dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Прима театра "Арлекин".

(еще один бостонский театр и еще одна звезда)

Вот она еще одна звезда театрального Бостона, Ирина Бордиан.

Я любил театр и, когда у меня была такая возможность, приезжал в Москву и, покупая билеты по достаточно высоким ценам, а не по номиналу, шел на самые громкие московские премьеры. И не только в Театре на Таганке.
За "Взрослую дочь молодого человека" в постановке Анатолия Васильева, я заплатил 25 рублей, номинал билета кажется был 2 рубля.
Но я тогда жил в Нижневартовске и мог себе позволить платить такие деньги.
Когда я приезжал в отпуск в Одессу, то тоже старался посмотреть новые спектакли.
Тогда это было в начале восьмидесятых, в Русском Театре блистал Борис Зайденберг, а в Музкомедии - Водяной.
Надеюсь, что одесситы помнят не только Водяного, но и Зайденберга. А может некоторые вспомнят и Лию Бугову, хоть она была звездой в шестидесятых. Кроме того в Одессу на гастроли приезжали хорошие театры из Москвы и еще до отъезда в Сибирь я не пропускал спектакли гастролеров. Они приезжали на месяц и возможность увидеть скажем и Андрея Миронова и Татьяну Васильеву и Ширвинта с Державиным в спектакле Театра Сатиры, который гастролировал в Одессе была вполне реальна и даже не надо было переплачивать, надо было просто заранее позаботиться о билетах. Так я смотрел с Мироновым и "Безумный День или Женитьба Фигаро" и "Трехгрошовую оперу". До сих пор не могу забыть как он пел "Мекки Мессер".

Ну в общем, многое было потеряно, когда я лишился возможности в эмиграции видеть спектакли московских и одесских театров.
Редкие гастролеры меня сильно разочаровывали. Сначала я старался не пропускать гастроли именитых москвичей.
Например, я посмотрел оба спектакля "Современника" с которыми он приезжал к нам. Правда, "Современник" играл в Коннектикуте в казино Фоксвуд, до него надо было три часа ехать, но я поехал. Зато МХАТ играл в Бостоне, он привозил спектакль по Довлатову.
Но гастролеры меня разочаровывали, несмотря на иконостас народных и заслуженных на сцене. Особенно меня разочаровал "Современник", хоть на сцене были суперзвезды: и Гафт и Ахеджакова и Чулпан Хаматова. Гастролеры, как правило, не играли, а отбывали тяжкую повинность, поездку по гарнизонам, чтобы слупить бабло.
А однажды я увидел вообще вопиющую картину. Антерпризу привез Николай Карачинцев, это было задолго до аварии, тогда он был в полной силе. И он вышел на сцену скотски пьяным. Впрочем, зрители ему все это простили и даже помогали играть. Подсказывали слова, когда он их забывал. Хлопали, когда он замолкал. Готовы были наверное его там уложить спать прямо на сцене, чтобы он отоспался и почувствовал себя хорошо.
В общем, жуткий уровень игры гастролеров в Америке, даже самых маститых, привел к тому, что я примерно с середины двухтысячных на гастролеров ходить перестал вообще. Но душа-то требует. Местной самодеятельности я не доверял, потому что тоже попытался их смотреть раньше, это было стыдно и убого. И вдруг, именно этот год наконец подарил мне встречу с хорошим театром и талантливыми молодыми актерами. Там я отметил настоящую звезду и написал и о театре и о этой звезде.
Речь идет о "Театре на крыше", режиссера Людмилы Старобинец и звезде этого театра, молодой красавице Насте Ларри.
Вот где я писал о Насте, назвав свою запись:
А star is born. (Звезда родилась) по названию фильма с Джуди Гарланд и римейка этого фильма с Барброй Стрейзанд.
http://dandorfman.livejournal.com/335898.html
Но несколько дней назад мне по рассылке, в которую я был включен, прислали приглашение посетить спектакль на русском языке еще одного бостонского театра. Театр называется:
Arlekin Players Theatre
http://www.arlekinplayers.com/about-us/
Несмотря на английское название, играют они на русском языке.
Сначала я отнесся скептически к предложению посетить еще один русскоязычный театр.
Крошечный Бостонск с населением среднего районного центра, откуда у него возьмутся целых два интересных театральных коллектива? А один, "Театр на крыше" я ведь уже видел.
Эти "арлекины" наверное совсем убогие. Но... меня заинтересовала пьеса, которую они играли.
У них она называется "Эмигранты 3.0." Я не знаю, почему они приставили к слову еще и цифры, скорее всего, имеется в виду третья волна эмиграции из России. Тема, как Вы понимаете, мне достаточно близкая.
Ну и автор пьесы - Ганна Слуцки. Мне было знакомо это имя по нескольким довольно недурственным российским сериалам, которые я смотрел. Если вернуться к названию, то с ним весьма интересно, каждый, кто ставить эту пьесу, ее переименовывает.
В Питере, в Театре им. Коммисаржевской она шла под названием "Недалеко от Бога". А в Москве, в театре Чехова она шла под именем "Поза эмигранта". Для того чтобы не интриговать Вас, о чем пьеса, просто перекопирую текст рассказывающий о постановке в Москве. Как видите, в Москве играли суперзвезды, Меньшов, Алентова, Глаголева. Наверное неплохо играли, не знаю, не видел, в Сети нет видео с их игрой в этом спектакле.
«ПОЗА ЭМИГРАНТА»

Вещица

Автор - Ганна Слуцки

Режиссер: Леонид Трушкин

В главных ролях: Вера Глаголева и Владимир Меньшов

В ролях: Вера Алентова, Александр Усов, Екатерина Галахова, Анатолий Равикович/Зиновий Высоковский

Обаятельнейшая героиня Веры Глаголевой, жертва магистрального пути развития русской интеллигенции, одинока. Героиню зовут Мири (дело происходит в Израиле). Первого мужа она выгнала, заподозрив, что свою кошку он любит больше жены. Еще был некий режиссер, плюс романы на работе. Мири когда-то работала в НИИ, и ее звали Маша, и жила она в Москве. Ей плохо, у нее нет денег, но есть семнадцатилетний сын, и они питаются апельсинами, как когда-то в Москве - картошкой.

Машина подруга Ида приезжает в Иерусалим с экскурсией (роман с гидом уже оплачен среди прочих услуг), гостит у Маши, находит в газете престранное объявление о знакомстве. И Мири встречается с мужчиной, который дал объявление; он оказывается не таким идиотом, как могло показаться, а нормальным серьезным дядей с русскими корнями и пунктиком по этому поводу. Тоже, кстати, совершенно одиноким. Они влюбляются друг в друга, а у семнадцатилетнего сына Мири в Москве рождается дочка. Вот, в общем, и вся история. Довольна обыкновенная, впрочем.

Дело тут не в истории и даже не в счастливом финале, который, конечно, скорее исключение, дело в людях-актерах, которые и оказываются главной ценностью, смыслом представления, рассказанной истории, жизни вообще. Алекс (Владимир Меньшов) – человек, полный уважения к себе и к окружающим. Илья, сын Маши, превращенный Александром Усовым в образцово-показательного молодого человека 90-х – то есть ошибающегося в трактовке мелочей быстротекущей жизни, но не ошибающегося в главном – в том, как надо любить близких тебе людей. Прекомичная Ида Веры Алентовой, женщина эпохи первоначального капитализма, теряющая всякий страх в тот момент, когда речь заходит о чести подруги. Старый еврей-скрипач, резонер-профессионал с грустными глазами (Анатолий Равикович/Зиновий Высoковский). Девушка Катя (Екатерина Галахова), официально работающая проституткой, и неофициально – психотерапевтом, проводящая свое рабочее время в выслушивании бесконечных исповедей своих бывших соотечественников. Отсюда, кстати, и название спектакля: позой эмигранта Катя называет положение человека, сидящего в кресле и изливающего душу.

Сама пьеса, давняя. Она была впервые поставлена в Москве еще в 1997-м году. Вот почему странно было смотреть, когда молодой человек, живущий в Иерусалиме почему-то звонит своей любимой девушке, которую он оставил в Москве, только по телефону и у него нет денег на эти телефонные звонки. Сейчас, как Вы понимаете, такой проблемы нет, есть e-mail и есть Скайп. Общаться можно хоть 24 часа в сутки, расстояние не помеха.
Но автор пьесы, Ганна Слуцки, действительно уехала в Израиль еще раньше, в конце 80-х. Сейчас она уже давно вернулась в Москву, но травма от пребывания на Земле Обетованной наверное не полностью прошла. Наверное эту пьесу Ганна Слуцки написала и с тайной психотерапевтической целью, выплеснуть свои собственные эмоции. Что называется по-английски speak out.
Автор пьесы явно выплеснула свои собственные эмоции и свою собственную драму.
Почему я так думаю?
Ну для этого надо вкратце рассказать о Ганне Слуцки.
Ее настоящее имя - Гаянэ Оганесян. И имя и фамилия - армянские.
Вот так она выглядит.

Она - дочь известного режиссера, Генриха Оганесяна.
Те, кто ходил в кино в шестидесятых, наверное помнят в свое время знаменитый фильм Три+Два с двумя советскими сексбомбами, двумя Натальями, Фатеевой и Кустинской. Этот фильм поставил как раз отец Гаянэ.



Он снял Кустинскую так, что Мерелин Монро в некоторых кадрах этого фильма нечего было бы делать. Кустинская явно затмевала Блондинку номер 1. Бюст и ноги Кустинской из фильма Оганесяна запомнились всем молодым людям того времени. Учитывая то, что у Кустинской, в отличие от Фатеевой, действительно хорошей артистки, ничего, кроме бюста и ног не было, режиссер проявил незаурядный профессионализм, для того, чтобы Кустинская блистала в этой роли.
Впрочем неплохой фильм без сексбомб Оганесян тоже снял. Это был фильм по повести знаменитого Анатолия Рыбакова "Каникулы Кроша".
К сожалению, Генрих Оганесян умер рано, еще в 1964-м году, так что его дочь всю остальную жизнь пробивалась сама.
И пробилась. Она закончила сценарный факультет ВГИКа и по ее сценариям еще в СССР уже снимались фильмы. До отъезда в Израиль ее сценарии были использованы в 11-ти фильмах, правда два из них были короткометражными. Первый фильм по сценарию Гаянэ был снят
еще в 1979-м году. Он назывался "Взрослый сын".
Мне неизвестно, почему она уехала в Израиль, может быть с мужем, наверное фамилия Слуцки, т.е. Слуцкий, была фамилия мужа.
А может быть она еврейка по матери и сама имела право на алию?
Во всяком случае, ясно одно, в Израиле она нахлебалась, заняться ей было нечем, ну не считая мытья полов. Ее сценарии на русском языке в Израиле никому не были нужны.
И вот результатом собственной жизненной драмы и оказалась "Поза эмигранта", которую Гаянэ написала в середине девяностых, скорее всего еще тогда, когда жила в Израиле. Пьесу почему-то представляют как комедию, но комедийного в ней очень мало. Это разуеется драма, а никакая не комедия. Все это я узнал в Сети до того, как пошел на спектакль. Наверно, поэтому и пошел, потому что все это узнал.
Спектакль мне показался очень интересным. Не только по тексту Ганны Слуцки, но и по постановке. Его поставил Игорь Голяк, выпусник Щукинки. Он же сыграл одну из главных ролей, 17-тилетнего сына главной героини, Илью. Играет он, по-моему, слабее, чем ставит.
Его призвание - режиссерское. Потому что он очень существено дополнил пьесу, придумав 4-х пионеров, которые постоянно участвуют в происходящем на сцене. Никаких пионеров в оригинале пьесы нет. Это такие персонажи, которых создало сознание главной героини, но они очень активны и на равных с основными героями участвуют в спектакле, несмотря на то, что у них нет ни одного слова. Они играют то, что придумал и поставил Игорь Голяк. По-моему, очень интересно все это решено. Описать это словами сложно, но на тьюбике есть почти вся постановка, можете взглянуть начало этого видео, там вначале - пионеры Голяка, а не Слуцки. Посмотрите первые минуты с пионерами.


Но... если говорить об актерах и их ролях, то произошло, по-моему, следующее:
Не только Игорь в роли Ильи выглядит бледнее, чем основная героиня этой моей рецензии. Все остальные тоже поблекли на фоне ее игры.
Она переиграла всех, переиграла мощно и убедительно. И я, как только она произнесла первые свои реплики, от восхищения раскрыл рот и больше его не закрывал до конца спектакля. Каждое появление Кати, так зовут эту героиню в пьесе, я ждал как подарка судьбы.
И именно эта актриса, кроме всего прочего еще и самая молодая из всего актерского ансамбля. Зовут ее Ирина, фамилия по мужу - Бордиан. Ее муж, Георгий Бордиан, из Кишенева. Но Ирина, вы будете смеяться... одесситка. И первые пятнадцать лет своей жизни она прожила в моем родном городе. Когда я впервые услышал как она говорит, я сразу понял откуда она. Потом уточнил и оказалось, что не ошибся.
Она сама нашла рисунок роли, она играет именно одесскую девочку. Почему я думаю, что режиссер имеет косвенное отношение к тому, что Ирина вытворяет на сцене? Да потому что москвич Голяк просто не мог ей все это показать, москвичи это делать не умеют и не знают, как это делается. Т.е., в этой роли Ирина была сама себе режиссером, мне кажется, или... играла сама себя. Но ту, которую она помнила по жизни в Одессе. В Америке люди сильно меняются, а она еще и позврослела, хоть она молодая, но ей уже ближе к тридцати, чем к двадцати. Все это конечно мои предположения, но как бы там ни было, результат меня потряс. Она - ЗВЕЗДА. Звезда театра Арлекин и вообще звезда. Еще одна звезда на театральном небосклоне русскоязычного Бостона.
Интересно, что Настя Ларри, из Питера, т.е. Настя - звезда из Северной Пальмиры. Как и полагается такой звезде, она аристократична и сдержана. Зато та, кто вырастал в Пальмире Южной, Ирина - огонь. Как и полагается одесситке. Темперамент у них явно разный. Но они обе сияют ярко и мощно, освещая нам не очень веселые наши эмигрантские вечера.
Спасибо Вам, девочки!
А теперь посмотрите первые минуты этого видео, где играет Ирина. Она на сцене в начале примерно 4 минуты. Кстати, из этого отрывка понятно, почему одно из названий пьесы было "Поза эмигранта":

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments