dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Бродвейская премьера: "Soul doctor".

Несколько дней назад я писал о мюзиклах в проекте "Старые публикации". Но вот новая публикация о том же.
На Бродвее - премьера, новый мюзикл "Soul doctor".
Я не видел этот мюзикл, поэтому писать плох он или хорош, мне пока никак нельзя.
Но я конечно доберусь до Нью-Йорка и его посмотрю.
А пока - просто информирую и... чуть-чуть высказываю сомнения в основной музыкально-парадоксальной идее этого мюзикла.
Она в том, что Рабби Шломо Карлебах - был поющим рабби-рокером. Т.е. он соединял рок 60-х и пение хасидов в своих песнях.
Хасиды, если кто не знает, одно из направлений иудаизма и в основном именно поют, они очень это любят.
Т.е., это самое поющее направление в иудаизме. Шломо роднит с рокерами тех лет то, что он пел под гитару, как и они.
Раввин с гитарой это действительно крайне непривычное зрелище. Тем не менее, я бы не сказал, что песни Шломо каким-то боком были близки к року конца шестидесятых. Именно в это время он стал достаточно популярен, во времена хиппи. И его даже называли еще хиппи-равином. Опять же, мне кажется, что это натяжка. Очень может быть что именно в этом мюзикле он действительно крутой рокер, тем более, что его подружка, черная певица Нина Симон, действительно была близка к року 60-х. Именно эти двое, основные герои мюзикла. Это тоже натяжка, Шломо разумеется был увлечен и Ниной Симон, но больше он был увлечен тем, что составляло главное в его жизни Б-г, Израиль, Хасидизм. Ну а девушки? А девушки потом. В мюзикле похоже, наоборот.
Вот эти два видео, о мюзикле:



Здесь отрывки из общих сцен и еще исполнители главных ролей рассказывают о своей работе в мюзикле.


А здесь дуэт Шломо и Нины.


А это сам Шломо поет.

И последнее. Я вообще терпеть не могу Псоя Короленко, но нельзя не заметить внешнее сходство Псоя и Шломо.
Вот как выглядит поющий Короленко. Похож, мне кажется.

Рецензия - под катом:



Шломо Карлебах. «Врачеватель души»

Опубликовано: 1 сентября 2013 г.
«Врачеватель души: странствия раввина, ставшего звездой рок-н-ролла». Так называется новый мюзикл, который вышел на бродвейской сцене, в театре Circle in the Square.

В основу мюзикла легла история жизни Шломо Карлебаха, которого называли «Поющим раввином», а также «Танцующим раввином» и «Раввином-хиппи». Он был автором удивительно мелодичных и зажигательных песен, которые исполнял чуть хрипловатым голосом, аккомпанируя себе на гитаре.

...Эмигрировав из Москвы в 1978 году, прожив в Вене 10 дней, а потом в Риме 3 месяца, я, наконец, прилетел в Нью-Йорк. Меня поселили в оте­ле «Люцерн» на манхэттенской 72-й улице, рядом с Бродвеем. На второй или третий день ко мне подошёл молодой бородач в ярмолке, представился Мишей Рыклиным и сказал, что вечером в синагоге на 79-й улице будет петь Шломо Карлебах. Я не знал, кто это, не слышал, кто такие хасиды, не успел ещё посмотреть, как выглядит нью-йоркская синагога... В общем, пошёл. Народу было — не протолкнуться. В подавляющем большинстве молодёжь. На синагогальную сцену вышел Шломо Карлебах — ему тогда было 54 года: пепельно-седая борода, аккуратно подстриженная, очень добрые глаза, обаятельная улыбка... С первых же аккордов он, как Моисей, повёл нас за собой через пустыню наших душ к радости, к свету, к национальным истокам. Сначала протяжно, а потом вдруг поменял темп, стал приплясывать, и все вместе с ним.

Лет через 10 я опять увидел его на сцене, но рабби Шломо Карлебах сильно сдал: он располнел, был неопрятен, веки были красными. Видимо, он был нездоров. Ему помогала его дочь Эстер-Нешама... В своих передачах на радио «Горизонт» я часто ставил песни Шломо Карлебаха: хотел, чтобы наши эмигранты запомнили его имя, запомнили его песни, получили от них заряд радости.

Его давно нет с нами. Он скончался в 1994 году, когда ему было 69 лет... Когда я узнал, что на Бродвее выходит мюзикл о нём и с его песнями, мне захотелось ещё раз встретиться с ним, ожившим благодаря автору либретто и режиссёру-постановщику Дэниелу Вайзу и актёру Эрику Андерсону.

Идя на спектакль, я предвкушал удовольствие от песен, которые услышу, но опасался, что в театре не смогут показать Шломо Карлебаха таким, каким он был на самом деле.

Спектакль был сделан и сыгран блестяще. Но! У зрителя могло создаться ложное впечатление, что рабби Карлебах чуть ли не стал лжемессией, чуть ли не отказался от веры отцов, чуть ли не готов был жениться на чёрнокожей джазовой певице Нине Симон. Вот тут автор мюзикла Дэниел Вайс, мягко говоря, «перегнул палку». На самом деле он не только был предан иудаизму, но своими песнями хотел вернуть к иудаизму хипповую еврейскую молодёжь. Во многих случаях это ему удалось в собственной, созданной им синагоге для евреев-наркоманов.
Поскольку мюзикл рассказывает о реальном человеке, в основу спектакля легли факты биографии Шломо Карлебаха. Он родился в Германии, в Берлине в 1925 году в семье потомственного раввина. Его деда со стороны отца Соломона Карлебаха упомянул Томас Манн в романе «Доктор Фаустус», а дед со стороны матери раввин Ашер Коэн был одним из основателей организации «Агудат Исраэль». На улицах Вены юный Шломо встречает бродягу-еврея, который весело поёт, несмотря на запрет для евреев петь на улице. Нацист убивает бродячего певца на глазах мальчика, и с тех пор песни, музыка стали главным в жизни Шломо. В 1939 году семья Карлебах — родители с двумя детьми, братьями-близнецами — вынуждены были бежать из Вены от нацистов в Америку. Здесь брат приводит Шломо к Любавичскому ребе. После этой встречи происходит новый поворот в жизни молодого раввина. Он сочиняет песни на тексты псалмов и молитв, и выступает перед публикой. Потом была встреча с чернокожей джазовой певицей Ниной Симон. Родство музыкальных душ привело к дружбе. Шломо Карлебах начинает жить по велению сердца, а сердце его поёт.

Главное достоинство спектакля — 30 песен Карлебаха. Играет раввина и поёт его песни актёр Эрик Андерсон. Крупный и одновременно лёгкий, обладающий магнетизмом и несомненным актёрским талантом, он буквально преображается, как только берёт первые аккорды на гитаре. Интересно следить, как в его исполнении раввин из стеснительного, зажатого рамками традиции превращается в свободного человека, дарящего своей музыкой любовь евреям и неевреям.

У Эрика Андерсона блестящие партнёры. Это прежде всего исполнительница роли Нины Симон Эрика Эш, которая во время каждого появления заполняет собой всю сцену. Такое качество присуще только большому таланту. В мюзик­ле заняты 18 артистов и шесть музыкантов. Мастерство и энтузиазм артистов сглаживают поверхностность либретто и излишнюю сентиментальность, которая, впрочем, всегда была свойственна еврейской драматургии.

Шломо Карлебаха называли отцом современной еврейской песни, в которой он сумел соединить древнюю традицию синагогального песнопения с народной восточно-европейской и современной американской музыкой. Он не знал нот. Свои мелодии записывал на портативный магнитофон, который носил с собой.

Некоторые критики предсказывают мюзиклу «Врачеватель души» недолгую жизнь, поскольку Шломо Карлебах не очень широко известен, а те, кто знал его, стали о нём забывать. Пик его славы пришёлся на конец 60-х — 70-е годы. Он объездил с концертами разные страны. Дважды побывал в Советском Союзе. Причём, первый раз — в самый разгар Холодной войны. Свою знаменитую песню «Ам Исроэл Хай» («Народ Израиля жив») он написал по просьбе организации «Студенты в борьбе за советских евреев» (Student Struggle for Soviet Jewry). В 1970-м году он пел эту песню в Москве, у синагоги на улице Архипова на празднике Симхес-Тойре, и вместе с ним пели и плясали тысячи молодых московских евреев. Второй раз Шломо Карлебах побывал в Советском Союзе в конце 80-х, и дал более 20 концертов.

Он умер в самолёте, по дороге в Канаду, напевая старую хасидскую песню.

Говорят, он любил повторять: «Одни люди спят до утра, а другие приносят утро». Он был из тех, кто приносил утро и продолжает приносить своими песнями

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments