dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Модель организации Сола Алинского. Часть Первая.

Social organizing: от Алинского до Обамы
IrinaSnapshot
Автор - Ирина Жежко

(Публикуется в сокращении. Полная версия опубликована в сб.: Философия управления: Методологические проблемы и проекты. Отв. Ред..: В.И. Аршинов, В.М. Розин. М.: Институт Философии, 2013 с. 195-235.)




История social organizing как вида деятельности, социальной технологии, движения, и институционализированной профессии началась с социального эксперимента Сола Алинского (Saul Alinsky, 1909-1972) в городе Чикаго в 1930-х.


Алинский сейчас намного известнее у себя на родине, чем при его жизни. Новая волна популярности этой противоречивой фигуры, часто называемой американским Макиавелли, связана не только с его собственными профессиональными достижениями, о которых мы будем говорить дальше, но и с именем его знаменитого последователя - президента США Барака Обамы. Еще большую известность принесла Алинскому организация ACORN1, а точнее, целая сеть подобных организаций в США и за рубежом, построенных во многом по образцам экспериментов Алинского и его модели соорганизации людей2. Социальные организаторы (social organizers) и созданное ими движение привели к власти своего президента и способствовали переизбранию его на второй срок, они же сделали существенный вклад в программу его действий, как в ее конструктивной части (реформа здравоохранения, образования, иммиграции и т.д.), так и в смысле национальных проблем, которые ему выпало решать: экономический кризис и огромный государственный долг. Обама был выбран коалицией разных социальных групп и меньшинств, которые, как я покажу дальше, были соорганизованы в течение многих лет с помощью технологий, первоначально изобретенных Алинским.
Алинский не создал своего собственного социального учения или идеологии (он намеренно чуждался всякой политической идеологии и избегал вставать под чьи-либо знамена, будь-то консерваторы, коммунисты, демократы, либералы, националистические движения и т.д.) – его основной вклад состоит в создании новых эффективных социальных технологий, своей школы социальной организации и коллективного социального действия.

Основная задача этой статьи состоит в том, чтобы проследить эволюцию взглядов, практики и технологии социального организовывания (social organizing), в частности, направления, начатого Алинским, а также дальнейшую судьбу созданных им технологий социального изменения (мирной революции) и результаты их применения.
Помимо технологий социального изменения Алинский сделал еще одно открытие, оставшееся практически незамеченным, хотя оно, без преувеличения,
определило дальнейшее развитие социальной системы Америки, некогда бастиона капитализма. Отказавшись от марксистского видения пролетариата как движущей силы революции, Алинский сделал ставку на другие социальные группы, которые в тот или иной момент чувствуют себя наиболее бесправными и лишенными возможности изменить ситуацию (the Have-Nотs). Разорвав причинную связь между пролетариатом и революцией, Алинский, по сути, первым создал технологию формирования революционной силы из любой, даже предельно атомизированной и территориально рассеянной социальной группы или групп, при условии, что они видят себя как the Have-Nотs6. В первом из его экспериментов это были рабочие отдельного завода, недавние выходцы из Европы, затем жители черного чикагского гетто, ищущие работу и приличные жизненные условия, далее мексиканские крестьяне, затем получатели пособий от государства, сексуальные меньшинства, «зеленые», и далее везде.
Многие современные критики Алинского называют его идеологом наступления на фундаментальные основы американского общества. Между тем, парадокс деятельности Алинского как социального технолога состоит в том, что он считал себя патриотом Америки, активным защитником демократии, и посвятил всю свою профессиональную жизнь ее ревитализации. Он пытался скрестить демократические идеи отцов-основателей Америки с современными прогрессистскими идеями7, и хотя выиграл много отдельных сражений на этом фронте, но, как я покажу далее, проиграл свою войну в целом.

Профессиональный путь Алинского

Алинский поступил в чикагский университет в 1926. Он собирался стать археологом, но начавшаяся Великая экономическая депрессия положила конец его мечте об этой профессии, т.к. ее финансирование пришло в упадок.
Солу практически чудом удалось получить стипендию по специальности «криминология». Всемирная слава придет к этому университету несколько позже, но уже в этом году факультет социологии, возглавляемый Хербертом Мидом (Herbert Mead), был на мировом уровне. Несколько социологов университета были увлечены проблемами города, в частности, трущоб и детской преступности. Будучи студентом, Алинский работал в одном из исследовательских проектов по этой тематике. Он даже сдал несколько кандидатских экзаменов, но позже передумал и отказался от идеи получения докторской степени.

Во время работы на объектах в качестве включенного наблюдателя он тесно общался с местной мафией и, в частности, со знаменитым Ал Капоне (Al Capone), а после ареста последнего в 1931, с его преемником Франком Нитти (Frank Nitti).


Вот это последние минуты друга Сола, Фрэнка Нэтти, человека, которого Алинский уважительно называл "профессором".

Близкое знание способа жизни и манер поведения мафиози оказало существенное влияние на его собственную работу в качестве организатора коммьюнити. Знакомство с криминальным миром натолкнуло его также на размышления о различных источниках власти в обществе и стратегиях ее перехватывания.


Back of the Yards - На задворках

Этот район сложился на окраинах завода по забою, разделке и расфасовке мяса. В то время упаковка мяса была второй по величине индустрией в Чикаго.
Повседневная жизнь в трущобах, прилегающих к заводу, описана в шедевре американского писателя Эптона Синклера «Джунгли». Безработица в этом районе достигала 20%. Рабочие завода, недавние эмигранты из Европы, поляки, ирландцы, литовцы, словаки, немцы, и другие небольшие группы, а также их семьи, по уровню доходов находились за чертой бедности. Многочисленные этнические группы привезли с собой из Европы взаимную антипатию, открыто враждовали друг с другом, ходили только в собственные церкви и клубы и практически не соприкасались в быту.

И здесь Алинский в 1939-м году создает организацию нового типа, не производственный, как обычный профсоюз, а территориальный союз, BYNC. ( Back of the Yards Neighborhood Council.)
Организация существует до сих пор.
В истории организации кроме Алинского, который назван профессиональным организатором, упомянут и Joseph Meegan:
http://bync.org/about/history-2/
The BYNC was formed in 1939 by Joseph Meegan, the superintendent of Davis Square Park, and Saul Alinski, a colorful, professional organizer.


А вот видео, которое рассказывает об организации, основанной Алинским и Мигэном:

Обратите внимание, ровно на одной минуте транспорант организации несут явно славянские девушки, то ли в украинских, то ли в словацких национальных костюмах.

Более 100 местных организаций послали своих представителей в созданый Совет BYNC. Первый эксперимент Алинского занял семь долгих лет. По чистому совпадению, первое заседание Совета было назначено на 14 июля 1939, в канун национальной забастовки профсоюзов, однако совершенно не случайно, а по инициативе Алинского, вновь созданный Совет поддержал эту забастовку. Так демократическое движение на местном уровне с момента своего рождения оказалось вовлеченным в юнионистскую политику.
На пике организаторской деятельности в BYNC Алинский познакомился с лидером комитета промышленых организаций (Committee for Industrial Organizations), легендарной личностью в профсоюзном движении, Джоном Льюисом (John L. Lewis). Только в одном 1937-м Льюис вовлек в профсоюзы более трех миллионов людей и превратился в одного из самых влиятельных людей в Америке. Алинский находился под сильным впечатлением от этой харизматической личности, и после смерти Льюиса написал его биографию. Он многому научился у своего старшего друга, в частности, взгляду на всех, кто обладал властью в обществе (“the Haves”), как на противников, а также неортодоксальным методам борьбы с ними, технике манипулирования и контроля над событиями, общественным мнением и людьми. Эти методы также будут использованы и усовершенствованы им в практике организовывания.
В BYNC закончился чисто академический период карьеры Алинского и начался период накопления опыта в производной от социологической науки области социальной инженерии. Опыт создания и функционирования BYNC был им впоследствии отрефлектирован, описан и превращен в образцы и заповеди «деятельности соорганизации» (social organizing)». Алинский будет продолжать использовать в своей деятельности научные термины «гипотеза», «эксперимент», «модель», однако они будут уже иметь новое, социально-инженерное, наполнение.
Накануне первого собрания Совета BYNC Алинский написал декларацию (конституцию) этой организации:
«Эта организация основана с целью улучшения благосостояния людей района (коммьюнити) независимо от их расы, цвета кожи и происхождения путем создания демократического способа жизни».
Именно в этот момент скучное словосочетание community organizing превратилось в важную и даже романтическую деятельность по возрождению
демократического способа жизни на местном уровне. Лозунгом BYNC стало перефразированное вступление к американской конституции: «Мы, люди, сами создадим нашу судьбу». Этот лозунг наилучшим образом отражал демократические взгляды Алинского и его программу действий в области создания местных общественных организаций.
Официальный статус Алинского в Совете и во всем проекте был очень неопределенным: социолог? криминолог? консультант? представитель профсоюза? Эта неопределенность была запрограммирована Алинским и поддерживалась им сознательно. Впоследствии она стала харaктерной для всех организаторов его школы, она давала им возможности, не ограниченные никакой специфической должностью, возможности демиурга. Хотя Совет, состоящий из местных лидеров, был демократическим по форме, Сол всегда сохранял довольно полный контроль над его функционированием (заметим, что то же правило, в еще более явной форме, будет практиковаться во всех последущих организациях, создаваемых Алинским). Сол шутил по этому поводу: организация конечно демократическая, но мой голос весит больше всех остальных взятых вместе.

Перенос модели

Следующим экспериментом Алинского было создание Community Service Organization (CSO) в Калифорнии. Двое его учеников сформировали сеть организаций среди мексиканского населения в конце 1940-х. CSO приготовила тысячи мексиканцев к сдаче экзаменов на гражданство, зарегистрировала их в качестве новых избирателей и способствовала избранию первого с 1879 конгрессмена-мексиканца. CSO стала также новым этапом в развитии технологии организовывания. Если BYNC (Чикаго) была объединением организаций (организацией зонтичного типа), где люди уже имели опыт существования в первичных организациях (клубах, церквях, ассоциациях, и др.), то у мексиканцев-иммигрантов на момент эксперимента этот опыт практически отсутствовал. У них, согласно отчетам организаторов, также не было признанных общественных лидеров, и даже самого вкуса и интереса к демократическим формам жизни. В данном случае надо было создавать заново культуру и навыки существования людей в организациях, и шире, в обществе, основанном на организациях. Оказалось, что из всех типов организаций в не-ассоциированных сообществах легче всего возникают организации авторитарного типа (криминального, революционного и т.п.), с жесткой вертикалью и полным контролем над его членами. Организаторам, по их собственному признанию, так и не удалось вырастить жизнеспособную организацию демократического типа с полным самоуправлением. Неудача эксперимента CSO продемонстрировала невозможность прямого переноса успешного социального эксперимента из одной культурной среды в другую, из одних социальных условий в другие.
Проблема адаптации организаторов к культуре контингента, подлежащего организационному действию, возникла и в других этнических общинах. Алинский сделал соответствующие выводы из этих неудач. Он выделил несколько социальных факторов, которые влияют на «организационную тактику», в первую очередь, “cultural imprint” (мораль, личность, характер, эго, и т.д.) и персональную идентификацию членов общины. Алинский также построил своего рода классификацию разных социальных субъектов, с которыми организатору приходится иметь дело в процессе соорганизовывания на данной территории.
Эксперимент BYNC, а также уроки, извлеченные в этой и последующих работах 1940-х, описаны Алинским в книге «Reveille for Radicals». (Побудка для радикалов)


Книга переиздавалась много раз.

Следующая часть расскажет об этой книге, книге, которую до сих пор хранят в спецхране и не перевели на русский язык!

Tags: alinskij
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments