dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Посвящается именитому покойнику.


От себя добавлю несколько слов:



Манделлу следовало убить в шестидесятых.
Убить именно ради черных граждан ЮАР. Потому что прежде всего нагадил именно им, отняв у их детей, внуков и т.д. жить в нормальной стране и быть нормальным людьми.

Есть Цивилизация, при которой Род Человеческий в целом выживает и увеличивает свою численность и могущество.
И есть враги Цивилизации, если они победят, после недолгой резни весь род человеческий мгновенно сократится и немногие оставшиеся умрут очень скоро от голода и болезней. Их дети тоже не выдержат и умрут. Ну и на планете хозяевами станут те, кто оказался более приспособленным и живучим. Скажем, тараканы или крысы. Такие, как Манделла, Арафат и прочие, они были на стороне тараканов и крыс.


Оригинал взят у tiomkin в Африка || ЮАР и террористы из АНК


Вот две цитаты. Авторов приводить не буду, люди они своего времени и отношение к АНК и терроризму у них свое. Просто имеет смысл привести другую точку зрения на то, чем являлся Африканский Национальный конгресс и какое он на самом деле имел отношение к терроризму.

Итак… (наиболее красноречивые моменты выделены мной).

«Разговоры о «терроризме» применительно к антиколониальным движениям — от непонимания природы вооруженной освободительной борьбы. Она ведь проистекает от тяжелейшего угнетения и невозможности добиться изменений мирными средствами. Освободительная борьба — это прежде всего борьба политическая. Террор против мирных граждан в ней абсолютно неприемлем. И наши военные, обучая бойцов АНК и других движений, делали упор именно на этом, помогая им не скатиться на путь терроризма даже в самых отчаянных ситуациях…оружие поставляли и в немалых количествах. И не только это, но и еще многое другое. Вплоть до зенитных ракетных комплексов для защиты лагерей АНК. И должен сказать, что вооруженная борьба при нашем содействии ощутимо способствовала краху апартеида. В разгар борьбы в 1987 году АНК проводил около 180 боевых операций. А ведь черным в ЮАР тогда был практически закрыт доступ к оружию и к военным знаниям. И то, и другое они получили от нас. Причем мы предоставляли оружие АНК тогда, когда Запад категорически отказался поддерживать их справедливую борьбу. При этом мы твердо знали (и это было четко закреплено в программных документах АНК), что объектами атак будут армия, полиция, военная и экономическая инфраструктуры, но никак не мирное население, включая белых».

«Западные политики и пресса многие десятилетия называли членов АНК "террористами", хотя эта старейшая в Африке организация, возникшая ещё в 1912 году, вплоть до 1961 года не прибегала к насилию. Однако пришедшее к власти в 1948 году очередное правительство белого меньшинства объявило "прокоммунистическими" все организации, выступающие против апартеида, а в 1960 году запретило АНК. Еще раньше, в 1950 году была запрещена Коммунистическая партия Южной Африки. Жестокость, с которой подавлялись все виды протеста, неизбежно вызвала стремление ответить на силу силой. Так в 1961 году возникли вооружённые формирования АНК "Умконто ве сизве" ("Копье нации")
».

Для начала. Число терактов (т.е. диверсий на государственных и частных объектах и вооруженных нападений / убийств на гражданских и служащих лиц), совершенных АНК в ЮАР с 1976 по 1988 годы:

1976 – 4
1977 – 20
1978 – 13
1979 – 12
1980 – 19
1981 – 58
1982 – 39
1983 – 56
1984 – 44
1985 – 136
1986 – 230
1987 – 234
1988 – 280

Основным террористическим инструментом АНК был вооруженный отряд этой организации – «Умконто ве Сизве», сокращенно МК (в переводе с зулусского языка «Копья нации»). Днем ее образования считается 16 декабря 1961 года. Как говорится в известном мусоросборнике, называемом Википедия: «…в этот день были «МК» провел первые партизанские акции против государственных систем». В реальности эти партизанские акции свелись к попыткам подрыва линий электропередач – материальный ущерб был невелик, и по счастью обошлось без человеческих жертв.

Изначально руководители АНК и МК планировали, что организация будет заниматься вооруженной борьбой – за «освобождение» Южной Африки. Но реальность очень быстро показала, что вооруженная борьба против государственной машины) практически невозможна. В том плане, что атаки на представителей вооруженных и полицейских сил государства крайне неэффективны – с помощью полиции, армии и резервистов т.н. «партизан» МК либо отлавливали, либо уничтожали.

Число прошедших подготовку за границей террористов АНК, убитых либо арестованных в ЮАР с 1977 по 1988 годы

1977 – 17
1978 – 33
1979 – 23
1980 – 30
1981 – 22
1982 – 25
1983 – 46
1984 – 78
1985 – 36
1986 – 92
1987 – 106
1988 – 74 (по состоянию на первые полгода)

И МК встал на вполне очевидный путь – удары по т.н. soft-targets, «мягким целям», т.е. незащищенным объектам и людям, говоря проще – на путь террора. Надо отметить, что в АНК было несколько «крыльев»: от умеренных до радикалов, но то что насилие необходимо использовать, признавали практически все. Палло Джордан, член Национального исполкома АНК: «Мы всегда заявляли, что отказ АНК от вооруженной борьбы даже не рассматривается». Табо Мбеки: «АНК никогда добровольно не сложит оружие».

Эти слова были сказаны в 1988 году. Если посмотреть на сводные данные по актам терроризма, проведенным АНК в том году, то картина вырисовывается следующая:
27% от общего числа терактов были направлены в отношении государственной системы (ее гражданской части); 23% - в отношении полиции; 14% - в области экономики; 5% - против вооруженных сил; 3% - в отношении судебной системы и 28% - в отношении всего остального. Соотношение hard и soft targets (т.е. защищенных и незащищенных целей) – 22% к 78%. Последнее крайне важно, поскольку наглядно показывает, какие цели старались выбирать «борцы за свободу» из АНК

Объекты, разрушенные в ходе террористических действий АНК (с сентября 1984 по октябрь 1989 года):

Полицейские автомобили либо автомобили, принадлежавшие полицейским – 4450
Автобусы – 10318
Частные автомобили – 12188

Частные дома служащих полиции – 1131
Магазины / лавки / фабрики / мастерские – 1265
Школы – 1779
Частные дома - 7187

Примечательно, что наиболее «пиковым» днём в террористическом смысле являлась пятница, конец рабочей недели – большая часть терактов совершалась именно в этот день. За ней шли суббота, среда и четверг. Воскресенье, понедельник и вторник были относительно спокойными днями – в эти дни терактов совершалось вдвое меньше. Что же касается времени суток, то самая активная пора приходилась на период от 18 до 03 часов.

Вопреки распространенному мнению, излюбленным оружием террористов из АНК/МК был вовсе не автомат Калашникова, а мины. В 1988 году было зарегистрировано 280 террористических актов. Из них 129 были совершены с помощью магнитных мин, 73 – с применением ручных гранат, 34 – с помощью АК-47, 14 – с помощью самодельных взрывных устройств, 3 – с помощью противопехотных/противотанковых мин, 1 – с помощью ТНТ и 26 – с помощью остальных типов оружия.

* * * * *

В 1984 году в Витватерсранде (в районе Йоханнесбурга) произошло на первый взгляд непримечательное событие. С марта 14 муниципалитетов черных поселений начали повышать плату за услуги ЖКХ. К сентябрю недовольство жителей вылилось в протесты. АНК немедленно воспользовался ситуацией, попытавшись не только извлечь выгоду, но и создать вакуум власти, который можно будет заполнить. Говоря проще – КПЮА и АНК вознамерились создать неконтролируемую правительством область, и, в случае успеха, распространить на другие районы страны. Первым делом, боевикам предписывалось физическое уничтожение тех черных, которые в той или иной мере сотрудничали с администрацией (так же черной), а именно: советников, помощников администрации, служащих, полицейских и вообще всех, кто с точки зрения АНК мог считаться коллаборационистом, сотрудничающим с «расистским режимом». При этом преследовались следующие цели: 1. убийства людей, представляющих власть, будет служить напоминанием о том, что будет с каждым, кто вознамерится сопротивляться АНК и 2. уничтожение имущества (жилых строений и собственности) позволит опустить уровень жизни до степени нищеты и тем самым создаст резерв люмпенизированных кадров для набора в структуры АНК.

Террористы рьяно взялись за дело – развернутая кампания избиения и уничтожения (людей закалывали или сжигали) принесла свои плоды: черные служащие увольнялись с работы либо просто отказывались выходить на работу, либо же бежали в другие поселения. Попытки муниципалитетов как-то договориться с террористами ни к чему не привели. К началу 1985 волнения перекинулись в Восточный Кейп – в Грэмстауне и Порт-Альфреде вспыхнули молодежные беспорядки. В феврале 1985 года молодежные бунты пошли в Оранжевой, к лету – в Западном Кейпе и Натале. Полицию закидывали камнями и «коктейлями Молотова», витрины магазинов разбивались, а сами магазины поджигались. Тех, кто пытался покупать что-то в магазинах, принадлежавших белым, активисты АНК отлавливали и избивали, кроме того, в качестве «наказания» людей заставляли съедать купленный стиральный порошок или выпивать масло для жарки и т.д.

В поселении Порт-Альфред террористы добились определенного успеха – после убийства муниципальных служащих, поселение де-факто стало неуправляемым. Вакуум власти был заполнен активистами из УДФ (Объединенный демократический фронт), АНК и рядом других организаций. Поселение было переименовано новой властью из Порт-Альфред в Нельсон Мандела, и городской «совет» (именно таким словом, soviet, себя назвал комитет самоуправления) тут же начал регулировать все стороны жизни населения. В частности одной из первых мер была национализация всей частной земли и назначение на нее с/х работников – продукция же распределялась по усмотрению комитета. По счастью южноафриканские власти, хоть и с опозданием, но вмешались – был объявлен режим чрезвычайного положения и самозваный комитет разогнали.

Чрезвычайное положение ввели не только в Порт-Альфреде – но и в других местах, где проходили беспорядки, инициированные АНК. Основную нагрузку в этот период приняли на себя два типа медучреждений: армейские и полицейские патрули были вынуждены подбирать на улицах обожженные трупы и избитых и покалеченных людей и отвозить их в соответствующие места – морги и больницы. Трупы и инвалиды явились наглядным результатом т.н. «обезьяньих судов» - самозваных «народных трибуналов», где председателями выступали активисты АНК (некоторым из которых не было и 12 лет).

Один случай в Восточном Кейпе заслуживает того, чтобы рассмотреть его поподробнее, поскольку наглядно иллюстрирует, что такое АНК. В конце ноября 1985 года двое полицейских на своем броневике подъехали к дому, расположенному в поселении Млунгизи, неподалеку от Куинстауна. Полицейские – черные – вежливо поинтересовались у хозяйки дома, миссис Мерси Замелы, дома ли находится ее 19-летняя дочь, Бализе? Бализе оказалась дома. Полицейские ее проинформировали, что ей надо явиться в участок, чтобы забрать её наручные часы, оставшиеся там с того времени, как ее ранее задержали. Полицейские предложили довезти её до участка, но Бализе отказалась, сказав, что зайдет за часами сама, позже.

В этот период в Млунгизи творились уличные беспорядки, за которыми стояли активисты АНК. Выступая с одной стороны организаторам буйств, АНК параллельно выстраивал параллельную структуру власти: «уличные комитеты», состоящие из «товарищей» во главе с т.н. «маршалами». Чтобы справиться с беспорядками власти ввели в поселение дополнительные полицейские силы. Эти подкрепления состояли из зулусов, в то время как население Млунгизи было преимущественно коса. Полицейских-зулусов немедленно обозвали «Инкатами» (по имени основного зулусского общественно-политического движения «Инката») – для коса это слово было из разряда бранных.

К несчастью для семьи Замела невинный визит полицейских-зулусов привел к трагическим последствиям. По кварталу поползли слухи, что Бализе Замела, ее младшая сестра Носифо и ее подружки, Нана и Пикси Ноджеква спят с «Инкатами». Слухи были порождены чьей-то фантазией и к реальности не имели отношения, но это никого не волновало. Днем 8 декабря Бализе, Нана и Пикси, выходя из дома одной из подруг, были остановлены молодыми людьми из «уличного комитета». Товарищи привели девушек в дом, принадлежавший еще одному активисту Ндодане Машоба. Там их допросили по поводу их сексуальных связей с полицейскими. Девушки все отрицали. «Народный суд» таким результатом был неудовлетворен и решил опросить дополнительных свидетелей. Девушке отпустили по домам, сказав, что вызовут на следующее заседание «трибунала». Тем же вечером девушек опять привели на «суд». Кроме них перед «трибуналом» предстали Носифо Замела (мать-одиночка с трехлетним ребёнком) и пара ее подруг. Разбирательство «расширенного состава» трибунала (там присутствовало около 15 «товарищей судей» в возрасте от 15 до 20 лет) в итоге сосредоточилось на расследовании деяний Носифо. Один из «свидетелей» показал, что якобы видел, как Носифо садилась в полицейский броневик с «инкатами». Обвиняемая всё отрицала, её поддержала сестра и подруги. Тем не менее, трибунал «постановил» что обвиняемых девушек (Носифо, Базиле и Нану) необходимо наказать – на всякий случай, чтобы другим неповадно было.

В вопросах метода наказания «трибунал» раскололся: одни предлагали просто отхлестать их кнутом, другие стояли за то, чтобы прижечь им ноги горящим пластиком (еще один популярный способ наказания). В итоге «судьи» постановили, что для вящего примера будет достаточно наказать всего одну – чтобы другие и думать не смели о том, чтобы как-то общаться с «инкатами». Выбор пал на Носифо. Ее привели на задний двор за общественными туалетами, связали и начали стегать плетью. Желая избежать пытки, она была готова сознаться в чем угодно, пусть даже в связи с «инкатами» - но было уже поздно. Исхлёстанную девушку провели по улицам квартала, попутно избивая.

В какой-то момент у «судей» возникла идея: дать ей «ожерелье» (что это такое подробно описано ниже). Бензин и автомобильную покрышку достали быстро. Жертву заставили толкать покрышку до места казни – там Носифо опять связали, надели ей на шею колесо, облили бензином и подожгли. Опьяненная насилием толпа танцевала, смеялась и распевала песни, глядя на сгорающую девушку. Буйство прекратилось только тогда, когда вдалеке послышался вой полицейской сирены.

Полицейский патруль, получив сообщение о локальных беспорядках, направился в квартал. Обгоревшее до неузнаваемости тело было обнаружено полицейскими около 78 часов вечера. Тело еще горело – полицейские израсходовали 2 огнетушителя, прежде чем им удалось полностью погасить пламя. Носифо Басиле опознали только через 3 дня. В ходе следствия полиция арестовала 15 молодых людей, причастных к судилищу и убийству Носифо Замелы. Ее сестра Базиле, а также Нана и Пикси были взяты под защиту полиции.

Каков был смысл в жестоком убийстве Носифо Замелы? Она не состояла ни в каких организациях, политика ее не волновала, расовые законы осложняли ее жизнь не более чем другим, она не были ни сторонницей апартеида, ни борцом с режимом. Как выяснилось, ее смерть была бесполезной. На суде один из судей и палачей, активист АНК Сонивабе Кваза рассказал: «…мы росли с идеей, что общаться с зулусами – нельзя. Наши традиции и культура различны, мы никогда не будем вместе. Очень важным являлся тот факт, что полицейские были зулусами. Когда мы, члены «Народного трибунала», рассматривали её дело, то мы исходили из того факта что она вступила в любовную связ с зулусом. Нас не волновало что этот зулус – полицейский. Нас волновало то, что этот полицейский - зулус».

За период с 1984 по 1989 годы 92% всех погибших во время беспорядков людей погибли от рук АНК. Только 8% погибло от рук полиции. В целом кампания беспорядков, проведенная АНК, принесла государству больший материальный ущерб чем любое другое событие, включая Бурскую войну.

Жесткие полицейские меры и чрезвычайное положение помогли сбить волну насилия – за год число инцидентов уменьшилось втрое. В итоге даже руководство АНК на конференции в 1987 году было вынуждено признать, что «стратегия народной войны себя не оправдала»

* * * *

Одним из излюбленных приемов АНК было «ожерелье» (necklace): жертве связывали руки, обливали бензином, на шею надевалась старая автомобильная покрышка (в которую тоже щедро плескался бензин) и – вопрос одной спички. Иногда жертве всовывали в рот сигарету с марихуаной – все равно искра попадет на облитую бензином одежду, а жертве какое-никакое, но развлечение.

В Викимусорнике деликатно говорится: «The TRC found several instances of torture—even though it was not official policy— and executions "without due process" at ANC detention camps particularly in the period of 1979—1989» (Комиссия по установлению истины и реабилитации обнаружила несколько случаев пыток и смертных приговоров «без должных слушаний» в концлагерях АНК в 1979-1989 годах – хотя такие вещи не являлись официальной политикой АНК). Либо так: «The practice was frequently carried out in the name of the African National Congress (ANC), and was even implicitly endorsed by Winnie Mandela, then-wife of the imprisoned Nelson Mandela and a senior member of the ANC, although the ANC officially condemned the practice». (Подобная практика часто воплощалась в жизнь от имени АНК, и даже поощрялась Винни Манделой, тогдашней женой Нельсона Манделы, которая входила в руководство АНК – хотя АНК официально практику (убийств с помощью покрышек с бензином и огня) не одобрял). Вот так вот деликатно – «несколько случаев», «не являлись официальной политикой». Правда заключается в том, что «ожерелья» де-факто являлись официальной политикой АНК – хотя конечно, даже у них хватало ума понимать, что де-юре закреплять это не стоит, благодаря чему формально они могли от этого открещиваться. И второе – это была систематически проводимая политика – ибо только с ее помощью можно было сеять ужас и держать в повиновении любых несогласных. Ну сейчас, когда история ЮАР усиленно переписывается новыми властями, такие словесные манипуляции неудивительны.

Слова Винни Манделы, жены Нельсона Манделы (1986 год): «С помощью спичечного коробка и наших «ожерелий» мы освободим страну!». Цивилизованный мир был шокирован этими словами и от Манделы потребовали взять эти слова обратно. На эти требования она не обратила внимания – немного позже, выступая на одном из митингов, она подчеркнула: «Я хочу еще раз напомнить вам, о той силе, которой вы обладаете, об оружии которое у вас есть и которое вы должны использовать – об «ожерельях»». Кстати, примерно в это время, в 1986-1987 в СССР проходил очередной этап борьбы за освобождение Нельсона Манделы: журнал «Ровесник» объявил конкурс на лучший перевод стихотворения про Манделу, либо на лучшее стихотворение, ему посвященное. И сотни советских подростков писали и переводили стихи, посвященные человеку, осужденному за уголовное преступление. Стоит помнить один факт, про который (по крайней мере, на русском языке), как-то не очень упоминают. Мягко скажем, противоречивая организация Amnesty International, которая занимается политическими заключенными, никогда не считала Манделу «узником совести». По поводу Манделы и его статуса в ней шли жаркие дебаты. По словам бывшего члена совета директоров AI в США Френсиса Бойла (1988-1992), который как раз считал Манделу политзаключенным и за что яростно выступал: «Они (AI) никогда не считали Манделу узником совести и никогда не вели кампанию за его освобождение, когда он находился в заключении – по крайней мере я таких фактов не знаю. В тот период, когда он сидел в тюрьме, я вообще не могу припомнить фактов, чтобы AI что-то предпринимала в отношении Манделы или других заключенных членов АНК – кроме разве что вялых жестов солидарности с ними, когда они уже стояли на пороге камеры смертников, и поделать было ничего нельзя. Наоборот, AI упрямо сопротивлялась всем предложениям бороться с апартеидом в ЮАР. Уинстон Наган и я, как члены совета директоров все время пытались подвигнуть организацию на это – но безуспешно. Вообще, насколько я знаю, AI была единственной правозащитной организацией в мире, которая отказывалась осуждать апартеид в ЮАР, Родезии и Юго-Западной Африке».

Порой активисты АНК устраивали показательную казнь посредством «ожерелья» специально для СМИ. 21 марта 1985 года Бенджамин Киникини, служащий местного самоуправления в одном из городов в Восточном Кейпе, и его сын были сначала забиты толпой, порезаны мачете, после чего из облили бензином и подожгли. Расправа длилась 25 минут – все это время её снимала группа голландского телевидения. Участники расправы позировали перед камерами, выкрикивая лозунги и стараясь подать событие максимально эффектно.

Официальный пропагандистский орган АНК, Sechaba, сентябрь 1986: «Пусть эти расистские магистраты и адвокаты исходят воплями, проклиная наши «ожерелья», т.е. законный метод наказания коллаборационистов; пусть они, как хотят, так и называют народные суды: «пародия на суд», «судилище обезьян» и так далее – наш ответ на это будет однозначным: когда мы говорим власть народу, мы имеем в виду наше право уничтожать врагов народа и наше право на управление страной и контроль ее с помощью обычных людей. Мы не являемся анархистами только потому, что отказываемся признавать юридические нормы, принятые в судах Южной Африки».

Число умерщвленных террористами АНК с помощью огня, с 1 сентября 1984 года по 31 марта 1989 года (по некоторым регионам ЮАР):

Восточный и Западный Трансвааль – 20 (15 – просто сожжено / 5 – убито с помощью «ожерелья»)
Западная провинция – 60 (12/48)
Соуэто – 60 (12/48)
Другие регионы – 30 (15/15)
Приграничье – 30 (15/15)
Северный Трансвааль – 60 (28/32)
Витватерсранд – 50 (30/20)
Крайний север Трансвааля – 120 (40/80)
Наталь – 70 (60/10)
Восточная провинция – 240 (120/120)

Суммарно за этот же период по всей стране: 370 – сожжено в своих домах / 410 – убито с помощью «ожерелья».

* * * *
В общем, возвращаясь к исходной цитате: «И наши военные, обучая бойцов АНК и других движений, делали упор именно на этом, помогая им не скатиться на путь терроризма даже в самых отчаянных ситуациях… мы твердо знали, что объектами атак будут армия, полиция, военная и экономическая инфраструктуры, но никак не мирное население, включая белых».

Так что если АНК – не террористическая организация, а ее активисты – не террористы, то я уж тогда не знаю, что терроризмом и называть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments