dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Модель организации Сола Алинского. Часть четвертая.

Social organizing: от Алинского до Обамы
IrinaSnapshot
Автор - Ирина Жежко
(Публикуется в сокращении. Полная версия опубликована в сб.: Философия управления: Методологические проблемы и проекты. Отв. Ред..: В.И. Аршинов, В.М. Розин. М.: Институт Философии, 2013 с. 195-235.)
ACORN - Association of Community Organizations for Reform Now


Помимо текста Ирины в начале этой части я должен расставить точки над "i" в том, что касается организации, о которой пойдет речь дальше.
Для американских читателей моего ЖЖ не надо пояснять, что такое ACORN. Они и так знают, насколько опасна для Америки эта левая банда.
Ну а для читателей вне Америки опишу ACORN двумя фразами:
Эта организация - штурмовики левого крыла Демократической Партии.
Без ACORN двойная победа Обамы на Выборах была бы невозможна, так что сейчас это еще и штурмовики самого Обамы.


Предлагаю Вашему вниманию видео, где неистовый Гленн Бек, которого ушли с FOX NEWS, т.к. он оказался слишком радикальным для канала, напоминает о том, что именно эта организация ответствена за фальсификацию президентских выборов на тех участках, где кроме штурмовиков АCORN не было никаких других контролеров. Ну а они как раз урправляли ситуацией так, что одни и те же люди голосовали по пять раз:


Ну а теперь снова Ирина:

Алинский и ACORN


Эта глава посвящена описанию эволюции субъектов социального действия, являющихся наследниками фонда Алинского, как в прямом, юридическом, смысле, так и в плане заимствования развитых им технологий, принципов и начатого им социального движения.

По своей генеалогии ACORN, созданная в 1970 в штате Арканзас, прямо восходит к фонду Алинского. ACORN получилась путем отделения от National Welfare Rights Organization (NWRO). NWRO, свою очередь, была результатом слияния фонда Алинского (IAF) и организаций по гражданским правам. С момента возникновения ACORN начался принципиально новый этап в развитии движения социального организовывания. «Прививки», полученные от слияния фонда с движением за гражданские права, а также взгляды руководства ACORN привели к смене курса этого движения. Расхождение второго этапа social organizing с «классическим», первым, шло по целому ряду моментов.


Welfare как гражданское право. Первое в ряду расхождений связано с формулировкой главной цели организации: реализация права бедных на получение государственной помощи (welfare). NWRO штурмовало офисы, занимающиеся оформлением государственной помощи, чтобы максимизировать число ее получателей и добиться максимального размера помощи в каждом отдельном случае. Таким образом, в дополнение к государственному ведомству, отвечающему за программу борьбы с бедностью, возникла еще одна «индустрия», заинтересованная в увеличении армии получателей государственной помощи. Одним из самых крупных игроков в этой области стала ACORN, чьей целью, унаследованной от NWRO, было также расширение круга государственных программ помощи бедным и создание организаций получателей такой помощи по всей стране.

Алинский крайне негативно относился к государственной программе welfare как таковой, т.е. к прямому участию государства в решении проблем бедности. В частности, он считал, что welfare организации не представляют людей в том смысле, в каком их представляют демократически избранные лидеры. Сеть подобных организаций, как и всякая индустрия, говорил он, заинтересована лишь в увеличении своих размеров и влияния, в данном случае, количества получателей помощи, что, в конечном счете, и произошло в последние полвека. Помогая бедным, ACORN по факту консервировала их в роли просителей, делая их тем самым не полноправными активными гражданами, живущими на свои доходы, а постоянно зависимыми от государства.

Алинский никогда не был сторонником «большого государства», т.е. проникновения его во все сферы общественной жизни. Согласно свидетельству его ученика Хоффмана, Алинский любил повторять, что участие государстве в «войне с бедностью», имеется в виду знаменитый Economic Opportunity Act, подписанный президентом Джонсоном в 1964, равносилен раздаче стодолларовых купюр на углу в гетто. Кроме того, участие государства в социальной работе, означало для Алинского усиление контроля над независимой гражданской жизнью общества, делая ее практически невозможной. Для Алинского, в отличие от ACORN, вовлечение государства в решение социальных проблем было всегда последним и далеко не идеальным выбором, он называл эту практику “welfare colonialism”. По своему мировоззрению он был ближе к Орвеллу и Ортега-и-Гассету, чем к современным левым: он ставил личные свободы и право на частную жизнь выше многих других демократических свобод, однако не верил, что государство может и должно вставать на их защиту.


Спор между старой моделью Алинского, которую условно может быть назвна «организационной или локальной», и новой моделью ACORN, которую, также условно, назовем «движенческой или национальной» (в смысле охвата всей нации), стал центральным на новом этапе распространения social оrganizing. Один из организаторов ACORN Гари Делгадо подробно описывает различие двух моделей, опираясь на методические материалы своей организации 1972 года.

Левые движения увидели в технологиях Алинского бесценный инструмент расширения их социальной базы. Движение бедных за права на государственные пособия было плавно встроено ими в более общую идеологию протестного движения за гражданские права и системную перестройку общества. Алинский был категорически не согласен с таким поворотом. В его системе ценностей «организация» значила всё, а «движение» почти ничего. Он подчеркивал, что общественное движение, в отличие от организации, опирается на харизматических лидеров, а не на профессионалов этой деятельности, существует на внешние источники финансирования вместо членских взносов организации, весьма неразборчиво в рекрутировании организаторов, базируется скорее на энтузиазме, чем на ежедневной, регулярной, профессиональной работе, навязывает цели движения сверху, а не формулирует их внутри организаций.

В этой связи необходимо вспомнить те «стилистические» и профессиональные расхождения, которые имелись у Алинского с Мартином Лютером Кингом, известным лидером движения за права негритянского меньшинства, лауреатом Нобелевской премии мира. Несмотря на схожесть целей работы и пребывание в одном городе, они никогда не действовали сообща. Их два типа организовывания существенно различались по идеологии, тактике и методам.

Алинский неоднократно критиковал негритянских лидеров за то, что их движения не были самостоятельными в финансовом отношении и существовали на деньги доноров белой расы. Кинг, по мнению Алинского, не имел почти никакого контроля над созданной им организацией The Southern Christian Leadership Conference, особенно ее денежными потоками. Для сравнения, никто из сотрудников IAF не имел права потратить деньги фонда даже на кофе с булочкой без документирования этой покупки. К чести Алинского, отмечали его сотрудники, он таким же образом фиксировал свои расходы, сделанные за счет этой организации.

Другое существенное различие между двумя типами организовывания состояло в численности сотрудников. Алинский всегда имел очень небольшое число хорошо тренированных и дееспособных сoтрудников. Кинг, напротив, был окружен множеством людей, которые, как считал Алинский, часто не могли трансформировать их энтузиазм в области гражданских прав в адекватное, эффективно выстроенное, организационное действие.

Еще одна линия расхождения между организационной и движенческой моделями состояла в том, что организация в смысле Алинского ставила и решала конкретные задачи ее членов, что создавало дополнительную мотивацию и одновременно являлось для них своебразным университетом участия в демократии на всех уровнях, но, прежде всего, на местном. Движение американских левых «шестидесятников» напротив замахивалось на переустройство Америки в целом как капиталистического общества и «империалистической» державы.

Модель ACORN была унаследована не от Алинского, а от организации по защите прав на государственную помощь, структура которой, напротив, состояла из независимых, полуавтономных групп получателей такой помощи. В этой модели роль местных организаций являлась чисто номинальной. Их просили поддержать деятельность ACORN, но им не отводилось никакой роли в найме организаторов и определении курса действий новой организации на их территории. Другое отличие развитой модели ACORN от модели Алинского состоит в том, что организационная структура первой имеет несколько иерархических уровней, повторяющих административную структуру Америки (коммьюнити, город, штат, страна), тогда как организация по модели Алинского всегда одноуровневая. Один из аргументов в пользу модели ACORN, по мнению ее создателей, состоит в том, что их организация построена не для какой-либо одной локальной цели, как например, улучшение школ или обеспечение безопасности на улице, а для того, чтобы изменить баланс власти в стране и выдвинуть свою платформу по широкому кругу вопросов.

Еще одно кардинальное различие между двумя моделями касалось дихотомии организатор-местный лидер. Лидеры ACORN на нижнем уровне выбираются не из числа местных лидеров, как это делал Алинский, а из числа обученных организаторов, и, в этом смыле, они не представляют организованное ими население в смысле прямой демократии. Эта независимость организаций своих от рядовых членов давала лидерам ACORN свободу в выборе курса действий, которой они широко пользовались. В ACORN местные лидеры очень редко поднимались по иерархической лестнице и практически не имели доступа к решению финансовых вопросов и формированию повестки организации даже на своем местном уровне, не говоря о более высоких. Более того, сильные местные лидеры намеренно исключались из состава ACORN, т.к. они могли навязать свой курс местной организации.

Несмотря на описанные принципиальные отличия между двумя организационными моделями, они все же имеют большое сходство в тактике и методах протеста, и способах организации рядовых членов на определенные акции, в выборе целей и форм конфронтации с государственными органами, бизнесами и т.д. «Правила для радикалов» как сумма принципов и правил социального действия служила и продолжает служить основным учебником (playbook) для всех поколений радикальных движений. Наглядным примером такого заимствования из «Правил», стала классическая тактика ACORN в отношении неугодных ей общественных деятелей и бизнесменов, а именно, правило № 13, воинственное правило трех “I” – “identify it, isolate it, ice it” (опознай цель, изолируй и прикончи).

Подвижки в идеологии. Как уже сказано выше, как таковой собственной философии в высшем смысле у Алинского не было, он предпочитал слово идеология:

«…Меня спрашивают повсюду: в чем состоит ваша идеология?… Здесь мы подходим к основному вопросу. Какой должна быть идеология организатора в открытом обществе, работая во имя открытого общества, если у него вообще может быть какая-то идеология? Обязательным условием идеологии является обладание конечной истиной… Начнем с того, что он (организатор) не владеет конечной правдой. Правда для него всегда относительна и находится в движении… Не имея зафиксированной правды, он не имеет также окончательных ответов, какой-либо догмы, формулы или панацеи. Следовательно, он находится в постоянном поиске причин неудовлетворительного положения дел, предложений, как помочь людям сделать их мир более осмысленным. Он постоянно исследует жизнь, включая свою собственную, чтобы понять ее смысл… На знамени организатора открытого общества изображен вопросительный знак.».

Алинский был вдохновлен идеями «демократии с маленькой буквы», имеется в виду демократия на местном уровне: община, район, город. Его кредо может быть определено как «участие в принятии решний». Он никогда не состоял ни в какой партии, включая коммунистическую. Он иногда нанимал членов этой партии для своих проектов, считая их очень способными организаторами, однако никогда полностью не солидаризировался с их движением и целями. Если до второй мировой войны Алинский еще в какой-то мере симпатизировал коммунистам, как и многие американские либералы, то после нее его отношение к коммунизму радикально изменилось. Однако он также активно открещивался от тех, кто преследовал коммунистов, так называемых red baiters. Тем ни менее, если внимательно присмотреться к его картине мира, системе взглядов и ценностей, а также методам борьбы, которые он привнес в профессию организатора, то она была во многом заимствована из мирового коммунистического и социалистического движения ХХ века.

Алинский обосновывал свою деятельность традиционными ценностями иудейско-христианской цивилизации и демократии, такими как: свобода индивидуума, ценность индивидуальной жизни, свободное или открытое общество, равенство и т.д.

До тех пор пока организатор как личность исповедует эти ценности, они неотъемлемо присутствуют в его профессиональной деятельности. Во времена Алинского, первая половина и середина ХХ века, демократические ценности разделялись подавляющим большинством американского общества. Однако ситуация резко изменилась к концу этого века и особенно в х ХХI, когда многие из этих ценностей были выхолощены и превращены в политикокорректные нормы, которые постепенно завладели общественным сознанием.

Следующее после Алинского поколение лидеров social organizing, пришедшее из стана левых, американских «шестидесятников», привнесло в это движение явно выраженную идеологию, а точнее целый веер идеологем, сделав его тем самым эклектичным или «лоскутным» политическим движением. В этом отношении очень показательна попытка ACORN выработать собственную выборную платформу на президентских выборах в 1979-1980. Когда организаторы попытались свести воедино все выдвинутые на местах предложения, выяснилось, что члены этого движения практически не имели никаких общих скреп кроме технологий объединения в организации; по основным содержательным идеологическим вопросам разные ячейки ACORN либо расходились во взглядах, либо не имели вовсе никакой позиции. Это нашло отражение в преамбуле к платформе, где социальная база ACORN определялась как «большинство, выкованное из многих меньшинств», которое обещает «выстроить американское общество, где все будут делить общее благосостояние и воевать за свою свободу». В конце концов предвыборная платформа была написана узким кругом организаторов на основе их собственной идеологии. Чтобы успокоить общественное мнение, напуганное агрессивной платформой ACORN, один из ее лидеров определил цель своей организации следующим образом: «Мы не стараемся захватить власть или богатство. Истеблишмент также имеет право на них. Однако мы хотим иметь в них нашу справедливую долю (fair share)».
Основатель ACORN Вейд Ратке в разговоре с единомышленником ответил на вопрос о целях и идеологии ACORN еще прямее: «Помогать людям с низким и скромным доходом получить то, что им по праву принадлежит». На вопрос, что же им по праву принадлежит, он ответил с улыбкой: «Все!».


На этом видео интервью с полевым командиром ACORN Вейдoм Ратке. Судя по фамилии, это этнический немец.
Несмотря на то, что рядовые бойцы ACORN в основном, латинос и афро-американцы, организацией руководили, судя по этому видео белые радикалы.

Взятые вместе эти заявления наглядно отражают социальную базу и риторику движения, которое тридцать лет спустя, в 2008, приведет к присяге своего президента.

Создание политической платформы ACORN, отражавшей фактически взгляды и амбиции ее руководства, имело одно очень важное последствие для этой суперорганизации. Не будучи таковой от рождения, ACORN задним числом превратилось в политическое движение. Для этого его руководству понадобилось привести к присяге на лояльность новоиспеченной политической платформе старых и новых членов. Став по факту неофициальной политической партией, ACORN тут же консолидировала свои ряды, избавившись от всех организаторов, кто был несогласен с ее платформой.

Организации vs социальные институты. Еще одна подвижка в идеологии связана с изменением отношения ACORN к некоторым социальным институтам. Как я уже отметила выше, Алинский считал, что общественные организации в большей степени, чем социальные институты (церкви, профсоюзы, партии, и т.д.), способны вдохнуть жизнь в американскую демократию и восстановить ее витальность, что местные организации имеют сильный иммунитет против коррупции, бюрократизации, номенклатуризации и других хронических болезней социальных институтов. Хотя церкви и профсоюзы имели своих представителей в его организациях, Алинский никогда не создавал с ними коалиции и всегда действовал крайне независимо. Движение ACORN разделяло эту позицию до той поры, пока оно не вышло на национальную арену. Чтобы стать игроком национальной лиги, ACORN взяла на вооружение, как она назвала это, экуменический подход, т.е. заключила альянс с несколькими профсоюзами, несколькими социальными движениями, а затем и Демократической партией.

В следующей части мы продолжим рассказ об ACORN именно как о штурмовом отряде нынешнего президента США, Барака Обамы.
Tags: alinskij
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments