dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Долой крылатки с оперных подмостков.

Премьера "Евгения Онегина" в "Метрополитен".



Ария Ленского в советском фильме 1956-го года.
Поет тенор Антон Григорьев. Он выглядит правильно, длинные волнистые волосы, жабо и вообще.

Те, кто не знакомы с одесской классикой, не узнают один из лозунгов в универсальным клише "Геркулеса".
Там в оригинале в "Золотом теленке" было:
"Долой рутину с оперных подмостков."
Ладно, раз я начал с одесских классиков, вспомню запись в записной книжке одного из них, Ильфа:

Певцу N, сказали:

N, Вы ведь полный идиот.
На что N ответил:
А голос!


Эта запись вкратце передает состояние мое после просмотра и прослушивания нового "Евгения Онегина" в Метрополитен.




Пение основных исполнителей было выше всяких похвал за исключением Гремина-Танковицкого.
Музыка была гениальной, это был Чайковский, сюжет и отдельные тексты - Пушкин.
Ну и Модест Чайковский, брат гениального композитора очень бережно заменил в некоторых местах Пушкина, там где это было нужно по либретто им написанным. Наконец, Гергиев прекрасно дирижировал прекрасным оркестром Мет.

Но вот режиссура и художественное решение, т.е. костюмы и декорации...
Это было абсолютно провально.
Я бы еще понял, если бы постановщицы, их было две, т.к. первая сошла с дистанции, вообще решили обрядить героев в джинсы и шорты.
Это бы я воспринял нормально, уже привык. Даже Татьяна в топлесс меня бы не шокировала, сейчас так резвятся постановщики, что поделаешь.
Но... в том то и дело, что здесь, по знаменитому концлагерному анекдоту:
- Молодой человек, или туда или сюда, газ выходит.
Постановка якобы осуществлена в декорациях и костюмах века 19-го, а не 21-го.
Но уж лучше бы они взяли за образец 21-й. Почему?

Рецензент Нью-Йорк Таймс вынужден был заметить по костюмам, что:

Это сдвигает настройку сюжета с 1820-х до конца 1870-ых , то есть лет, когда Чайковский писал эту оперу.

Я бы все-таки отодвинул костюмы и манеры исполнителей еще дальше, в самый конец 19-го века, время героев чеховских пьес.
По костюмам и манерам, на сцене Лопахины, ну и конечно Раневские и Тузенбахи.

В результате в первом акте дворяне начала девятнадцатого столетия одеты как разночинцы конца этого столетия, как революционеры-народовольцы, в косоворотки и сапоги.

Вот это Ленский в сапогах, косоворотке и в... очках. Тогда очков еще не было, если кто не в курсе.

Ведут себя они так же, в частности, в сцене ссоры Онегин и Ленский просто начинают драться, а не только оскорблять друг друга словесно. С декорациями тоже не все в порядке. В одной из рецензий, кажется в Дейли Ньюс, я прочел, что весь первый акт происходит в помещению, которое напоминает Florida-room, только увеличенную до размеров сцены Мет.

Пейзане ходят толпой и с иконами и хоругвями, устраивая в этой большой Florida-room крестный ход.
Девки вместо того, чтобы танцевать "Барыню" и водить хороводы, выполняют цирковые акробатические этюды, а парни их кидают друг к другу.
По поводу "вишенья" из пушкинского романа. Вишни разрослись до многочисленных тыкв, т.е. пейзане готовятся скорее всего к Халлуину.
Тыквы таскают в ящиках, кидают опять же девки в парней и вообще тыквы по всей сцене в таком количестве, что я опасаюсь за предстоящее празднование Халлуина в Нью-Йорке, может не хватить тыкв, Мет их всех использовал в постановке Евгения Онегина.

Кто же у нас все это наворотил:
Это была английско-ирландская команда, да еще с костюмершой из Оболенских, тех самых.

Вот цитата:

Как ранее сообщалось, режиссером «Онегина» была назначена британка Дебора Уорнер, известная своими постановками Шекспира, Ибсена, Брехта и Бюхнера. Данная постановка «Онегина» была впервые осуществена Уорнер на сцене Английской национальной оперы в 2011 году. Однако, как сообщили «Голосу Америки» в дирекции театра, она недавно легла на незапланированную операцию, и ее заменит соратница по многим сценическим проектам, актриса и режиссер ирландка Фиона Шоу.

Кроме того, декорации придумал в русле указаний постановщицы Томас Пай, а костюмы - Хлоя Оболенская.
Наверное с княжеской фамилией и именем из нафталина извлеченный по представлениям англичан и можно заниматься костюмами для "Евгения Онегина".


Когда я перестал обращать внимание на сапоги, косоворотки и крестный ход, начал замечать и хорошее.
Все основные партии пели на чистом русском языке, я все понимал, видно, что это или родной их язык или их родной язык близок к русскому.
Оказалось, что команда на сцене, действительно славянская.

Цитирую Голос Америки:

Баритон Мариуш Квечень из Польши впервые споет партию Онегина на сцене «Метрополитен-опера», а его соотечественник тенор Петр Бечала – партию Ленского. Меццо-сопрано из Беларуси Оксана Волкова, недавно дебютировавшая в Мет партией Маддалены в «Риголетто», выступит в роли Ольги, а бас из Мариинского театра Алексей Тановицкий споет князя Гремина.
Но и это не все.
И Ларина-мама, и няня тоже из России:
Елена Заремба, царившая в Большом, и в последние сезоны выступавшая в двух крупных премьерах – «Руслане и Людмиле» и «Князе Игоре», – выйдет в роли Лариной. А небольшая вокально, но чрезвычайно важная актерски партия Няни доверена Ларисе Дядьковой, солистке Мариинского театра. Глубокие насыщенные контральто обеих певиц придают «возрастным» образам новое измерение.

Итак, пели хорошо и на хорошем русском языке, я немного успокоился.
Но вот сцена дуэли привела меня в состояние тихого бешенства. Я по поводу двух подружек-постановщиц негромко проговорил про себя разныe слова, ни одно из которых можно произнести при дамах.
Потому что дуэлянтам вместо пистолетов вручили ружья. Хорошо, что не АК.
Смотреть, как они стреляют друг в друга ружьями было забавно, но непонятно, почему они отстрелявшись не привинтили штыки и не пошли друг на друга в штыковую атаку.
Онегин пришел на дуэль голодный, он зашел в ближайший Макдональдс и купил Биг Мак.

В общем, второй акт меня сильно достал.
Третий акт начался тоже достаточно убого, потому что был загублен великолепный полонез, которым начинается бал в Санкт-Петербурге. Постановщицы с художником поставили на огромной сцене Мет, совершенно гигантские колонны. Эти колонны были в полтора раза больше колон Акрополя.
Колонны впечатляли, но увы, танцорам совершенно негде было из-за них танцевать.
Они иногда появлялись среди колонн, а потом исчезали.
Вот как это выглядело:


Я начал снова впадать в тихое бешенство, а потом...
Гремин-Танковицкий заскрипел сиплым горлом, т.е. начал петь свою арию.
"Этот стон у нас песней зовется",- вспомнил я "Дубинушку".
Пением это сложно было назвать. Низкие ноты Танковицкий не брал и уходил в инфразвук.
На высоких нотах пускал петуха. А главное, в кульминационных моментах, там, где надо было форсировать
звук, или почти полностью замолкал или мяукал нечто нечленораздельное.
И, разумеется, безбожно фальшивил, не из-за отсутствия музыкального слуха, а из-за невозможности взять ту или иную ноту верно. Если бы Танковицкий был афро-американцем, было бы понятно,
почему его пригласили петь, по анкете и по цвету кожи подходил.
Но он же белый? Зачем его позвали?

Рецензент в Нью-Йорк Таймс пишет о Гремине-Тановицком так.

Mr. Tanovitsky’s sublime interpretation of this key dramatic moment was unexpectedly breathtaking.
(Мистер Тановицкий сублимирует интерпретацию этого ключевого момента так неожиданно, что дыхание перехватывает.)

Это фрейдистская проговорка. Рецензент хотел на всякий случай изобразить полный высторг, но невольно проговорился, что у исполнителя все время перехватывало дыхание и он просто отдельные ноты не пел.

Вот как он поет эту арию не в Мет, но не так плохо, видно, что он почему-то очень старался и был в голосе.
Впрочем, все равно получилось достаточно убого.



Онегин в пальтишке, которое волочилось по снегу и Татьяна одетая точно как "Незнакомка" Крамского, или
Анна Каренина в знаменитом фильме, хоть опять же в времена Пушкина так женщины не одевались, зато Хлоя Оболенская (костюмерша, если кто забыл, не должна была ломать себе голову над ее костюмом, передрала один к одному с портрета Крамского, начали выяснять отношения.

И тут... меня как током ударило. И Анна и Мариуш гениально сыграли и спели финальную сцену.
Я испытал настоящее потрясение... Все забыл, и сапоги и косоворотки и ружья на дуэли и пришел в полный восторг. Я не думаю, что можно это лучше спеть и сыграть.
Вот видео, которое я разыскал.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments