dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Иван Денисов о сегодняшней ситуации у американских правых.


Это выступление на CPAC героя моей предыдущей недавней записи, доктора Бенджамена Карсона.


Т.к. меня не было в Бостоне неделю, я пропустил несколько интересных материалов, которые опубликовал Иван Денисов и у себя в ЖЖ и на сайте, с которым он сотрудничает.
Я решил исправить положение, полностью скопировав его текст посвященный СРАС. Но все же сначала выскажу некоторые свои соображения, к сожалению во многом скептические.
Т.е. я, получается, вступаю в полемику с Иваном Денисовым.

Итак, формально Денисов считает, что Марко Рубио привлечет голоса латинос,
а чернокожие звезды Республиканской партии, Денисов вспоминает нескольких в своем тексте, дадут республиканцам голоса черных избирателей.
Вспомним, что за Обаму голосовало почти 100 процентов чернокожих избирателей, если бы не они, Обама бы совершенно точно проиграл.
Более того, в районах с преобладающим афро-американским большинством черные избиратели выстаивали многочасовые очереди, чтобы проголосовать за Обаму.
Ну и, наконец, некоторые эти очереди выстаивали по несколько раз, голосуя на разных избирательных участках, потому что они раньше зарегистрировались в нескольких местах.
В результате, благодаря такому двойному и тройному голосованию, Ромни потерял Огайо, вначале он там лидировал. А Огайо был решающим штатом.
Денисов как бы дает понять, что в случае чернокожих кандидатов энтузиам чернокожих избирателей будет направлен в правильное русло.
Не будет. Те люди, которые целый день выстаивали в очередях, чтобы несколько раз проголосовать за Обаму,
спокойно останутся дома и вообще не пойдут голосовать.
Чернокожих республиканцев подавляющее большинство чернокожих избирателей за своих не считает.
И именно против них опять же их чернокожие оппоненты стремятся найти какой-то компромат,
чтобы вообще их вышибить из борьбы за выборное кресло.
Иногда это получается, как в случае с Херманом Кейном, которому разыскали любовницу двадцатилетней давности,
иногда - нет, как в случае с Кларенсом Томасом, когда притащили на слушанья в Сенат Аниту Хилл, которая рассказывала сказки о том, что Томас Кларенс ее домогался,
когда был ее начальником.
Вот как выглядела на этих слушаньях лгунья:

Спустя некоторое время ей за усердие пожаловали место постоянного профессора в бостонском Брандайсе, оплоте Мира и Прогресса.
Напомню, что Брандайс - еврейский университет, именно поэтому там занимаются за счет еврейских благотворительных организаций палестинские арабы и профессорствует Анита Хилл.
Томас все-таки стал членом Верховного Суда, его эта провокация не остановила.

Примерно такая же картина с Марко Рубио, латинос не захотят его признать своим.
Большинство испаноязычных - это индейцы или метисы. Рубио же, чисто белый в нем нет ни капли индейской крови.
Кроме того его опора, люди, которые за него проголосовали, это кубинцы Майами и окрестностей, которые обосновались там,
 бежав с Коммунистической Кубы, они как и эмигранты из СССР в подавляющем своем большинстве и слышать не хотят о социализме,
а Демократическая Партия, это, разумеется, партия социал-демократического направления.
Таким образом, Рубио сделали сенатором убежденные правые, гораздо более убежденные,
чем большинство республиканских избирателей.
Остальные латинос по всей стране, и по этническому составу и по своим идеологическим взглядам,
не похожи на кубинских креолов достигших берегов Флориды с риском для жизни.
Его попытка привлечь голоса латинос занимаясь проблемой нелегальной эмиграции, все равно не сделает его своим для латинос.

Можно было и дальше доказывать, что Денисов преувеличивает солидарность латинос с правыми испаноязычными кандидатами и солидарность афро-американцев с правыми чернокожими кандидатами, но я все-таки хотел бы предоставить слово ему. Потому что в целом я согласен с тем, что он написал. Т.е. я согласен с ним в гораздо большей степени, чем не согласен.
Ну и, наконец, текст Денисова больше похож на информацию, чем на очередной идеологический манифест.
Хоть он не скрывает своих правых взглядов, но главное в тексте - просто интересная картина,
которую Денисов рисует точными мазками, картина того, что происходит в правом лагере Америки.

Прежде чем предоставить слово основному автору, снова отмечу, что мы в Америке называем Энн Калтер, именно "Калтер", а не "Коултер".
Но Иван об этом знает и предпочитает называть так, как ее обычно называют в российских СМИ.
Впрочем, когда я жил в СССР, я был полностью уверен, что известная парфюмерная марка звучит как "Эсти Лаудер".
И только приехав в Америку, узнал, что фирма эта называется "Эсти Лодер".
Иван пишет в основном для своих российских читателей, им привычнее "Коултер". Значит так тому и быть.

http://rln.fm/authors/ivan_denisov/1427-respublikancy-zimney-spyachki-ne-bylo.html
Республиканцы: зимней спячки не было.

С 14 по 16 марта в США проходила традиционная конференция консервативных политиков и блоггеров CPAC (Conservative Political Action Conference). Проводится она с 1973 года и всегда привлекает внимание всех интересующихся современным американским консервативным движением.

Интересных выступлений и событий на Конференции-2013 было немало. Критикой президента Обамы блистала Сэра Пейлин, не изменяла себе всегда прекрасная Энн Коултер. Сенатор Келли Эйотт напомнила о своём неофициальном титуле «Ястреб Движения Чаепития». Показы документального фильма «Ненавидеть Брайтбарта» Эндрю Маркуса о неустрашимом блоггере и вдохновителе Интернет-войны против леволиберального крена в СМИ собирали полные залы. Наконец, были и интересные события в рамках программы «Неприглашённые». Здесь присутствовали в основном обличители исламистов и их связей с американскими политиками (увы, в официальную программу их не решились включить). Но в этой статье речь пойдёт прежде всего о потенциальных кандидатах на президентский пост в 2016 году. Они вообще активно провели зимние месяцы, оттого выступления Рэнда Пола, Пола Райана и Марко Рубио можно считать своего рода промежуточным подведением итогов.

Начнём с сенатора Пола. Он окончательно вышел из тени колоритного, но не слишком гибкого отца, Рона Пола. И делает всё, чтобы укрепить либертарианское крыло Республиканской партии. При этом старается подать идеи малого правительства и сокращения участия США в международных конфликтах более привлекательными, чем получалось у Пола-старшего. Рэнд Пол побывал в Израиле (туманная позиция некоторых либертарианцев в отношении этой страны сильно портит их предвыборные перспективы) и объявил: «Любая атака на Израиль будет восприниматься как атака на Соединённые Штаты». Он порадовал всех уверенной критикой экс-госсекретаря Хиллари Клинтон во время сенатских слушаний по террористическому нападению в Бенгази. Своим нервным поведением миссис Клинтон фактически признала провал политики Обамы на Ближнем Востоке. Наконец, во время утверждения кандидатуры директора ЦРУ Джона Бреннана в Сенате Пол не просто затормозил процедуру на 13 часов, но и спровоцировал дискуссию о правах президента на применение чрезмерной силы, в частности, по применению беспилотников для устранения граждан США.

Стал ли этот момент для Пола звёздным часом или наоборот, время покажет. Консерваторы в основном его поддержали. Действительно, только что язвительная Коултер писала, что попытки республиканцев остановить очередного обамовского назначенца повергают всех в сон, а тут Пол выдал достаточно эффектное действо. Да и напомнить об ограничении президентских функций никогда лишним не бывает. Но были и скептики, к которым, сознаюсь, принадлежу и я. Хотя к атакам «старой республиканской гвардии» вроде сенатора Джона Маккейна, думаю, не стоит присоединяться. Маккейн отвлёкся от борьбы с фильмом «Цель номер один», чтобы поругать Пола за «нагнетание страха», но выглядело это не очень убедительно. Куда убедительнее реплики со стороны, например, опытного юриста и колумниста Эндрю Маккарти. Маккарти напомнил, что под «устранением граждан США» в общем-то подразумевалась прежде всего ликвидация террориста Аль-Авлаки и что Отцы-Основатели (а на них — что вполне естественно — обычно ссылаются консерваторы) как раз ничего страшного не видели в применении пусть даже чрезмерной силы против людей, вступивших в сознательный сговор с врагами для подрыва безопасности страны. Серьёзное замечание прозвучало и со стороны колумнистки Пэмелы Геллер. Она отметила, что, сведя дискуссию к беспилотникам, Пол не то побоялся, не то сознательно уклонился обратить внимание на самое главное: нездоровую симпатию, которую Бреннан проявлял к исламу и джихадистам. Прибавьте к этому подозрительные восторги в адрес Пола со стороны, например, левой и вполне антисемитской группировки Code Pink и поймёте, почему я не тороплюсь разделять восторги в адрес Пола.

Впрочем, традиционный опрос на CPAC «главный кандидат в президенты» Пол выиграл. Придётся ли по вкусу его активизм более широким кругам, чем участники Конференции, посмотрим. Победы в подобных опросах его отца (да и Митта Ромни, кстати) ни к чему положительному не привели.

На первый взгляд, Пол Райан был зимой не столь активен, как Пол. Складывалось впечатление, что в своеобразном разделении ролей возможных кандидатов-2016 ему досталась роль более спокойного и внешне более компромиссного политика. Он с ней справился, не влезая в сенатские баталии и иногда вызывая неудовольствие сторонников постоянной конфронтации с Обамой. Но проект бюджета и выступление на Конференции показали, что Райан действует скорее как специалист по усыплению бдительности оппонентов. Его проект уже вызвал высокие оценки ряда консервативных экспертов (не всех, правда) за попытки сократить правительственные расходы и показал, что несостоявшийся вице-президент остаётся серьёзным игроком со стороны консерваторов. Вопрос остаётся тот же, что и с Рэндом Полом — как Райана станут воспринимать избиратели. Станет ли он воплощением разумных компромиссов для проведения консервативной политики или пополнит ряды республиканских «симпатичных неудачников».

Итак, пока Рэнд Пол сосредоточился на ограничении президентских функций, а Райан — на бюджете, сенатору Марко Рубио пришлось пытаться избавить Республиканскую партию от граблей, на которые она регулярно наступает. Называются они «обвинения в расизме». А так как от обвинений в расизме отбиться сложнее, чем справиться с реальным расизмом (что республиканцы успешно делали всю свою историю), то задача Рубио весьма и весьма сложна. С одной стороны, сам факт включения Рубио (кубинца по происхождению) в число возможных участников президентских выборов должен всем разговорам о расизме положить конец. С другой стороны, даже пары Рубио\Круз (о нём чуть ниже) на выборах будет недостаточно для противостояния леволиберальной пропаганде. Поэтому Рубио занялся программой по решению проблемы нелегальных иммигрантов. Программой, дающей возможность нелегалам получить право на проживание в США. Хотя ряд консервативных аналитиков одобрили работу Рубио как попытку сделать Республиканскую партию более популярной среди меньшинств, другие (прежде всего Коултер) сочли, что Рубио уподобляется популисту-демократу низшего пошиба и более заинтересован не следованию консервативным принципам, но охотой за голосами. Коултер, как всегда, звучит убедительнее, но если Рубио сможет развернуть электорат латиноамериканского происхождения в сторону республиканцев, я буду только рад.

Раз уж я упомянул сенатора Теда Круза, то задержусь на нём. Он сенатор не просто от Республиканской партии, но от Движения Чаепития. Пока он вряд ли производит впечатление конкурента Полу (хотя был с ним заодно во время битвы с Бреннаном) или тому же Рубио (его Круз критиковал за отношение к нелегалам), но в вице-президенты попасть может. Зажигательная риторика Круза делает его достойным преемником конгрессмена Аллена Уэста. Круз успел объявить о засилье коммунистов в Гарварде и попасть в число «маккартистов» (как и Уэст в своё время), что, по-моему, лучший комплимент для современного политика. После смерти венесуэльского диктатора Чавеса Круз пообещал ему скорую встречу с Фиделем Кастро и справедливо охарактеризовал Кастро с Че Геварой «гангстерами-убийцами». На Конференции выступал в самом конце и точно подвёл итоги: консерваторы должны свернуть госпомощь корпорациям, прекращать помощь врагам Америки, защищать Израиль, бороться с Обамакер, расширять возможность выбора школ.

Да, но и Уэст на CPAC-2013 напомнил, что он в отличной форме. Полагаю, постоянные читатели колонки\слушатели «Борьбы за правду» уже начали задаваться вопросом «А где же чёрные консерваторы». Конечно, обойти их вниманием я не мог. Просто оставил напоследок. Они, по моему убеждению, стали главными звёздами Конференции. Пусть Уэст проиграл выборы. Он стал ярким телеведущим, а речь на CPAC с рефреном «Для либерала нет никого страшнее, чем чернокожий — сторонник малого правительства», уверен, запомнится многим. Хорош был и сенатор Тим Скотт, кстати, единственный на сегодня чернокожий в Сенате («Нам нужен рост экономики, а не рост правительства»). И пусть новая звезда консервативного движения, нейрохирург Бенджамин Карсон, своими высказываниями об оружейном контроле отпугнул многих правых. На Конференции его выступление показало: выдающийся врач, сторонник свободного рынка и обаятельный человек, может стать серьёзным участником будущих выборов.

Я по-прежнему продолжаю считать, что республиканцам нужно делать ставку именно на чёрных консерваторов. Уэст, Скотт и тот же Карсон лично мне куда интереснее Пола, Райана и Рубио. Но это только личное внимание. И, если республиканцы всё же предпочтут сделать ставку на того же Пола, поддержку необходимо оказывать именно ему. Впрочем, времени ещё много. О деятельности ведущих консервативных политиков по итогам весны поговорим в июне, а пока задержимся на чёрных консерваторах. В самом ближайшем будущем могу обещать колонки и подкасты по теме, а пока только посоветую посмотреть на youtube выступления героев этой статьи на CPAC. Даже если у вас не очень хорошо с английским языком, оцените артистизм и обаяние Скотта или Карсона. И, конечно, очарование Пейлин и Коултер.

Иван Денисов

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments