dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Прогрессивное крыло каннибализма

Спасибо [info]profi

Не могу не скопировать.



Алексей Цветков

Прогрессивное крыло каннибализма


Один довольно известный русский поэт не так давно разместил в интернете цикл стихотворений, посвященный десяти библейским заповедям. Под одним из этих стихотворений (заповедь «не убий») другой поэт поместил обсценную и оскорбительную реплику в адрес автора с перечислением преступлений стороны, с легкой руки Александра Галича известной в народе как «израильская военщина». Характерно при этом, что первый, нисколько, естественно, такой репликой не обрадованный, воспринял ее, тем не менее, как изъявление «левой» позиции второго — пусть далекое от адекватности, но в чем-то понятное. И точно так же она была воспринята некоторыми вполне уважаемыми мной людьми.
Может быть, я неверно устроен и не могу отличить политического высказывания от расистской брани, но посудите сами. В стихотворении, о котором идет речь, ни израильская, ни даже просто еврейская тема не была затронута ни словом. Автор стихотворения — глубоко верующий прихожанин русской православной церкви. Но он еврей что называется нынче по-русски «по нации», то есть в расовом смысле. Пусть мне объяснят, в чем здесь политическая позиция, и чем это левое отличается от того правого.
Может быть, я страдаю какой-то слепотой в отношении логики левизны. Побудьте со мной хотя бы до конца следующего абзаца и покажите, где я допускаю ошибку.
В числе предполагаемых зверств «израильской военщины» автор упомянутой левой реплики отметил известную операцию «Энтеббе». 27 июня 1976 года самолет компании Air France, летевший из Тель-Авива в Париж, был захвачен группой палестинских и западногерманских террористов, которые заставили его в конечном счете приземлиться в аэропорту Энтеббе в Уганде. Угандой в ту пору правил печально известный диктатор Иди Амин, в числе засвидетельствованных преступлений которого, хотя, может быть, и не самых тяжких, можно упомянуть каннибализм. Амин открыто помогал террористам, требовавшим освобождения палестинских заключенных в Израиле и ряде других стран и угрожавшим, в случае невыполнения этих требований, начать убивать заложников-евреев (не обязательно израильтян), которых они отделили от всех прочих. В результате блестяще спланированного рейда израильский десант освободил практически всех заложников за исключением трех, убитых в ходе перестрелки, а также женщины, доставленной в одну из больниц Кампалы и там расстрелянной солдатами Амина. Погибли также три террориста и несколько угандийских солдат, посланных Амином их защищать. С израильской стороны погиб командир десанта Йони Нетаньяху, брат нынешнего израильского премьера, и четыре человека были ранены. Если считать эту акцию преступлением, то что в таком случае следует называть подвигом?
Характерно, что операция «Энтеббе» с тех пор считается недосягаемым образцом в истории освобождения заложников. Ее, правда, осудил тогдашний генеральный cекретарь ООН Курт Вальдхайм, усмотрев в ней нарушение суверенитета Уганды, но можно ли всерьез причислять к левым нацистского преступника?
Если кто-то пропустил здесь существенную деталь, то я хочу еще раз ее напомнить. Террористы, даже если отвлечься от этической проблематики их акции, в данном случае охотились именно на евреев, независимо от их гражданства, видимо полагая, что ответственность правомерно возлагать по расовому и религиозному признаку.
Перенесемся на тридцать с лишним лет вперед, уже в наше время. Недавно мы в компании друзей обсуждали, почему при прочих равных экстремистские левые идеи сегодня не являются априорным клеймом и мы порой вежливо выслушиваем их в приличном обществе и даже не порываем отношений с их носителями, тогда как симметричные правые являются легитимным поводом для разрыва, а в наиболее удовлетворительном варианте даже для спуска фигуранта с лестницы с небольшими телесными повреждениями? Ответ на это прозвучал стандартный. Экстремистские правые идеи обычно подаются в расистской упаковке, которая, как бы изощренно она ни выглядела, не может импонировать людям либеральных взглядов, тогда как крайне левое стремление к тотальному счастью человечества, как бы наивно оно ни было оформлено, апеллирует к нашим самым священным инстинктам и убеждениям.
Вроде бы логично. Проблема в том, что поступая таким образом в реальной жизни, мы верили бы рекламе не в пример больше, чем реальному качеству товара. Людей подобной умственной формации до изобретения политической корректности именовали дураками. Иди Амин, практиковавший людоедство, не выставлял его, тем не менее, в качестве своей политической платформы, а предпочитал выступать как борец с империализмом и неоколониализмом. Это, конечно, куда привлекательнее для соратников.
Как бы извилисто ни развивалась сегодня Россия, тот факт, что в ней оформилось левое крыло оппозиции режиму, мне кажется положительным. При советском режиме такая оппозиция была почти монопольно правой потому, что сам он воспринимался как левый — в основном благодаря своей риторике, тогда как на практике он был вполне империалистическим. Монополии на всю правду целиком нет ни у одной стандартной политической платформы, а диалог способствует разумным компромиссам. Но чем ближе такая левизна или правизна к пределу видимого спектра, тем несущественнее становится разница, несмотря на все риторические ухищрения.
В последнее время, в связи с глобальным отступлением марксизма на арьергардные позиции в университетах, левизна все чаще приобретает характер популизма с эклектической платформой, реальных марксистских лозунгов мы не слышим даже из притихшей Гаваны. Главные маяки популизма — это режим Уго Чавеса в Венесуэле и его сателлиты: Эво Моралес в Колумбии, Даниэль Ортега в Никарагуа и т.д. Никаких новых рецептов всеобщего счастья они пока не придумали, это по-прежнему программа экспроприации, подавление свободы СМИ и раздача люмпенских пайков, насколько позволяют нефтяные запасы или щедрость спонсора. Чего у них сегодня нет, так это пресловутого прогрессивного лагеря во главе СССР или Китаем, ввиду чего друзей приходится выбирать прагматически. Как правило, их выбирают из числа тех, кто ненавидит США и Израиль, не брезгуя конкретными проявлениями. Как пишет немецкий журналист Вольф-Дитер Фогель, наибольшей популярностью среди этих друзей левых пользуется Махмуд Ахмадинеджад, осуществивший недавно при поддержке наиболее саблезубого крыла мусульманского духовенства государственный переворот в Иране и поправший волю избирателей страны. С достаточно левой точки зрения в этом, впрочем, греха нет, равно как и в массовых пытках, изнасилованиях независимо от пола жертвы и убийствах несогласных, коль скоро все это делается ради всеобщего счастья, но присмотримся подробнее.
Экстремистский ислам, ярким представителем которого является Ахмадинеджад, проповедует ненависть к евреям с расовых позиций, необходимость уничтожения Израиля, отрицание Холокоста и ненависть к США и западному миру. Женщин он низводит до положения сексуального и кухонного рабства, а с заблуждениями сексуальных меньшинств борется путем публичных казней. Даже Гитлер (с которым экстремистский ислам в свое время охотно сотрудничал) мог бы усмотреть перегибы в этой программе. Что же касается Маркса, то он тут не просто переворачивается в могиле — к нему вполне можно подключать электрический генератор.
В данном случае речь идет не просто о браке по расчету: антисемитские выпады Ахмадинеджада и руководителей Хамаса, еще одного большого друга всех левых, вполне по вкусу Чавесу и его единомышленникам. А что до его крайностей, то их можно потерпеть ради общей ненависти к США и Израилю, главному пункту платформы.
Если говорить о сострадании к конкретным несчастьям конкретных людей, то левых экстремистов уличить в нем не проще, чем правых. Пролистайте полсотни томов Ленина и укажите мне в них хотя бы одну слезинку по поводу вдовьей или сиротской доли. Но зато фабрики по производству вдов и сирот левые возводили не хуже правых — и даже успешнее, поскольку правые обычно выдавали себя с головой авансом, а левым многих из нас удается водить за нос и по сей день.
Истинные мотивы экстремистов всех мастей — это расизм, ненависть и неадекватность. Трудно отрицать, что мир все еще полон горя, в котором есть доля вины любой страны, в том числе США и Израиля. Но прежде всего в нем виноваты те, кто зовет нас к совершенству ради поколений, которые никогда не придут.
Мы столетиями пытаемся совершенствовать людей, однако не только этому не научились, но даже не договорились, что считать совершенством. Зато мы хорошо наловчились приводить их к наименьшему общему знаменателю и бетонировать в фундамент будущего счастья. Что же касается экстремальной левизны и правизны, то это лишь красный и коричневый вариант зазывной вывески — на пыточной камере и на расстрельном плацу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments