dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Для любителей джаза.


Для начала - что-нибудь стандартное. Как насчет "Take five"? ("Лабух" стр. 11)


У Бостонского профессора Владимира Торчилина вышла пятая книга.
Я сравнительно недавно писал о повести Торчилина в "Новом мире".
http://dandorfman.livejournal.com/289075.html
И вот уже новая книга.
Книга называется "Лабух" по первому рассказу.
Издана она в Москве в издательстве "Аграф". Хорошо издана, приятно держать в руках.
Правда, на обложке, вместо Бостона или, на худой конец, Нью-Йорка, почему-то Сан-Франциско, где Торчилин не жил и не преподавал.
Впрочем, один из рассказов сборника называется "Нэцке из Сан-Франциско". Может дело в этом? Книгу мне позавчера подарил автор и я ее второй день читаю.
Пока - нравится, местами - очень. Особенно понравился первый рассказ книгу открывающий и назвавший.
Те, кто хоть немного знаком с миром джаза, знают, что "лабухами" себя называют джазисты.
Так вот, сам рассказ, как я уже написал, мне понравился, но какие-то детали связанные со сленгом джазистов вызывают какие-то смутные сомнения.
Речь идет об англоязычных американцах, за исключением главного героя рассказа, и все между собой разговаривают на английском.
Но Торчилин подбирает эквивалент русского сленга этим диалогам.
И меня немного смущает то, что он подбирает. И даже то, что он опускает.
Например, если говорить о сленге джазистов, то разумеется нельзя обойтись без знаменитого во время расцвета джаза в СССР "чувака".
Но почему-то герой Торчилина употребляет ничего не значащее в этой среде слово "хмырь".
Нет обычных выражений джазистов с "чуваком", скажем, "Кочумай, чувак, идем на коду".
Ну и сами джазовые термины, что-то меня в них царапает. Тем не менее, сам я не настолько копенгаген.
А Торчилин подарил мне свою книжку не просто так, он еще хочет, чтобы я рецензию на нее написал для "Нового журнала",
это у нас есть такой толстый журнал в Америке, на русском языке, кто не знает.
Так что прошу помощь зала, дайте какие-нибудь замечания те, кто разбирается в джазе лучше меня.

Вот начало "Лабуха".

Это Дайм? — спросил незнакомый голос в телефонной трубке в ответ на его сонное “Алло”. В субботу он редко просыпался раньше десяти, а тут еще и девяти не было, так что он не сразу даже сообразил, что это двусмысленное “Дайм” вполне может представлять собой американизированную форму его имени, — хотя полностью он был Вадимом, друзьям и близким коллегам не возбранялось называть его просто Димой, отсюда, видимо, и Дайм.

— Да, — осторожно ответил он после некоторой заминки. — А что?

— Слушай, мужик, — продолжил голос настолько тягуче, что он, привыкший за без малого двадцать лет к быстрой и отчетливой речи американского северо-востока, даже с аканьем, как когда-то в Москве, с трудом разбирал смысл говоримого. — Мне тут один чувак сказал, что ты на железе неплохо лабаешь и сейчас в простое, а у меня как раз с ударником проблема — переширялся и под капельницей не меньше недели будет, да еще потом копы будут трясти... В общем, зависаю. А мне с ребятами четыре вечера играть в следующие две недели. И бабок вперед даже сколько-нисколько подбросили. Сам понимаешь, что возвращать уже нечего... Может, выручишь? По стольнику за вечер отстегну, а сколько от публики получишь — все твое. Только десять процентов в общий котел. А сегодня вечерком можем собраться попробовать — пара дней на притирку еще есть, да и что там они вообще понимают... Ну как?

Весь его текст здесь:

http://magazines.russ.ru/druzhba/2009/5/to5.html

Если понравится, за полчаса прочтете.
Напоследок, немного классики джаза. Дюк Эллингтон, знаменитое "Take The "A" train".

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments