dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Возвращаюсь.


Одесса, сентябрь 2013-го года. С Пушкиным на дружеской ноге.

Примерно двое суток я соблюдал режим молчания и, как оказалось, за это время что-то изменилось к лучшему.
Появились первые признаки того, что кровопролитие может быть остановлено.
http://lenta.ru/news/2014/05/30/talks/
Да и резкая реакция руководства ДНР на разграбление супермаркета, это тоже хороший признак, мне кажется.
Ну a я вернусь к родному городу, мне показались интересными впечатления москвича, которые он озвучил на "Эхе Москвы".
Надо сказать, что мы все знаем общую позицию корреспондентов и ведущих "Эха". Тем не менее, когда они приезжают в Донецк или Одессу, как это видно из того, что они говорят, они стараются все-таки быть не пропагандистами, а просто журналистами, что хорошо.
Впрочем, из текста, который я копирую ниже, понятно, что симпатии Всеволода Бойко, который побывал в Одессе, на стороне Майдана и его одесских сторонников.


Тем не менее, посмотрим глазами такого журналиста:

В.БОЙКО – Про Киев мы говорить не можем, потому что мы там были очень мало. Мы только такую картинку полушуточную можем, конечно, рассказать. Что касается Одессы, то там очень странная ситуация. Город разделен очень сильно, мнения полярные. И какие-то люди говорят тебе: «Если кто-то скажет тебе, что он за Порошенко, не верь ему – это предатель и ренегат». А другие говорят наоборот, что если кто-то скажет, что он за Россию, то значит, это предатель украинской нации и все такое прочее.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – Но, тем не менее, всерьез обсуждался только один кандидат в президенты?

В.БОЙКО – Я бы не сказал, что всерьез обсуждался один кандидат в президенты. Да, фамилия Порошенко, безусловно, звучала среди тех, кто собирался идти на выборы, а я хочу сказать, что практически в каждой компании людей, с которыми я общался, каждый третий или четвертый на выборы идти не собирался из принципа.

А.ПЛЮЩЕВ – Это в Одессе или в Киеве?

В.БОЙКО – В Одессе, я про Одессу сейчас говорю. Про Киев я не могу сказать, потому что мало времени было. О том, что касается Одессы, там был еще такой интересный момент – я сидел с молодыми ребятами, футбол смотрел вечером перед голосованием, с местными жителями. И вот один из них сказал, что не пойдет, второй сказал, что не расскажет, за кого он пойдет голосовать даже своим друзьям, третий сказал: «Ну, может, пойду за Яроша проголосую».

А.ПЛЮЩЕВ – А, почему? Типа он таких воззрений, или по приколы, как у нас за Жириновского ходят?

В.БОЙКО – Именно как у нас за Жириновского. У него еще выражение такое одесское такое, типа «на психопатии» - как-то так он это объяснил.

А.ПЛЮЩЕВ – Вот Дмитрий из Екатеринбурга, постоянный наш слушатель в этой связи спрашивает: «Наши СМИ утверждают, что обыватели Одессы запуганы. Насколько это правда?

В.БОЙКО – Вы знаете, я бы сказал, что обыватели Одессы оказались в очень сложной ситуации, и главная причина тому не столько страх, сколько срыв курортного сезона. Вот это то, о чем говорит каждый одессит.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – Но страха голосовать нет, потому что я так понимаю, что в Донбассе и других местах люди просто боялись или приходить, как члены комиссии или открывать участки…

В.БОЙКО – Когда я говорю о том, что в Одессе какие-то люди не хотели идти голосовать, это значит, что они не хотели, а не, что они боялись. В принципе, явка по Одессе – я последние цифры официальные не смотрел, но примерные - по подсчету наблюдателей составила чуть меньше 50%, что очень неплохо, прямо скажем, для города, в котором несколько недель назад была колоссальная трагедия.

А.ПЛЮЩЕВ – Обратимся к Всеволоду Бойко, не только потому, что жалко его молчащего постоянно, сидящего…, но и потому, что есть много интересный вопросов и про Одессу, тем более мы собрались поговорить про Украину после выборов или в ходе выборов, а пока говорим о той местности, где выборов-то, по сути, и не было, было что-то иное. Вот Всеволод как раз был в Одессе, где выборы были, и ты упомянул про выборы мэра Одессы, и тут есть, связанные с этим вопросы. Правда ли, например, у тебя спрашивают, что победил не ставленник Майдана? Расскажи немного о выборах мэра.

В.БОЙКО – Смотрите, вообще, на выборах мэра в Одессе было зарегистрировано 20 кандидатов, если я не ошибаюсь. Двумя основными кандидатами считались: Эдуард Гурвиц – это человек, который дважды или трижды уже был мэром Одессы и дважды добивался через суд, чтобы его делали мэром Одессы – один раз по итогам компании, а другой раз, когда Ющенко пришел к власти задним числом. Второй основной кандидат, который считался фаворитом, и в итоге по официальным данным победил, это Геннадий Труханов – руководитель Партии регионов в Одессе, глава федерации тайского бокса Украины и тоже очень известный, порой с негативными коннотациями человек. Впрочем, что касается Гурвица – Гурвиц тоже известен всякими негативными коннотациями, поскольку это публичные политики.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, он же и был мэром Одессы?

В.БОЙКО – Да. Оба публичные политики с довольно долгой историей, и, конечно, понятно, что есть и рейтинг и антирейтинг. Во-первых, я хочу отметить, что 5% голосов одесситов набрал Дарт Вейдер.

А.ПЛЮЩЕВ – Все наши симпатии, разумеется, то же были на стороне этого кандидата, который пытался на многих выборах выставиться там.

В.БОЙКО - …Что, вообще, говорит об отношении одесситов к мэру и к будущему своего города. Что касается обоих кандидатов, во-первых, скорей всего – сейчас уже об этом можно говорить – там были какие-то нарушения, потому что голоса подсчитывались очень долго. Но это все проходило за закрытыми дверями, уже после того, как участки закрылись, извините за тавтологию. Что касается обоих кандидатов – мы с коллегой Винокуровой из Znak.com побывали в штабах. Вот сейчас, уже вернувшись в Россию, я хочу сказать, что эти штабы производят довольно страшное впечатление, прямо скажем…

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – Предвыборные штабы.

В.БОЙКО – Да. Когда мы пришли после закрытия участков в штаб к Гурвицу, ожидая, что он празднует свою победу, поскольку по одному из авторитетных экзит-поллов он лидировал с разницей примерно 7%, первый вопрос, который нам задали: «Что вы, вообще, здесь делаете, и кто вы такие?» Мы сказали: «Здравствуйте, мы российские журналисты». – «И что?» Документы показали свои, потом у нас взяли наши паспорта и унесли. Видимо, пробивать по какой-то базе. Затем, когда выяснилось, что мы, действительно, российские журналисты, нас уже пустили, приняли, поговорили с нами, пытались нас накормить, по-моему, даже напоить.

А.ПЛЮЩЕВ – Даже, по-моему, напоили!

В.БОЙКО – Нет, такого не было. Мы пришли туда без пятнадцати какого-то часа, и мне пленку надо было писать, я бы не согласился. Это, что касается штаба Гурвица. Я не говорю, что это бандиты, я говорю, что очень все напряжены. И, когда ты выходишь на балкон покурить, и ты видишь, что внизу стоит куча джипов и вокруг этих джипов роятся люди какие-то очень напряженные, большие, как сказал бы Леша, ты понимаешь, что выборы проходят не так безоблачно, когда приходишь на любой участок, где бабушки с улыбкой опускают бюллетени за одного кандидата, молодежь – за другого.

В штабе Труханова была еще более интересная ситуация. Во-первых, оба этих штаба было довольно трудно найти, если бы не припаркованные мерседесы. Штаб Труханова располагается во дворе практически неосвященном, где тоже стоит много автомобилей, и там нас даже не пустили ни в какое помещение. То есть у нас спросили, кто мы такие. Некий крепкий мужчина из тех, которые стояли в этом дворе, ушел внутрь и минут пятнадцать мы стояли там, в окружении этих людей. Не то, чтобы в окружении – они сновали мимо по каким-то своим делам, перебрасывались фразами, отъезжали и подъезжали машины, и мы не очень понимали, сколько нам еще разрешат здесь стоять, и не выпнут ли нас. Но, к счастью, тоже нужно отдать должное, что, несмотря на эту напряженность – я не вижу здесь опять же никакого криминала, я вижу только напряженность – к нам потом вышла сотрудница пресс-службы, и как-то мы с ней договорились, на следующей день даже какой-то комментарий получил.

Очень важным момент то, что у кандидатов есть некие – назовем их так: бригады поддержки – для Одессы после 2 мая это, наверное, не странно, потому что никто не знает, чем это может все закончится. Но, насколько я понимаю, в Одессе есть еще некое количество силовых бригад, подчиняющихся совершенно разным людям, и исповедующих совершенно разную идеологию. Просто после событий 2 мая эти бригады несколько залегли на дно по понятным совершенно причинам. Потому что сейчас в городе никто не хочет видеть каких-то потенциальных источников насилия.

А.ПЛЮЩЕВ – Скажи, а, вообще, эта тема событий 2 мая: кто виноват, кто прав - она еще обсуждается, будируется, есть ли разговоры об этом, насколько она болезненна?

В.БОЙКО – Эта тема чрезвычайно болезненна, она обсуждается везде и постоянно. Я бы сказал, что эта тема обсуждается в первую голову, а уже во вторую голову обсуждаются выборы президента. На Куликовом поле, рядом с Домом профсоюзов, где, собственно, произошел этот самый пожар, по-прежнему остаются люди.

А.ПЛЮЩЕВ – Это ты имеешь в виду тех, кто против Киева, антимайдан?

В.БОЙКО – Я бы сказал, что это пророссийски настроенные пенсионеры, они не производят впечатления какой-то общественной организации, как мы могли это наблюдать на Украине.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, чтобы было понятно, кто они.

В.БОЙКО – Ну, так вот. И к ним подошел какой-то мужчина, который с ребенком гулял там – там много людей по площади гуляет с детьми, там рядом сквер – и он начал им доказывать, что украинские власти не такие уж плохие, официальный Киев не такой плохой, и сказал такую фразу: «Вы понимаете, что за Днепром тоже люди живут, на западе?» А ему начали выкрикивать: «Нет, там живут нелюди!» И он довел этими спорами до слез этих пенсионеров, которые там были и собственную жену, которая, собственно, оттащила его оттуда за воротник, сказав: «Прекрати, не смей это обсуждать при мне! Как ты мог, вообще, с ребенком вступить в этот спор, на прогулке находясь? Пойдем отсюда немедленно», и это приводит к скандалам внутри семьи до сих пор. То есть это громадная боль, и, сколько Одесса это будет изживать, - потому что каждый житель говорит, что такого не было со времен Великой Отечественной войны – совершенно не ясно.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – Кого они винят в том, что произошло?

В.БОЙКО – Кого угодно, в зависимости от своих политических взглядов…

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – Ну, просто, условно, та же самая Грузия, которую Леша упомянул, там был абсолютно четко выраженный враг, это была Россия. То есть безотносительного того, поддерживал ты Саакашвили или нет, ты был против России, потому что Россия на тебя нападала. А вот в случае Одессы?

В.БОЙКО – Сейчас затронут очень важный на самом деле вопрос. Я хочу подчеркнуть одну вещь: я не занимался расследованием трагедии 2 мая, потому что я знал, что я приехал туда на 4 дня, и за 4 дня выяснить, что-либо, что можно донести до наших слушателей, невозможно. То есть это сейчас будет не моя позиция. Естественно, те люди, которые отстаивают пророссийские позиции, считают, что, безусловно, националисты, фанаты и майдановцы сожгли людей. Те люди, которые отстаивают проукраинские позиции, считают, что имело место какая-то провокация, и что все не так просто, как кажется. Не случайно, все погибшие, как утверждает начальник местного МЧС, отравились каким-то неизвестным веществом, а не сгорели. Я хочу сказать по этому поводу одно. Я там общался с одной из своих коллег, и в ближайшее время в одном из федеральных изданий российских должно выйти большое расследование, посвященное событиям в Одессе. И вот эта коллега – я просто не буду называть ее имени, потому что знаю, что она находится там, и я боюсь ей навредить, как и издание не буду называть. Вот эта коллега сказала, что в этой ситуации провокация погоняет провокации.

А.ПЛЮЩЕВ – Тут у вас спрашивают у обоих, ну, может быть, у Всеволода в большей степени: «Видели ли вы там настоящих бандеровцев?»

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – Это всегда и всех интересует.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, хотелось бы на них как-то посмотреть.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – Сева, ты видел бандеровцев?

В.БОЙКО – Я хочу сказать, что в день выборов очень многие мужчины и женщины в Одессе демонстративно надели вышиванки – традиционные украинские рубашки. И садились на самые видные места в кафе в этих вышиванках, чтобы все знали, какую власть и какую Украину они поддерживают, но я не могу назвать этих людей бандеровцами, прямо скажем.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – А таких было много?

В.БОЙКО – Мне такие попадались.

А.ПЛЮЩЕВ – Вообще, если человек на Украине надевает украинскую национальную одежду, или даже ходит с флагом Украины, то, конечно, несомненно, бандеровец и фашист. Вот и про Грузию, наверное, можно сказать такое, что, если он не дай бог, что-то национальное, а если еще и кинжал! Конечно, безусловно, фашист.

В.БОЙКО – Смотрите, теперь что касается не рядовых людей, а активистов. В Одессе был Евромайдан, и были люди, которые еще до падения режима Януковича активно поддерживали революцию. Эти люди остались там до сих пор. Они никуда не делись. Они просто в данный момент не садятся на самые видные места в кафе в вышиванках, но они по-прежнему действуют сплоченно, они по-прежнему едины, и более того, они только больше сплотились и больше объединились на фоне событий 2 мая и на фоне антиукраинской кампании, которую пытались развернуть в Одессе.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – По ощущениям Одесса – это город, разделенный сейчас 50 на 50 или это все-таки проукраинский город?

В.БОЙКО – Я думаю, что если брать обычное население, а не сравнивать некие условные боевые отряды, которых я немного, но видел, Одесса разделена сейчас примерно 50 на 50. И это самое страшное, что может только быть в Одессе.

А.ПЛЮЩЕВ – Тут у тебя знаешь, что спрашивают – по-моему, лучший вопрос за сегодняшний вечер: «Стоит ли ехать отдыхать в Одессу и есть ли там ночная жизнь.

А.СОЛОМИН – Я бы с удовольствием поехал.

В.БОЙКО – Можно сейчас немножко отвлечься от грустных тем и рассказать о ночной жизни?

А.ПЛЮЩЕВ – Пожалуйста! Об этом же вопрос. Своими глазами - как ты участвовал в ночной жизни. Ну-ка!

В.БОЙКО – Смешная байка. Мы с коллегой вечером бежим по городу из штаба Гурвица в штаб Труханова…. Кстати, здесь был вопрос, правда ли победил не майдановский кандидат. Я слышал множество версий о том, чей кандидат Гурвиц, чей кандидат Труханов, называлось колоссальное количество фамилий, и мы с коллегами, в общем, это долго выясняли, но мне все-таки кажется, что сейчас любой кандидат в той или иной степени будет порошенковским в конечном счете, ему придется иметь дело с президентом.

Что касается ночной жизни, там был потрясающий момент. Мы вечером бежим из штаба одного кандидата в штаб другого, и видим рядом с каким-то кафе сидящих на подоконнике девушек на вид легкого поведения. И мы думаем, что вот здесь, на центральной улице, где гуляют под ручку пары, прямо вот так стоят, прости господи, путаны? Так выясняется, что нет. Это стриптиз-бар, клиентуры немного, внутри очень жарко, и девчонки вышли проветриться.

А.СОЛОМИН – Все работает.

А.ПЛЮЩЕВ – То есть надо ехать.

С.ШЕВАРДНАДЗЕ – Виталий, все работает – езжайте!

В.БОЙКО – Я хочу сказать, Виталий, что если вы приедете, то одесситы примут вас с распростертыми объятиями, потому что - возвращаясь к серьезному аспекту - они дико переживают за туристический сезон.

А.ПЛЮЩЕВ – Проблема туристического сезона там не так остра в Крыму, например. Вот сколько я был в Одессе…, может, я как-то не там был…

В.БОЙКО – Я хочу сказать, что каждый человек, с которым я разговаривал, там, так или иначе, связан с турбизнесом. Это официант в ресторане, владелец ресторана, таксист – кто угодно. У всех кто-то на чем-то завязан. Кто-то сдает жилье, кто-то помогает сдавать жилье и так далее. И каждый, поэтому говорит, что туристов из России после 2 мая стала очень мало. И люди мне признавались, что у них лучшие друзья, которые годами приезжают на месяцы и оставляют по тысяче долларов арендной платы, - что, в принципе, довольно крутая история для Одессы, неплохой заработок - в этом году отказываются ехать.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, а что касается, вообще, влияния этой ситуации - у тебя, Леша, война получается, самая натуральная, там трагедия – на бизнес, на какие-то вещи: открыты, закрыты магазины…


А.ПЛЮЩЕВ – Проблема туристического сезона там не так остра в Крыму, например. Вот сколько я был в Одессе…, может, я как-то не там был…

В.БОЙКО – Я хочу сказать, что каждый человек, с которым я разговаривал, там, так или иначе, связан с турбизнесом. Это официант в ресторане, владелец ресторана, таксист – кто угодно. У всех кто-то на чем-то завязан. Кто-то сдает жилье, кто-то помогает сдавать жилье и так далее. И каждый, поэтому говорит, что туристов из России после 2 мая стала очень мало. И люди мне признавались, что у них лучшие друзья, которые годами приезжают на месяцы и оставляют по тысяче долларов арендной платы, - что, в принципе, довольно крутая история для Одессы, неплохой заработок - в этом году отказываются ехать.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, а что касается, вообще, влияния этой ситуации - у тебя, Леша, война получается, самая натуральная, там трагедия – на бизнес, на какие-то вещи: открыты, закрыты магазины…



От себя добавлю вот что, по разным источникам ощущается, в том числе и моим личным контактам, не сетевым: после ужасных событий 2-го мая, противостояние в Одессе резко пошло на убыль.
Уже ни Алена Балаба ни Виталий Устименко своих штурмовиков в касках по улицам Одессы не водят. Они элементарно боятся, что сейчас это для них самих плохо кончится. Их уже давно знают в лицо, знают где их найти и понятно, что чувство самосохранения в них оказалось сильнее, чем их пылкие национально-свидомые чувства. Антимайдан тоже своих людей не выводит на улицы. Предпочитая действовать не лоб и не афишируя своих действий.
По-моему, это хорошо. Город чисто внешне успокоился. А сейчас еще и выборы мэра закончились, так что пора заняться личными делами.
Когда я был в Одессе в сентябре 2013-го года, вся гостиница, где я жил, была забита москвичами. Москвичи очень любили приезжать в мирную спокойную Одессу, она была модной и желанной в качестве как индивидуальных так и корпоративных поездок. В Одессе проводилось много корпоративных посиделок тоже, я наблюдал именно такую, половина гостиницы была заполнена москвичами из Билайна. У них там была какая-то конференция. Ну и разные культурные события и фестивали с обязательным участием гостей из двух северных столиц, тоже были частыми. Сейчас, как вы понимаете, все изменилось к худшему, а это большие потерянные деньги для одесской туристической отрасли.
Очень надеюсь, что общий мир на Украине, вернет Одессу, как привлекательный город для приезжих как из России, так и из всего мира.
Лично я постараюсь туда приехать достаточно скоро. Дело не только в том, что это мой родной город. Мне нравится и новая Одесса, которую я раньше не знал и не видел.
Впрочем, те, кто не читал о моем впечатлении от новой Одессы, мои новые френды, могут посмотреть мои путевые заметки здесь:
http://dandorfman.livejournal.com/383824.html
http://dandorfman.livejournal.com/385555.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments