидером?

Апексимова: Да, все эти годы смеялись, называли украинские гривны «хохлобаксами», это же было всегда предметом издевательств и какого-то юмора.

Таратута: Насколько я понимаю, позиция вашего руководителя совсем иная.

Апексимова: Мы с ним не говорим на эти темы.

Таратута: Это важно. Насколько я понимаю, он выходец из западной Украины, львовянин, блестяще говорит по-украински, любит эту ноту.

Апексимова: Мы не разговариваем на эту тему, потому что это невозможно. Невозможно человеку доказать… Знаете, есть замечательно выражение: «Если что-то нужно объяснить, то объяснять не надо». Это бесполезно. У Романа Григорьевича своя точка зрения. Мы не обсуждали с ним, может, он со мной в чем-то согласен, может, я с ним в чем-то соглашусь. Но мы стараемся это не обсуждать.

Таратута: Но это ваши отношения не портит?

Апексимова: Абсолютно.

Таратута: То есть у вас нет этих ситуаций, как у этих семей, про которые вы рассказывали?

Апексимова: Нет-нет. Мы мудрее.

Таратута: Ваш театр, насколько я помню, во время всех острых событий перенес гастроли, он должен был приехать в Киев, там были большие украинские гастроли, но до Киева они не добрались. Они перенесены на лето. Это гастроли состоятся?

Апексимова: На сегодня, насколько я понимаю, нет. Запрещен же въезд молодым людям мужчинам на Украину, от 36 лет, я точно не помню. А у нас все артисты как раз молодые, те, которые могут стать солдатами. Так что не думаю, что театр Виктюка пустят туда. Это даже технически невозможно при всем желании.

Таратута: И последний вопрос – ваши гастроли в Вашингтоне. Верно ли я понимаю, что они уже прошли или пресса лжет, что вы совсем недавно ездили с какими-то спектаклями?

Апексимова: Совсем недавно я ездила со спектаклем «Скамейка» на гастроли по Америке, а театр Виктюка – нет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments