dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Откуда он все это знал?

Книга "Третья империя" была издана в 2006-м! году. Я на нее сегодня случайно наткнулся в Сети.


Вот это автор.

Это его биография.
http://blessbiz.ru/histories/189-mihail-zinovevich-jurev.html
Но кто он такой на самом деле, может кто знает?
Я о нем никогда раньше не слышал.

Отрывок из книги:

http://royallib.ru/read/yurev_mihail/tretya_imperiya.html#81920

Первая экспансия.



Однако все эти действия сами по себе не являлись конфронтацией с Западом – лишь подготовкой к ее последствиям. Они привели, естественно, к резким заявлениям со стороны Запада, на которые Россия отвечала в том же духе – но такие обмены колкостями, вообще характерные для международной дипломатии эпохи национальных государств, оставались не более чем словами. Искра, которая воспламенила эту пороховую бочку и перевела конфронтацию из сферы слов в сферу действий, пришла из соседней Украины. Эта страна, отколовшаяся от России во второе Смутное время, вызывала в России особое раздражение самим фактом своего существования, гораздо большее по сравнению с другими постсоветскими государствами. Причина этого очевидна – те все-таки были национальными государствами народов, этнически весьма далеких от русских; а украинцы ничем не отличались от русских и, собственно, и были русскими. В этом смысле про книгу «Украина – не Россия», которую написал второй президент Украины Кучма, можно было сказать словами из книги русско-украинского писателя Булгакова: «Поздравляю вас, гражданин, совравши». Тем не менее Россия не вмешивалась в дела Украины (кроме как в той степени, в какой большие страны всегда вмешиваются в дела меньших соседей), несмотря на доходившую там иногда до истерики антирусскую риторику. В конце 2004 года там произошла организованная Америкой так называемая оранжевая революция, в результате чего к власти пришло проамериканское, антироссийское правительство – пришло в результате фальсификаций и беспорядков, против воли населения восточной и южной частей страны. Эти территории, составлявшие до половины населения страны и львиную долю ее экономического потенциала (достаточно, впрочем, скромного), никогда не считали себя частью западноевропейской цивилизации, но, напротив, всегда ощущали себя частью России – в отличие от населения Центральной и особенно Западной Украины. В 2006 году там прошли парламентские выборы, причем с их момента Украина, по принятым изменениям в конституции, становилась парламентской республикой – так что эти выборы определяли, кто будет править страной. Вопреки ожиданиям президента и правительства и их западных покровителей (а точнее, кукловодов) они проиграли выборы, несмотря на весь свой административный ресурс, которым они пользовались без всякого стыда. В результате затянувшегося кризиса, а точнее их череды, президент распустил парламент в 2007 году, все-таки не дав править страной премьеру, который был ставленником восточных областей – хотя он и опирался на парламентское большинство. Люди по-разному относились к этому большинству, за которым стояли олигархи, притом в основном криминального типа, но роспуск парламента в этой ситуации нельзя было расценить иначе, чем вытирание ног об избирателей. И потому в конце 2007 года в Восточной и Южной Украине началось восстание – оно просто не могло не начаться.
Это восстание, в своей исторической сути повторяющее восстание 1649—1654 годов (в результате чего Восточная Украина и стала частью России), вспыхнуло под лозунгами воссоединения с Россией и отказа от политики форсированной интеграции в Европу и вступления в антироссийский блок НАТО под патронажем Америки и Польши. В итоге девять областей (Донецкая, Харьковская, Запорожская, Луганская, Днепропетровская, Херсонская, Одесская, Николаевская и Крым) объявили о непризнании украинской власти и вообще украинской государственности и о провозглашении Донецко-Черноморской республики. Они сместили представителей центральной власти (кроме перешедших на сторону восставших), выдвинули своих руководителей и объявили о референдуме о выходе из Украины и вхождении в Россию. Когда украинские власти приказали всем дислоцированным на востоке и юге войскам выступить против мятежников, выяснилось, что большинство их уже перешли на сторону восставших (как и значительная часть полиции и спецслужб). Остальные не захотели вступать в бой и частью выехали без оружия из зоны восстания, частью были блокированы на своих военных базах. Все это, естественно, было абсолютно противозаконно – но, как говорят в России, «мятеж не может кончиться удачей – в противном случае его зовут иначе»; если бы восстание не увенчалось успехом, оно бы, наверное, называлось в сегодняшних учебниках истории незаконным мятежом. Россия на словах полностью дистанцировалась от этого процесса, заявляя о том, что это дело самих восточных украинцев, но что она не может игнорировать интересы братского народа и, безусловно, примет его в Россию, если он так решит. Сейчас трудно сказать, участвовала ли Россия в подготовке этого восстания или оно было сугубо доморощенным – в любом случае оно считается героическим эпизодом в истории русского народа. Тем временем украинские власти обратились за помощью к НАТО, и несколько дивизий начали перебрасывать в Украину – но, конечно, пока что в западную и центральную часть, а не в зону восстания. Россия не стала, по собственному выражению русских, «ждать у моря погоды» и ввела в марте 2008 года в Восточную Украину – естественно, по просьбе руководства восставших – корпус численностью 80 тысяч солдат; Черноморский флот, и так дислоцированный на юге Украины, был приведен в полную боевую готовность, а его береговые базы усилены переброшенной из России морской пехотой. В ответ на это натовские части двинулись к Восточной Украине, а российские части – им навстречу; соприкосновение произошло на границе Днепропетровской и Кировоградской (это тогдашние названия городов Екатеринослава и Елизаветограда) областей, около местечка под названием Пятихатки. Более 140 тысяч человек заняли позиции друг напротив друга, с бронетехникой и огневыми средствами; началось так называемое великопостное противостояние (потому что в это время был православный Великий пост).
Антироссийская истерия в прессе и в политическом истеблишменте в Европе и США в этот период достигла совершенно сюрреалистического уровня. Общим местом стало утверждение, что русские неизмеримо страшнее для человечества, чем Чингисхан и Гитлер, вместе взятые, так что возникало впечатление, что они завтракают грудными детьми. Украинцы же изображались не просто как жертвы, но чуть ли не как средоточие всего светлого и достойного на Земле – при том что подавляющее большинство европейцев и особенно американцев понятия не имели, где находится Украина и кто такие украинцы (я их видел достаточно много и могу засвидетельствовать, что это обычные русские). Надо отдать русским должное – их пресса в это время хотя тоже не показывала чудес объективности, тем не менее была намного более умеренной и не впала в такой коллективный маразм. При всем том, однако, американские лидеры не решались отдать приказ о штурме, поскольку русские явно демонстрировали свою готовность идти до конца. Попавшие на западное телевидение (видимо, не без помощи русской разведки) киносюжеты о том, как российские ядерные ракеты перенацеливают на США, а к бомбардировщикам подвешивают крылатые ракеты для пуска по Европе, вызвали везде на Западе уже забытое ощущение того, что если русские захотят, то конец света наступит через полчаса. То, что при этом погибнут и сами русские, не воспринималось как большое утешение, поскольку все чувствовали, что русские готовы к этому, без блефа. США переоценили значимость факта полного разложения военной верхушки России, почти у всех членов которой были нелегальные банковские счета на Западе (это не считая значительного количества тех, кто прямо работал на западные разведки). Русские за считанные недели заменили практически весь высший генералитет – тогда впервые были применены технодопросы, представляющие допрос с применением психотропных средств (называемых у нас наркотиком правды); в наше время это весьма широкая практика в Российской Империи (см. главу «Правоохранительная система»).

Тем временем в самих восточных областях Украины прошел референдум, где за вхождение в Россию проголосовало 82% населения. Не похоже, что это была фальсификация, потому что в этих областях на президентских выборах 2004 года почти столько же проголосовало за кандидата, считавшегося пророссийским (при том что сам кандидат был, мягко выражаясь, специфичен). Россия объявила референдум у себя: о согласии на принятие Восточной Украины в состав России; забегая вперед, скажу, что на нем «за» проголосовало 93% от принявших участие русских. Политически время работало против Запада, от его лидеров ждали действий против русских чудовищ – но действия лидеры начинать боялись; а над русскими, как говорится, «не капало» – потерпевшей была не их сторона. В результате Западу пришлось пойти на попятную (в разговорном русском это называется словом «слить»). В мае было заключено так называемое Днепровское перемирие – оно было подписано на барже на середине реки Днепр, на равном расстоянии от Полтавской («западной») и Днепропетровской («восточной») областей между НАТО и Россией. НАТО являлось подписантом потому, что Украина к тому времени уже была – за два месяца – принята в НАТО и Евросоюз. В договоре, хотя и не было политически признано присоединение востока Украины к России, была зафиксирована демаркационная линия, проходящая по границам Сумской, Полтавской, Кировоградской и Винницкой областей с западной, то есть украинско-натовской, стороны, и Харьковской, Днепропетровской, Николаевской и Одесской областей с восточной, то есть российской, стороны. Стороны обязались не нарушать линию, а также обеспечить свободный проезд через нее гражданских лиц; особо было оговорено, что Россия отказывается от любых посягательств на территорию западнее демаркационной линии. Это была сугубо пиар-акция со стороны США, потому что они прекрасно знали, что Россия и не предполагала ничего такого; но это было раздуто в Америке и Европе как большая победа в обуздании российского империализма.
Дальше России крупно повезло – американские власти совершили грубую внешнеполитическую ошибку. Желая не допустить сближения с Россией такой огромной и стратегически важной страны, как Казахстан (также осколка Красной Империи), США сделали ставку на свержение режима, возглавлявшегося президентом Назарбаевым, и обеспечение избрания проамериканского «демократического» президента. Этого делать им совершенно не следовало, потому что Назарбаев выстроил у себя в стране весьма успешную, ориентированную на мировой рынок экономику и весьма стабильное социальное государство. Он и без того готов был быть американским клиентом, а уж глядя на российскую экспансию в период украинских событий, и вовсе был готов на многое. Но в США было решено, что он по самому своему происхождению слишком ориентирован на Россию (выходец из системы Второй Российской Империи, дети учились в Москве и т. д.). К тому же он якобы авторитарен и коррумпирован (в США уже несколько лет шло судебное разбирательство о взятках Назарбаеву, в Швейцарии были арестованы его счета), а потому непременно сговорится с русскими – следовательно, его надо менять. На самом деле здесь проявилась системная слабость американской империи – всегда побеждала не та точка зрения, которая была вернее или хотя бы полезнее для Америки, а та, которая была слышнее (что обычно значит, что она попросту лучше лоббировалась). Именно таковой была вышеупомянутая позиция, продвигаемая в США различными диссидентами-эмигрантами из Казахстана, каждому из которых очень хотелось, чтобы американцы сделали его казахским президентом.
В результате в Казахстане начались массовые манифестации и акции гражданского неповиновения с требованиями ухода Назарбаева и его семьи. Они были инспирированы людьми вышеупомянутых эмигрантов, и, хотя в массовые беспорядки они перейти не успели, дальше бы это непременно произошло. Назарбаев был достаточно беззащитен перед такой угрозой – потому что он не был никаким диктатором (что ему инкриминировалось), а лучше всех противостоять технологиям «цветных революций» могли как раз диктаторы. Поэтому он пошел на уступки: отправил в отставку правительство и несколько губернаторов, снял с государственных должностей свою старшую дочь и мужа средней дочери, а также арестовал ряд весьма высокопоставленных людей, подозреваемых всеми в коррупции; одновременно, однако, был арестованы многие лидеры оппозиции. Этим ему удалось сбить волну выступлений, грозящих перейти в революцию, но всем было понятно, что это ненадолго; и тут уж ему ничего не оставалось, кроме как обратиться за спасением к России – особенно с учетом того, что в соседней Киргизии (где такая революция уже победила и страной управляли американцы) на военной базе находилось в полной готовности 6000 американских коммандос. Назарбаевым и Владимиром II был подписан союзнический договор, в тот же день утвержденный контролируемым им парламентом на закрытом заседании – но объявлено об этом было только через несколько дней, когда по железной дороге уже начали прибывать российские войска. Назарбаев обратился с речью к нации, объявил в ней об угрозе американской интервенции, о единственной надежде – России и о том, что начал подготовку референдума о воссоединении с Россией. Он призвал армию, полицию и население не оказывать сопротивления братским русским войскам.
Казахская армия в подавляющей части выполнила этот приказ, случаев выступления против России почти не было – по той же основной причине, что за полгода до этого в Украине: в армии значительной частью кадрового состава были этнические русские, а этнические казахи в основном были представлены старшими возрастами, служившими еще в Вооруженных силах единой Второй Империи. Так происходило потому, что во всех образовавшихся при распаде Второй Империи новых государствах, охваченных мифом капитализма и наживы, идти на военную службу было до крайности не престижно, и представители титульной нации туда почти и не шли. В Казахстане это усугублялось тем, что русские составляли почти половину населения. Армия армией, но в целом население вовсе не радостно и не единодушно приняло перспективу утраты суверенитета, о самоценности которого им говорили 15 лет, – тем более что этнически и исторически его родство с Россией (во всяком случае, у казахской половины населения) было вовсе не такое, как у восточных украинцев. Но весь мир уже был охвачен военной, или по крайней мере предвоенной, атмосферой, и это не могло не оказывать влияния на настрой людей. В июне 2008 года прошел референдум, на котором 58% пришедших проголосовали «за»; иначе не могло быть, потому что какая-то часть казахов, составлявших около 55% населения, явно была «за», русские же, составлявшие остаток, были «за» поголовно. Назарбаев стал председателем российского сената, а за его семьей были сохранены ее активы, и их потомки и сейчас входят в десятку богатейших людей Российской Империи. Но смешно думать, что ради этого президент Назарбаев и договаривался с русскими: он реально не видел другого выхода для своей страны, да его, видимо, и не было.
Не давая опомниться американцам, русские уже в июле 2008 захватили Туркменистан; то есть там якобы произошел переворот, и новая власть призвала на помощь Россию – но эта власть явно была просто передовым отрядом русского спецназа, набранным из проживающих в России этнических туркмен. Это уже была неприкрытая агрессия для захвата стратегически важного куска Каспийского побережья и упрочнения своей монополии на газ в Евразии за счет присоединения туркменского газового комплекса. Для ее оправдания необходима была новая идеологема – и она была выдвинута Россией: распад Второй Империи в 1991 году был не волей народов, а результатом спецоперации Запада с опорой на предателей своей страны в самой Второй Империи. А то, что потом это утверждалось на референдумах в каждой стране-осколке (кроме, кстати, России), – так «потом» не считается; потом у нас вот и в Туркменистане на референдуме все утвердили. А раз так, то мы просто возвращаем свое, похищенное – а это можно делать и силой. Тем самым Россия заявляла свои права на всю территорию Второй Империи, хотя вовсе и не собиралась присоединять все отложившиеся земли, как показало будущее; в то время ее экспансия ограничилась, кроме перечисленного, заключением еще в 2007 году договоров о воссоединении (разумеется, с введением туда войск) с непризнанными Приднестровской республикой (в составе тогдашней Молдовы), Абхазией и Южной Осетией (в составе тогдашней Грузии). В это время в России стали раздаваться голоса со стороны сначала Молодогвардейской партии Восточной Украины (МПВУ), а потом и других партий и общественных организаций Восточной и Южной Украины и Казахстана: не хотим жить по конституции, которую принимали не мы и не наши предки. Вот если бы какая-то посторонняя страна, которая никогда не была частью России, вдруг попросилась бы войти в ее состав – тогда ей, конечно, следовало бы признать российскую конституцию как одно из условий вхождения. Ну а коль мы с вами один народ, насильственно разорванный в 1991 году, тогда хотим реального равенства: хотим новую Россию с новой конституцией! Владимир, встретившись с представителями всех этих партий и пригласив туда же и главные российские партии, спросил их: «А Российскую Федерацию что, упразднить?» – «Да! – был единодушный ответ. – А все хорошее, что есть в ее устройстве, перенесем в конституцию новой России, оставив за бортом все ненужное». Это не противоречило планам Владимира II, и на октябрь 2008 года был назначен референдум об упразднении Российской Федерации, создании Российского Союза и утверждении его конституции; было объявлено, что в декабре, если решения референдума будут положительными, состоятся выборы президента и Федерального Собрания Российского Союза.
Сразу после этого президент Республики Беларусь предложил, чтобы и Белоруссия, быстро подписав соответствующий договор с Российской Федерацией, также вошла в Российский Союз и приняла участие в референдуме. Это было нелегкое решение, потому что президент Лукашенко был ярко выраженный диктатор популистского толка, реально любимый значительной частью своих соотечественников, а тут ему надо было становиться просто губернатором. Но у него не было выбора, потому что в течение месяцев, причем немногих, ему грозило вторжение Запада, считавшего его абсолютно одиозной фигурой. Или Россия упредила бы Запад и вторглась сама – но тогда уже речь шла бы не о губернаторстве, а о лагере для военнопленных. Дело тут в том, что вся его стратегия, как и вообще стратегия руководства многих малых стран той эпохи, не то чтобы не предусматривала такую возможность, но делала ставку на нанесение неприемлемого ущерба агрессору: вы нас, конечно, завоюете, но подумайте, скольких людей вы потеряете – стоит ли оно того? И это работало, но уже не в 2008 году, когда миром овладели предвоенные настроения, включающие внутреннюю готовность к потерям. Лукашенко понял, что выбор у него между плохим и очень плохим, и в результате отторговал себе губернаторство до окончания срока, на который он в очередной раз был избран президентом (а он только начинался), и ряд других гарантий – Владимир II во всем пошел ему навстречу. На референдуме в октябре «за» проголосовали 77% пришедших при явке в 74%; Россия стала государством с населением более 200 миллионов человек и территорией более 20 миллионов квадратных километров, хотя все еще сильно уступающей Второй, а тем более Первой Империи. Главное же – эта страна была значительно более жизнеспособной в условиях противостояния с Западом. Президентом Российского Союза на четыре года в декабре 2008 года был избран Владимир II, получив 79% голосов, – его срок истек в апреле, но в силу чрезвычайных обстоятельств выборы нового президента Российской Федерации были перенесены на июль. Потом они были вовсе отменены в связи с созданием новой страны и назначением выборов уже ее президента – по той же причине участию в них Владимира II не мешало то, что он уже отбыл два срока подряд, разрешенных Конституцией РФ. Это уже был период холодной войны
.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments