dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

На ту же тему пишет Юрий Рост...

... человек, которого люди моего поколения знали и уважали.
Пишет в уважаемой многими из моих френдов "Новой Газете".
Как видите, его мнение, как и мое, не такое отрицательное об этом шоу, в отличие от гневных обличителей "кровавого режима" и путинского ГУЛАГа.
Еще раз повторяю, я - не поклонник Путина, я но я не считаю показанное вчера делом Путина и его клевретов. Это дело России, ее талантливых людей, сделанное на деньги всех российских налогоплательщиков.
И эти деньги были потрачены весьма талантливо и интересно, во всяком случае, вчера вечером.

Открытие Олимпиады глазами Юрия Роста

Юрий РОСТ — «Новая» Фото: Юрий РОСТ — «Новая»

Мой товарищ фотограф, узнав, что я еду на Олимпийские игры в Сочи, сделал саркастическое замечание: мол, там столько украли, а ты будешь воспевать. И страстно так сказал, отважно, будто бы он герой, а я не знаю, что воровство у нас случается чаще, чем его отсутствие. Знаю, но, приехав в Сочи, был поражен, до чего много все-таки удалось утаить от ворья для болельщиков, для радостно раскрашенных в разнообразную спецодежду спортсменов, волонтеров, разных вспомогательных участников процесса и их некрупных начальников. В основном все доброжелательны, а девушки еще и милы, почти все понимают человеческую речь, на человеческом языке отвечают и, что удивляет, ответственны на своих важных, то есть связанных с моим рабочим комфортом, постах.

Не угрюмые, переодетые в партикулярное платье государственные охранники (они тоже где-то есть, но не на виду), а милые молодые люди с улыбкой тщательно проверяют хитрыми приборами документы, моментально получая на дисплее твою фотографию, чтоб не произошло подмены, или настоятельно не рекомендуют идти на территорию, куда не велит регламент, или … словом, строги, но без свойственного крохотным начальникам хамства власти.

* * *

Татьяна Тарасова — не документ, и это не я ее, а она меня предъявляет охране в качестве атрибута прогулки по коридору ледового дворца «Айсберг», где расположены недоступные журналистам раздевалки фигуристов, которые начали свои танцы прежде торжественного открытия и сразу — с интриги по имени Евгений Плющенко.

Тридцать один год — возраст, почтенный для фигуриста. И Плющенко, как бы он ни выступил, сделал доброе дело, расширив возрастные рамки этого вида спорта. Он упорен и достоин понимания, хотя чрезмерно попсово для спортсмена раскручен. (Вспомню великого, без преувеличения, атлета, четырехкратного — знаю, что говорю, — чемпиона Олимпийских игр в тройном прыжке Виктора Санеева, который для меня остается эталоном такта и достоинства не только в спорте.) Плющенко закончил выступление, но отдыхать не спешит. Он бродит по коридору с расстроенным видом, переживая свое второе место после японца. И, полагаю, не без ревности следит за выступлениями товарищей, которые могут его привести к золотой медали в командном соревновании фигуристов. Его тренер,  Алексей Мишин,  напротив, расположен благожелательно. Двадцать лет они вместе. Возможности Плющенко ему известны больше, чем самому спортсмену.

— Я сказала, что Женя будет на пьедестале! — говорит мне Тарасова, и я понимаю по ее тону, что дальнейшие соревнования — пустая трата времени. Разве зрителей потешить.

— А место какое, Танюша?

— Знаю, но не скажу…

Правильно, чего портить интригу Олимпийского турнира.

* * *

Фото: Юрий РОСТ — «Новая»

— Одевайся тепло, — посоветовала Анна Дмитриева, знаменитый комментатор и выдающаяся в прошлом теннисистка. — На стадионе холоднее, чем на улице. Я тебе куртку пуховую дам.

Я оделся и парился потом все открытие, потому что в лифте стадиона встретил усталого и нервничающего главного креативного продюсера церемонии, в миру моего давнего знакомого Константина Эрнста, который пригласил меня в «рубку» управления шоу. То, что оно будет грандиозным, я знал. Стадион перекрыли и по потолку проложили рельсы для движения подвесных декораций, пристроили два огромных ангара, откуда и куда они выдвигались, целый городок мощнейших электрогенераторов обеспечивал независимой от города энергией прожектора мощностью два с половиной миллиона ватт, полтысячи динамиков на миллион ватт, сто сорок телевизионных камер, электромоторы, подъемники, домкраты и поистине уникальное проекционное оборудование весом более трехсот тонн, а уж мощностью… Ну вы видели. И все это надо было привести в действие в точном соответствии с замыслом и сценарием. Помните анекдот про гигантский самолет со всякими прибамбасами, которые перечисляет стюардесса, а потом говорит: а теперь наш пилот попробует поднять всю эту фигню в воздух. Только тут сложнее.

На капитанском мостике более ста специалистов, оснащенных аппаратурой и знающих, что делать.

— На репетиции такого зрелища необходимо полгода, а у нас был месяц. Но мы успели.

Эрнсту и его товарищам хотелось уйти от стереотипов представления России в мире, и они это сделали.

Алфавит, летающая география, плавание по морю, бал с Васильевым, Вишневой и Захаровой, летающая девочка… Фрагменты истории со вкусом, тактом и блестящей выдумкой…

— А где война, Костя?

— У нас была война. Мы приготовили сорок тысяч фотографий погибших на фронте, которые должны были в один момент поднять все сорок тысяч зрителей. Но наш заказчик — Международный олимпийский комитет — не разрешает использовать в праздничных церемониях Игр тему войн.

Фото: Юрий РОСТ — «Новая»

После зажжения огня напряжение в командном пункте спадает, все поздравляют друг друга, и мы поздравим и пожелаем команде Эрнста удач. Впереди у них много работы — закрытие и две Паралимпийские церемонии.

Юрий Рост Обозреватель «Новой»

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments