dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Марианна Шатерникова снова порадовала.


Это трейлер гениального фильма любящей дочки о своей покойной матери.

Шатерникова время от времени веселит меня рецензиями на очередные арт-хаусные работы сбрендивших прогрессивных кинематографистов.
Правда, ее заслуга вторична, она только об этом пишет. Главные виновники праздника, который нам устраивает Марианна Шатерникова, сами гении.
Когда я дочитывал рецензию на шедевр прогрессивной девушки, которую зовут Сарра Полли, я уже не мог смеяться, только изредка всхлипывал и пытался успокоится.
Предлагаю и Вам повеселиться. Надеюсь, что поклонникам настоящего прогрессивного киноискусства, в котором разбираются только создатели этих киношедевров и их ближайшие родственники, этот текст на глаза не попадется и они не осудят меня за полную эстетическую глухоту.


Наши россказни

Stories We Tell

Режиссер Сара Полли

Этот документальный фильм подается критикой как большое событие, и я готова была так к нему и отнестись.

Пока не посмотрела.

34-летняя канадская актриса Сара Полли (мне, увы, абсолютно не известная) пользуется большой известностью у себя на родине и в Америке. Дочь актрисы Дианы и актера Майкла Полли, Сара начала сниматься очень рано, уже в детстве стала знаменитостью и к 14 годам получала звездные гонорары.

Популярность Сары Полли поддерживалась также и тем, что она, находясь на крайнем левом фланге «Новой Демократической» левой партии Канады, вела активную политическую деятельность на благо социализма. Ради этой деятельности она, немного недоучившись, покинула школу. В 16-летнем возрасте участвовала в протесте против консервативного губернатора провинции Онтарио Майка Харриса. Выступая под лозунгом «Здравый Смысл», Харрис пытался сократить расходы на вэлфер, что, разумеется, было неприемлемо для левых. Сталкивая Сару с баррикады, полицейский задел ее локтем по лицу, что привело к потере двух зубов (как позже выяснилось, молочных, задержавшихся у жертвы во рту дольше положенного). После этого Полли на баррикадах не появлялась, а посвятила себя созданию независимых фильмов. Об их достоинствах не могу судить — не видела. Пересказываю то, что читала.

В 2006 году она дебютировала как режиссер. В фильме Away From Her Джули Кристи играла женщину, заболевшую Альцгеймером. Очутившись в доме для престарелых, она начисто забывала мужа, с которым прожила 45 лет, и отдавала свое сердце немому человеку, прикованному к инвалидному креслу. Поскольку ее избранник тоже был женат, возникала сложная ситуация. Но к финалу героиня внезапно вспоминала мужа (который вел себя благородно), и они открывали друг другу объятия. Фильм всем очень нравился, получил премии в Канаде и номинацию на «Оскара» за сценарий (экранизацию рассказа Алисы Мунро).

Затем в 2012 году Полли поставила картину Take This Waltz, уже по собственному сценарию. Мишель Уильямс играла писательницу Марго, замужнюю женщину, которая отдает свое сердце Даниэлю, художнику и велорикше, и уходит к нему от мужа. Но тут она начинает тосковать по покинутому супругу, с которым ей было как-то веселее. Сестра покинутого, алкоголичка, в пьяном виде объясняет Марго, что «в жизни всегда есть пробелы», и уходом от мужа их не заполнить, так что к финалу похоже, что брак восстановится. Этот фильм тоже имел успех.

И вот теперь Полли сняла документальный фильм, пользующийся восторженным признанием критики (96 процентов на сайте «Гнилые помидоры»; зрители — 80 процентов).

В его основу положена история собственной семьи Полли. В центре повествования — Диана, мать Сары, скончавшаяся от рака, когда Саре было 11 лет. Это хорошенькая белокурая женщина. Остались ее фотографии, несколько домашних видеозаписей. Всюду она смеется, на видео все время в порывистых движениях. Правда, нам не сообщают, что часть «домашних видео» подделана Сарой Полли, и на них снята похожая на Диану актриса. Так же подделаны и некоторые другие персонажи. Это можно узнать, только если вчитаться в финальные титры.

Сару воспитал любящий отец Майкл.

От первого брака у Дианы были сын и дочь, которые остались с их отцом. От брака с Майклом, до Сары — тоже сын и дочь. Потом Диана поехала в Монреаль для участия в спектакле. Отношения с Майклом у нее к тому времени стали прохладными. Они вообще были разными людьми. Майкл любил спокойную жизнь, а Диане были нужны, как говорится в фильме, «толпа и возбуждение». Но Майкл навестил ее в Монреале, и супружеские отношения восстановились. Когда Диана вернулась домой, она ожидала ребенка. Родилась Сара.

И вот теперь, двадцать три года спустя после кончины матери, Сара вдруг решила выяснить вопрос, кто же ее «биологический» отец. Оказывается, Диана сама вслух выражала сомнения, что это Майкл, и говорила, что не знает точно, от кого она беременна. Некоторые члены семьи шутили над тем, как Сара внешне непохожа на Майкла (в самом деле, разительно не похожа).

Можно было бы понять, если бы этот деликатный вопрос без шума разрешили бы в семейном кругу. Интерес дочери к этой проблеме, может быть, и закономерен. Хотя зачем так уж понадобилось обижать Майкла, который с любовью вырастил девочку и был ей настоящим отцом? Но Сара просто не принимает его во внимание. Не задумывается она и над тем, стоит ли, так сказать, взламывать гроб матери из интереса к ее любовным похождениям. И, главное, этично ли выносить всю эту мало интересную историю на площадь, сделав ее предметом своего фильма. Поражает то, что многие родственники и друзья (трудно сказать, кто из них настоящий, а кого играют актеры) с готовностью принимаются отвечать на вопросы Сары перед камерой. Особенно усердствует вдовец (и, очевидно, рогоносец) Майкл, который повторяет, что это «замечательный сюжет» для картины. Но не объясняет, в чем состоит его замечательность.

И уж совсем поражает, что в этом нет ровно никакого смысла. Можно было бы понять, если бы с этим были связаны какие-то личные драмы, глубокие откровения, перемены судеб. Но этого нет и в помине.

В художественном кино мы это уже недавно видели. Известный и когда-то очень хороший режиссер Александр Пейн снял фильм «Потомки» (Descendants). В нем Джордж Клуни и две его дочери (одна из которых малолетняя) полтора часа бегают по Гавайским островам в то время, как жена Клуни и мать дочек находится в больнице при смерти, в коматозном состоянии. Поскольку старшая дочь сочла нужным уведомить отца, что видела, как маму «держал за задницу» чужой мужчина, целью семейного марафона становится выяснение, с кем же именно спала мама.

Теперь эту увлекательную ситуацию преподнесли нам в кино документальном.

В Монреале, куда уезжала Диана для участия в спектакле, Сара опрашивает возможных кандидатов на «биологического отца». Один из них — актер Джефф. Сара похожа на него как две капли воды. Однако, Джефф утверждает, что они с Дианой были только друзьями. Зато продюсер Гарри Галкин охотно начинает рассказывать о своем романе с Дианой. Он соглашается пройти генетический тест, который показывает с точностью до 99 процентов, что Галкин и есть искомый родитель. При этом Галкин, с его типично еврейской наружностью и седыми кудрями до плеч, не имеет абсолютно никакого сходства с нордической блондинкой Сарой.

После этого фильм становится совсем уж невозможно смотреть. Майкл читает длинные куски из своих мемуаров. Галкин словоохотливо философствует. Подают реплики другие «рассказчики»; кто из них кто, не всегда понятно. Все это невыносимо скучно и бессмысленно. Из ста восьми минут картины следовало бы вырезать по крайней мере полчаса.

Но Полли приберегает главный трюк напоследок. Когда полагаешь, что фильм уже закончен и испускаешь вздох облегчения, на экране снова возникает блондин Джефф, на которого так похожа Сара. И признается, что один-то раз он с Дианой все-таки переспал. Конец.

Генетические тесты в моих глазах скомпрометированы навсегда.

Я прочла много хвалебных рецензий на эту эксгумацию матери родной дочерью с целью выяснить подробности маминой половой жизни. Вот примеры. Билл Гудикунтц: «Фильм исследует семьи, наследия и ускользающую природу правды такими неожиданными способами, что мы даже не осознаем их до самого конца. Какой замечательный фильм! Наблюдать, как Сара Полли разгадывает в нем загадки — одно из моих самых приятных кинематографических переживаний за долгое время». Ханна Мак-Гилл: «Это теплая, смелая и наводящая на размышления автобиография Сары Полли. Смысл ее не в том, чтобы вызвать у нас слезы о смерти Дианы, и не в том, чтобы собрать разнообразные отчеты о тайной стороне ее жизни. В фильме деликатно исследуется, как дети Дианы, ее вдовец, друзья и любовники сами осмысливают ее сложное наследие».

Я понимаю все отдельные слова в этих отзывах, но не могу уяснить, о чем же в них идет речь. Ведь никаких особенных загадок в фильме нет. На какие именно размышления он наводит, не уточняется. Что уж такого сложного в наследии Дианы, тоже непонятно. Говорить же о деликатности и теплоте фильма мне кажется кощунственным.

В художественном отношении фильм — полный нуль. Это просто собрание старых фотографий и «говорящих голов».

В отношении нравственном он вызывает содрогание как зеркало морального кризиса, поразившего левый фланг западного общества.

Нельзя снимать фильм, содержание которого сводится к тому — прошу прощения у читателей! — что «моя мама была слаба на передок», и выдавать его за значительное произведение искусства.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments