dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Взгляд со стороны.

(По следам моих претензий к Дине Рубиной.)



Надеюсь, что те, кто читает мой ЖЖ, еще не забыли мои упреки в адрес Дины Ильиничны.
В частности, я ее упрекал за то, что она пишет о русских монстрах, не жалея красок и таланта.
В то время, как, по моему мнению, именно русские писатели должны бичевать пороки своих соплеменников, израильтянке Рубиной на этом поле собирать нечего. Даже если урожай ей кажется обильным. Меня за эти мои претензии осудили довольно дружно, никто меня не поддержал, так или иначе, мне объясняли, что писатель имеет право писать о ком и о чем угодно. Ну, раз сетевая общественность против, я, подумав над своим поведением, пришел к выводу, что пора оформлять явку с повинной. Говорят, что тогда срок скостят. Полностью эту претензию к Рубиной снимаю, вы, мои дорогие френды, а так же просто друзья и родственники, меня убедили. Я был не прав. Поэтому ниже Вы прочтете взгляды со стороны. Взгляды на евреев.
Так как я понял, что писать об этом можно, я даже спровоцировал одну русскую девушку lolly_may_lee написать кое-что об евреях.
I.
Произошло это так: я нашел в одном ЖЖ запись девушки, которая приехала в Питер из Провинции в 18 лет. И она первое время работала няней. Няней в еврейской семье. Даже религиозной.
Потом она ушла из нянь и даже решила поначалу написать об этом периоде в своей жизни.
Но... когда я появился в ее ЖЖ, ничего написано так и не было. Тогда я вкратце рассказав ей о моих претензиях к Рубиной, претензиях, от которых я отказался, попросил ее все-таки написать о своих основных впечатлениях за время работы в еврейской семье. И даже пообещал скопировать написанное, если она мне это позволит. Было это довольно давно, несколько недель назад. Неожиданно, два дня назад она все же решилась и действительно кое-что написала. Но это кое-что очень даже не кое-что, потому что для меня подобный текст был небольшим шоком. Он разрушал один из самых прочных стереотипов в моем сознании, стереотип "еврейской мамы", женщина, которая родив сына, делает его живой иконой и всю оставшуюся жизнь посвящает ему, сама уже просто доживая при нем. К своим дочкам еврейские мамы, по-моему относятся более сдержанно. Нельзя сказать, что я в восторге от феномена "еврейской мамы". В некоторых случаях это приводит к очень тяжелым последствиям для сына, когда он сталкивается с реальным миром уже без подушек, которым его обкладывала мама, пока могла. Столкновения бывают очень болезненными, а иногда - и смертельными. Тем не менее, на самом деле оказалась, что есть совсем другие еврейские мамы и няня Маша именно об одной из них рассказала.
Разумеется, никаких имен. Тем не менее, предлагаю вашему вниманию первый взгляд со стороны:

    Мне было тогда не просто, хоть я и толерантна к представителям других вероисповеданий, но мне было сложно, очень сложно. Про евреев много чего говорят, многое конечно вымысел, но и доля правды есть и не меньшее конкретно от людей зависит. Я не хочу говорить о людях, у которых работала - плохо, просто они были другими - со своими взглядами на жизнь, воспитание, религию, да и много чего еще. Для меня, выросшей в полной и счастливой, хоть и не состоятельной семье, было совершенно
непонятно, почему бабушка с 3-хлетним внуком живет в доме под Питером, в то время как мать ребенка в хорошей квартире в центре города. У нее было еще двое сыновей-подростков, которые ночевали поочередно то у матери, то у бабушки. У этой женщины на первом месте стояла работа и личная жизнь (что выяснилось позже, когда мне пришлось убирать еще и ее квартиру). Дети занимали не столь значительную часть ее жизни. Парни были чуть избалованными, но хорошими ребятами, да только не так должны они были расти...
    Больше всего меня трогали отношения матери и Малого. Она могла неделю не появляться, приехать поздно вечером, а на следующий день уехать около 12 дня и опять пропасть на неделю! За все то время, что я работала в этой "семье" она ни разу не оставалась больше, чем на 2 дня!
Мне было искренне жаль ребенка. У меня сердце разрывалось, когда он в порыве радости бежал к ней с воплями:"Мама!!!", а она наигравшись с ним через 15 минут говорила мне:"Забери его", словно он был и не ее сыном, а надоедливой собачонкой, которую там и хочется пнуть...
    Возможно такое отношение и привело к тому, что Малой стал называть меня мамой через некоторое время. Возможно причиной послужило то, что меня зовут Маша.
Я не смогла отучить его до самого моего отъезда, от этого мне хотелось захлебнуться в своих слезах, мне казалось, что я оставляю собственного ребенка...
    Однажды произошел такой случай: был какой-то религиозный праздник и мы (мама, 3-е сыновей,бабушка и я) поехали поздно вечером в синагогу, там нас встретил дедушка - уважаемые человек. Меня взяли, чтобы смотреть за Малым. После службы мы собрались в комнате, где был накрыт праздничный стол. Но стол был маленьким, а комната была очень тесной. Все сидели тесно прижавшись друг к другу. Малой уплетал за обе щеки какие-то вкусности, тут бабушка попросила его поделиться с мамой, и он протянул руку ко мне... Я видела ее глаза, не хотелось бы увидеть такой взгляд еще раз.
Но несмотря ни на что, я ее прекрасно понимала в тот момент, да и сейчас понимаю.Какой бы матерью ты ни была, но ты мать и крайне сложно удержать себя в руках, когда твой малыш называет так другого человека. Мне казалось, что она попытается измениться для него, но она попыталась меня уволить без моего ведома, как это ни странно звучит. Я уезжала на 5 дней на свадьбу двоюродного брата и День Рождения Папы, а тут звонок от дяди и вопрос почему я не забрала свои вещи, меня вроде как уволили. Я была в шоке от такого, мне не сказали ни слова...После он договорился с хозяйкой о моей работе до конца месяца. Как бы я на него не жаловалась, но не том - ему спасибо. По окончании срока я уехала.
    Позже я вернулась в Питер, но уже независимая. Временами дядя рассказывает мне об этой семье, о Малом и его братьях, мне всегда интересно его послушать, но после таких разговоров в душе остается налет грусти, печали, ведь невозможно равнодушно отнестись к маленькому человечку, который, вопреки всем стараниям с моей стороны, называл меня Мамой...

II.
Ну а теперь... взгляд еще одного постороннего. Не из России, а из Америки. Это взгляд Генри Миллера. Он много пишет об евреях в своем знаменитом "Тропике Рака". Миллер родился и вырос в Бруклине, но не в еврейской семье, а в семье этнических немцев. Потом он сбежал из Бруклина в Париж. Наверное, и для того, чтобы избавиться от слишком еврейской своей малой Родины. Сбежал в надежде пообщаться наконец, не с евреями, а с французами. Увы, он был чужим в Париже, французы не очень любят чужих, понаехавших. В результате, сбежавший из еврейского Бруклина Миллер общался в Париже в основном с евреями и еще с русскими. Ни те ни другие его чужим не считали. И даже подкармливали и давали кров, когда Миллеру нечего было есть и негде было спать. Впрочем, с француженками он все-таки общался и много. С французскими проститутками. Когда вы оживите в памяти куски из Тропика Рака, некоторым из вас покажется, что Генри Миллер евреев не любит. Как это ни странно, я должен с вами согласиться, он действительно их не любит. Но... он ни в коем случае не антисемит. Он всех остальных тоже не любит, включая немцев. Он вообще никого не любит, во всяком случае, в своей знаменитой автобиографической книге. Нет, я вру. Есть исключение, он любит проституток, независимо от их национальности.
Миллер как и полагается талантливому писателю - мизантроп, он не любит Человечество. Хоть... кого он на самом деле любил или не любил, мы не знаем. Мы знаем, что он никого кроме проституток не любил в своих текстах. Писатель как правило любит только одну вещь, свои тексты. Но не все, а только те, которые пишет или собирается написать. Старые тексты писатель не любит, а если этот старый текст еще и повсеместно известен, он такой текст просто ненавидит. Тем не менее, мы все-таки послушаем Генри Миллера. Это не сплошной текст, а отрывки из разных мест первой и второй главы
"Тропика Рака":

Боровский носит плисовые костюмы и  играет  на  аккордеоне. Неотразимое
сочетание, особенно если учесть, что он неплохой  художник.  Он уверяет, что
он поляк, но это, конечно, неправда. Он - еврей, этот Боровский, и его отец
был  филателистом. Вообще весь  Монпарнас - сплошные евреи. Или полуевреи,
что даже хуже. И Карл, и Пола, и Кронстадт, и Борис,  и Таня, и Сильвестр, и
Молдорф, и Люсиль. Все, кроме  Филмора. Генри Джордан  Освальд тоже оказался
евреем. Луи Никольс -- еврей. Даже ван Норден и Шери - евреи. Фрэнсис Блейк
 -  еврей или еврейка. Титус  - еврей. Я  засыпан евреями, как снегом.  Я пи
шу
это для своего приятеля Карла, отец которого тоже еврей. Это все  необходимо
понять.
     Из всех этих евреев самая очаровательная - Таня, и  ради нее я  бы сам
стал евреем. А почему нет? Я уже говорю, как еврей. Я безобразен, как еврей.
Кроме того, кто может ненавидеть евреев так, как еврей?
....

Я - гой, а у гоев особый способ страдания. Гои страдают без неврозов, а если верить Сильвестру, человек без неврозов не может понять, что такое настоящее страдание.
............
Есть люди, которые не могут сопротивляться страстному желанию влезть в клетку дикого зверя и при этом быть покалеченными. Они влезают туда даже без револьвера или хлыста. Страх делает их бесстрашными... Для еврея мир - это клетка с дикими зверями. Дверь заперта, а он внутри - без револьвера и хлыста. Его отвага настолько велика, что он даже не чувствует запаха дерьма, лежащего в углу. И не слышит аплодисментов зрителей. Он думает, что драма разворачивается внутри клетки, что клетка - это весь мир. Стоя в ней, одинокий и беззащитный, он обнаруживает, что львы не понимают его языка. Ни один лев никогда не слыхал о Спинозе.
- Спиноза? Да какой в нем толк? В него даже нельзя вонзить зубы.
- Мяса, мяса!, -
рычат львы. А еврей, окаменев, стоит в клетке. Его мировоззренческая позиция недостижима. Один удар лапой и от его космогонии останется лишь пшик. Львы тоже разочарованы. Они жаждали мяса, крови и сухожилий. Они жуют и жуют. Но все это - слова, слова, слова, неперевариваемая жвачка.



Первый отрывок я скопировал у Мошкова, а вот последнего отрывка в том варианте "Тропика Рака", который можно прочесть в Сети - нет. Он то ли удален, то ли пропущен по небрежности. Мне пришлось взять с полки книгу и выписывать его буква за буквой - из книги. Оцените.
Перед Вами взгляд бесхитростной молодой девушки из Питера и взгляд гениального всемирно-известного писателя. Как вы думаете, какой из этих взглядов на моих соплеменников мне показался интереснее.
Взгляд гения? А вот и не угадали. Конечно, Миллер пишет великолепно, это литература самого высокого уровня. Но... пишет он банальности, те банальности, которые писали о евреях другие, ну и которые евреи гордо писали о себе. Может быть это и правда, но правда достаточно затертая от частого употребления. А вот Маша совершенно неожиданные для меня вещи пишет. Она развенчивает образ знаменитой еврейской мамы, она развенчивает стереотип. Поэтому я голосую за Машу, а не за великого Генри Миллера.
Ну и последнее. Люди, воспитанные в строгой гуманистической традиции или просто в политкорректности могут меня упрекнуть. А чего ты вообще пишешь сам об евреях, и у других ищешь подобное? Одни из упрекающих скажут:
- И не стыдно тебе?
А другие:
И не надоело тебе?
Отвечу первым:
 - Нет, не стыдно, я - не политкорректен. Хочу, пишу об евреях, хочу - о чукчах.
Со вторыми - сложнее. Частично я вынужден с ними согласиться.
Надоело. Но... Несмотря на то, что евреи мне давно и сильно надоели, все-таки какой-то интерес я к ним проявляю. Даже к таким надоевшим. В то время, как жителям Самоа или к бедуинам у меня нет вообще никакого интереса, хоть они мне надоесть не успели.
Поэтому...
- Л'Шана Това!
как говорят дети нашего народа
или
- А гит юр!
как говорили наши дедушки и бабушки
Ну и, наконец, скажем на том языке, который останется родным для нас:
- С Новым 5770-м Годом!
Мазлтов!

Будьте здоровы и счастливы в Новом Году.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments