dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

А книжка-то получилась.


Один из авторов книги еще и бард. Вот обложка его первого aльбома, который появился в 1991-м году.

Первые годы в Сети я интересовался только литературой, никакой политики и прочих глупостей.
Тем более и место, где мы тогда тусовались, было сайтом сетевого литературного конкурса "Тенета". И тогда я писал что-то вроде рецензии на прочитанных книжки или в интерактивном режиме ругался с авторами, публиковавшими в Сети свои тексты. Иногда я с ними мирился, чтобы уже совместно выругать кого-то третьего. В общем, те, кто читал мою первую книжку, достаточно хорошо себе представляют чем я тогда занимался в Сети. А те, кто не читал, много потеряли.
С тех пор меня преследует нечто вроде ностальгии по тем славным годам. Хоть о прочитанных книжках я пишу достаточно редко, чтобы не утомлять столь никчемной темой читателей моего ЖЖ.
Считаю, что предыдущие мои литературные страдания были довольно давно и напишу о прочитанной книжке.
Книжка эта мне, как это ни странно, понравилась. Хоть ее содержание и стиль, по-моему, интересны далеко не всем.
Я думаю, что содержание этой книжки интересно прежде всего русскоязычным израильтянам, потому что вся вторая часть книжки - о Хайфе.
Кроме того, я думаю, что книжка интересна харьковчанам, потому что вся первая часть происходит в Харькове.
Далее, книжка эта интересна прежде всего русскоязычным евреям, не только потому, что ее главный герой таковым является, а еще и потому, что все, что с ним происходит в той или иной степени происходило с русскоязычными евреями, как в СССР, так и в эмиграции.
И последнее, книжка эта достаточно интересна одесситам, потому что это еще и парафраз великой дилогии одесских классиков.
Авторы, москвич Евгений Минаев и израильтянин Леонид Вяземский, по-моему, не скрывают, что их вдохновляли "12 стульев" и "Золотой Теленок". Некоторые сцены практически взяты из дилогии, с заменой чуть другими реалиями, как временными так и техническими. Но это не плагиат, это прием, и на мой взгляд, оправданный.
Очень напоминает Ильфа и Петрова язык книги. Хоть у классиков он все-таки более красочный и яркий. Тем не менее, язык книги мне показался весьма недурственным и очень близким по духу великому образцу.
Т.е., авторы вполне владеют словом, они совсем не косноязычны.
Для меня в этой книге есть некоторая загадка. Я не понимаю, как мог участвовать в ее создании Евгений Минаев?
Сам Минаев - не еврей, он никогда не жил в Харькове, он - из Донецка и, наконец, как я выяснил из информации в Сети, он ни разу не был в Израиле.
Про Леонида Вяземского я ничего не знаю, сведений о нем в Сети нет. Остается предположить, что он - бывший харьковчанин.
То что он еврей и израильтянин мы знаем. События, которые описываются в книге, тоже, скорее всего, происходили или с самим Вяземским, или с его друзьями. Опять же не с Евгением Минаевым.
Впрочем, может именно Минаев был ответственным за складывание букв в фразы и у него это получалось лучше чем у Вяземского, зато Вяземский давал Минаеву весь фактический материал?
Хотелось бы конечно это узнать, я бы с удовольствием пообщался или с тем или другим, или с двумя вместе. И начал бы свое общение с того, что они написали хорошую книжку.
Ну а потом бы поспрашивал. Если Вам попадется или ЖЖ или Фейсбук кого-нибудь из них, дайте мне знать.
Как общаться "В контакте" или в "Одноклассниках", я не знаю, я туда не заглядываю.
В общем, всем, кого темы затронутые в книги как-то интересуют, я рекомендую эту книжку почитать. В Сети ее нет.
Дальше я поставлю рецензию на эту книжку из Букника. С ее суровостью я не согласен. По-моему, девушка слишком строга к авторам.


Плутовской роман на русско-израильской почве

Евгений Минаев, Леонид Вяземский.Аля эш! или лучше наличными. Плутовской роман

  • Издательство: ОГИ, 2006

Плутовской роман придумали испанцы - то ли потому, что в XVI веке более всех европейцев преуспели в плутовстве, то ли потому, что сильнее всех разочаровались в светлых идеалах эпохи Возрождения. И вот на смену благородным донам пришли хитрые дельцы - пикаро. Жанр прижился. Ловкие и остроумные пройдохи стали радовать своими выходками и затеями читателей разных стран.

С чего начался плутовской роман в России? Формально первым русским плутовским романом считается "Пригожая повариха, или похождения развратной женщины" М.Д. Чулкова (XVIII век). Но обычному читателю в первую очередь придут на ум «Мертвые души» Гоголя. Хотя Чичиков слишком серьезен, если не трагичен. Настоящий же пикаро должен быть всегда весел – неудача для него не трагедия, а повод затеять новою аферу, еще более лихую. Так что возьму на себя смелость назначить главным плутом русской литературы Остапа Бендера – остроумного ловкача, элегантно и непринужденно относившегося ко всем превратностям судьбы. Теперь всякий взращенный в наших широтах пикаро (реальный или литературный) командует парадом, чтит уголовный кодекс и точно знает, что «раз в стране бродят какие-то денежные знаки, то должны же быть люди, у которых их много»… Вот и авторы плутовского романа «Аля эш! или Лучше наличными» не смогли обойтись без аллюзий на «12 стульев».

Харьковчанин Миша и по сей день работал бы в гастрономе, если бы не началась перестройка. Тихая и сытая жизнь кончилась, зато открылись перспективы заманчивые и туманные. Вместе с друзьями Миша организует кооператив «Грибница». Выращивание шампиньонов кажется главному герою наиболее верным способом обогащения. Бизнес-план красив и строен – быстрорастущие грибы должны обеспечивать харьковчан здоровой пищей, а Мишу и его друзей прибылью. Конечно же, все сорвалось, – ведь это плутовской роман, а не учебник менеджмента.

Но Миша не унывает, он собирается в Америку… а, может быть, в ЮАР или даже в Израиль, ему и самому пока это не известно – а в кармане билет в Москву и немного денег. В столице русско-еврейский пикаро проворачивает удачную аферу с анкетами американского посольства, но сам все-таки оказывается не за океаном, а за морем - в Израиле. В Израиле у героя появляются новые друзья, с которыми он затевает новый бизнес – на этот раз торговлю картинами. Выгорит ли дельце?..

Название романа вовсе не французское, а ивритское: «Аль а-эш» (именно так это транслитерируется правильно) значит «барбекю» (букв. «на огне») - израильский национальный вид спорта.


Про злоключения, приключения и авантюры эмигрантов на новых родинах и землях предков написано уже немало. Впору составлять отдельную серию «Библиотека эмигранта» (с золотым тиснением и красным обрезом), в которую вошли бы произведения Довлатова, Вайля, Гениса, Дины Рубиной… На таком живописном фоне книга Евгения Минаева и Леонида Вяземского выглядела бы совсем не выигрышно. Листая ее страницы, никак нельзя отделаться от ощущения даже не вторичности, но какой-то «третичности» написанного – сплошное déjà vu, т. е., пардон, déjà lu. Впрочем, на то и серия «ОГИ-жанр»: сочинение на заданную тему для взрослых мальчиков и девочек. За «Аля эш! или Лучше наличными» можно поставить твердую четверку - присутствует бойкость сюжета и стиля, необходимая плутовскому роману. Все это неплохо, но уже было. И не раз.

"Ехать или не ехать?» - это уже был не вопрос. Вопрос был в другом: «Увижу ли я еще моих друзей?» К сожалению, ответ был известен. Словно натянутая до отказа струна звучала под сводами Шереметьевского вокзала, отзываясь в душе каждого.
- Миша, так объясни мне все-таки, куда ты собрался ехать: в ЮАР или Израиль?...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments