dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Прага. Последний день. Швейк.

Сначала вопрос.
У меня в ЖЖ обычно в день бывает не очень много читателей, несколько сот.
Так показывает статистика.
Рекордные дни, но очень редко, дают примерно две тысячи.
Но сейчас происходит удивительная вещь со статистикой. Запись про "Голос" и Наргиз сегодня прочли уже 7566 человек.
При этом, цифры стремительно растут, каждый час прибавляет по сотне.
Копирую фрагмент статистики прямо с экрана:

Статистика посещений записи: Сенсация 4-го выпуска "Голоса". Смотреть другие записи
29





  • 7 566



Честно говоря, я совершенно не понимаю откуда взялись эти почти восемь тысяч посетителей.
Я и раньше писал про "Голос", но ничего даже близко не было в статистике.
Теряюсь в догадках.


UPDATE
Я о...ваю, Дорогая Редакция!
Только что пришел домой, сейчас у нас половина пятого. Открыл статистику, блин! 9840 посетителей.
Вот так Наргиз!
И еще интeресно, что последние комментарии в дискуссии посвящены вопросу, озвученному на лекции турецкоподанного.
- Еврей ли, Наргиз!
А я, лапоть - лаптем, не думал, что надо раскапывать именно это. Не там копал.
Но народ уже раскопал, что она
- Иванова Закирова только по матери. А по отцу, сами понимаете, кто.
Единственное, что утешает, раз она - Закирова по матери, то она все-таки не еврейка, а узбечка.


Может кто-то из этих людей, которые никогда не заглядывали в мой ЖЖ и не знали о его существовании, объяснит мне, откуда он узнал про мою запись о Наргиз? Мне интересно.

Ну а теперь возвращаюсь к теме, которая лишних читателей мне не принесет.




Утром следующего, последнего дня, вечером мы улетали, наконец пошли к Швейку, т.е. в пивную "У чаши".
Пивная по карте находилась достаточно близко от того места, где мы жили, поэтому на трамвай не сели, а пошли пешком.
Пешком дошли по трамвайным рельсам до остановки ул. Ивана Павлова, того самого, который собачек мучал у собачек рефлексы исследовал и здесь оказались в некоторой растерянности. Мы пошли по довольно пустынной улице от остановки, а спросить некого. Первые люди, которых мы встретили и к которым обратились с вопросом, развели руками и ответили нам на американской версии английского языка, что они не ме-e-eстные.
Наконец, мы поймали языка одинокого дедушку, который наверное за свежим хлебушком пошел, не подозревая об опасности.
Допроса дедок не выдержал, хоть в отличие от предыдущих путников, английского не знал. Он повел нас в соседнюю гостиницу, где действительно обнаружился человек, который понимал английский и объяснил нам, куда идти дальше, как выяснилось, мы шли в противоположном направлении.
На этот раз шли недолго, когда знаешь дорогу, она всегда недолгая.

004
Как будто бы нашли, но почему там никого нет? На улице - ни души.

006
Нет, это все-таки она, U Kalicha.

А в Пивной никого не было, кроме одинокого официанта, который был чем-то занят, потому что они открываются с одинадцати, а мы пришли за полчаса раньше. Тем не менее, официант к нам подошел. Когда мы на английском языке попросили у него разрешения пофотографировать, он сказал, что конечно мы это можем сделать. Кроме того, он нам предложил и сделать заказ, если мы хотим остаться, он нас обслужит быстро.
Мы поблагодарили его и сказали, что подумаем над его предложением.
В знак уважения к императору, первый, кого мы сфотографировали, был Франц-Иосиф.
008
Как вы помните, мухи, в отличие от нас, его не уважали.
В это время в пивную ворвалась небольшая толпа наших бывших соотечественников с криком "Так они открыты уже, пошли!"
Поведение официанта изменилось, он преградил путь жаждущим и уже на сносном русском языке сказал, что открываются они в 11, а сейчас надо ждать на улице.
Потом мы огляделись и обнаружили сотни надписей на стенах. И что характерно, процентов девяносто надписей были именно на русском языке. На чешском почти не было. Почему? Неужели почти все чехи, которые сюда заходят - неграмотные и двух слов написать не могут? А говорят - культурная нация.
013
Вот одна из надписей на великом и могучем.
011
Кроме надписей на русском, здесь были наши родные советские плакаты, правда, с несколько странным для питейного заведения звучанием.

012
 Двери туалетов были без надписей, но зато с табличками изображающими изящных дам и кавалеров, персонажей великого романа. Этот - для дам. Изображена на двери скорее всего Панни Мюллер, но я не уверен, судя по книге, пани Мюллер  была скорее, худа, чем изящна, а здесь - наоборот. Может мне кто подскажет, кто это, полистав книжку  с иллюстрациями, у меня ее нет.

009
Это сидит и смотрит на свой собственный портрет на стене хозяин пивной Паливец, если вы помните, Гашек в переводе на русский его характеризует так:
Паливец был известный грубиян. Каждое второе слово у него было "задница" и "дерьмо".
 Я уверен, что в чешском оригинале было написано "жопа" и "говно", но советские переводчики почему-то совершенно напрасно изобразили человека, который говорит осторожно-деликантое "задница", грубияном. Получилась полная задница, т.е. жопа.

014
А вот и сам Иозеф Швейк. Мундир сидит несколько мешковато, но бравость все равно ощущается.

016

Рядом со Швейком бродила между столиками и искала чем поживиться собачка. Официант подошел ко мне и объяснил, что пес сей, прямой потомок того самого Макса или Фокса, которого Швейк украл у полковника Крауса фон Циллергута.
Напоминаю развязку истории Макса-Фокса:

Господин поручик,— грозно сказал полковник Краус,— младшие офицеры обязаны отдавать честь старшим. Это не отменено. А во-вторых, с каких это пор вошло у господ офицеров в моду ходить на прогулку с крадеными собаками? Да, с крадеными! Собака, которая принадлежит другому,— краденая собака.

— Эта собака, господин полковник...— возразил было поручик Лукаш.

— ...принадлежит мне, господин поручик! — грубо оборвал его полковник.— Это мой Фокс.

А Фокс, или Макс, вспомнив своего старого хозяина, совершенно выкинул из сердца нового и, вырвавшись, прыгал на полковника, проявляя такую радость, на которую способен разве только гимназист-шестиклассник, обнаруживший взаимность у предмета своей любви...

Следующаая  моя запись прервет хронологическую последовательность, потому что я перенесусь сразу на пять дней вперед,
в 21 сентября, на третий день нашего пребывания в Вене. Мы навестим еще одного героя романа Гашека, императора Франца-Иосифа. Мне это понадобится, чтобы охарактеризовать Швейка и Императора в совокупности, сравнив их.

Tags: evropa 2013
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments