dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

БАБ в 1998-ом году или "Танго журналиста". Последняя 4-я серия






"Последнее танго в Кембридже."

бегущая строка:
Манят губы твои, и плачет скрипка.
В сигаретном дыму твоя улыбка.
Не лучше ль сразу пулю в лоб и делу - крышка,
Ведь вся жизнь нам дана - как передышка!



из песни пятидесятых "Танго журналистов"


Постановка - Дана Дорфмана.




Он же снимается в роли ''Голоса за кадром''.

Продюссер - не нашли продюссера.

Автор сценария - да какой там сценарий!

Оператор: В основном, Рустем Сафронов. Там, где у людей отрезаны пол-головы, пол-пальца и другие жизненно-важные органы: операторская работа Дана Дорфмана.

В Ведущих Ролях.

Атаман - Борис Немцов, бывший вице-премьер России.

Олигарх, он же БАБ - Борис Березовский, исполнительный секретарь по делам СНГ.

Свояк - Владимир Евтушенков, председатель комитета правительства Москвы по Науке и Технике, исполнительный директор АО ''Система''.

Мечта поэта - Наталья Дарьялова, ведущая и продюссер Дарьял-ТВ

Лаура сына юриста - Дженнифер Гоулд, корреспондент журнала ''Эсквайр''

Товарищ по борьбе - Рустем Сафронов - американский спецкорр московской ''Новой Газеты''

Ветеран реформ - Директор торгового комплекса под Манежной площадью Юрий Иосифович Певзнер.

В завидущей роли: Сам автор и постановщик.

Вахтёр - толстый и противный блондин по имени Владимир Свердлов, который оказался директором симпозиума с российской стороны, хоть по его собственному признанию вообще-то он местный из Бостона. М-е-е-стный.

В эпизодических ролях:

Пионервожатая - Джесс Хобарт, пресс-секретарь Симпозиума.

Незабывший - Тони Коэн, американский корреспондент Би-Би-Си.





Предупреждение: Фильм наш, в основном, не о симпозиуме по инвестициям в Россию и не о политике, а о разных приключениях журналиста на симпозиуме, о его красивых и молодых коллегах,о некторых политиках из России и небольшом опыте общения с ними. Те, кто интересуются собственно политикой, могут это не читать.



Четвертая серия.
С нашим атаманом...

Суббота была решающим днём для моих планов связанных с Немцовым и с... Тенетами. Я пообещал однотенетникам попробовать уговорить Немцова на учреждение премии его имени. И хотел, кроме того, сделать с ним интервью.
Немцов мне обещал, в конце концов. Короче, это есть наш последний...
Но дело было не только в интервью и в премии. Мне просто Борис Ефимыч всё больше и больше нравился. Сначала я пошёл послушать - как он ведёт семинар по проблемам инвестиций в регионах. Очень хорошо он его вёл. По-английски - свободно. По-русски, что удивительно, тоже.
Модератор Немцов (так в официальных документах на русском языке именовалась должность ведущего) говорил интереснее остальных выступающих. И откровеннее. Остальные бесстыдно зазывали и уверяли, что всё будет тип-топ. Борис Ефимыч говорил и о плохом.
Особенно мне понравился рассказ о том, как казачки немчуру прогнали. Я даже процитирую Немцова прямо с диктофона:

- Есть неприятные истории с правами собственности. Немецкая компания "Хаук", которая занимается производством строительных материалов, купила завод в Краснодаре, полностью расплатившись за него. Не пакет акций, а полностью весь завод купила. Но потом пришли казаки и собственников с завода прогнали. И сам президент компании, фамилия которого Хаук, плачет и спрашивает - что ему теперь делать? ...

Но он, конечно, не только о плохом рассказывал. Для меня особенно приятно было услышать в его речи следующее:
- Прекрасные возможности у инвестиций в инфраструктуру, особенно в телекоммуникации. На этом рынке никакого кризиса а настоящий бум. Особенно во всём, что связано с Интернетом.


На коне

Про Интернет - это хорошо. И в этом Немцов - наш человек. Как пишут в романах - я всё больше и больше подпадал под влияние бывшего вице-премьера. И, наконец, решил свою не очень молодую виртуальную жизнь положить за атамана, признав его таковым. И, вместе с казачьей виртуальной сотней на лихих конях, участвовать в штурме Кремля, если не в 2000-ом году то хоть в 2004-ом.
В самом деле, разве Россия, страна моей любимой русской литературы, страна моих реальных и виртуальных друзей, не заслужила действительно умного молодого и энергичного парня в качестве президента, каковым на, мой взгляд, Немцов является?
И здесь дело не в том - правый он или левый. Дело в том, что он в состоянии пахать по 24 часа в сутки. Он в состоянии сам понимать, что происходит. Он в состоянии сам принимать решения, а не слушать - что ему вдувают в плохослышащие уши другие.
Один из моих Тенетных корреспондентов, когда я ему написал про моё отношение к Немцову, очень скептически среагировал. Вот как:
"Дан, всё это очень трогательно, только вот жаль, что вы не спросили у него, было ли хоть одно дело, которое он, в бытность свою вице-премьером, не завалил?
Я понимаю, обаяние, минимальная интеллигентность, опять же, голос крови...
Ну что ж, придётся мне ответить на эти слова. Я не знаю ни одного руководителя, который был бы в состоянии довести до конца какое-нибудь дело, за тот короткий срок, который Немцову был отведен для этого.
В Америке, в больших компаниях, первый месяц человека вообще не трогают, а первые полгода не предъявляют никаких претензий. Впрочем, Америка - не Россия.
И по поводу голоса крови: Полуеврейство Немцова не уникально. По этой логике я должен был бы восхищаться нынешним Примаковым, вечным кандидатом Явлинским, премьером на час Кириенко и многими другими.
Но они у меня никаких чувств кроме рвотных не вызывают.
Пусть меня Санни за Явлинского простит. Она - поклонница ''Яблока''.
Если говорить о таких типичных качествах российского еврея, как хилость, тщедушность, нудность и тоска в глазах, то более далёкого от еврейского менталитета человека, чем Немцов - трудно себе представить. Я не зря его назвал атаманом. Его можно представить во главе эскадрона на бешеном скаку рубящим супостата. Его можно представить рядом с Робертом Редфордом, если бы он снимался вместо Пола Ньюмена (действительно еврея) в знаменитом фильме ''Буч Кассиди и Сендонс Кид'', где в последнем эпизоде они - вдвоём, два весёлых бандита, против всей боливийской армии.
Я понимаю, что жизнь - это не Голливуд. Впрочем, Рональд Рейган доказал, что опыт Голливуда не так уж бесполезен для жизни. Хотя, по поводу последнего примера, я не прав.
Главное отличие Немцова как раз в том, что он никого не собирается играть. И никому - подыгрывать. Он - сам по себе. Он - человек номер один в любой команде. И он достоин быть им. В том числе в команде, называемой Россией. Он усидит в седле, если ему оно достанется по воле избирателей, а не по воле капризного начальства.
И как не вспомнить слова из Бабелевского ''Заката'': ''Еврей, севший на коня - уже не еврей!''
Честно говоря, мой корреспондент, который написал про голос крови, меня удивил безмерно. Знаком я с ним больше года по Сети. Знаю немножко его окружение. Думал, что знал его взгляды.
Я вообще в Америке про голос крови чуть забывать начал. А вот напомнили. Причём, с неожиданной стороны.


Что-то я пустился в рассуждения. Какой же это фильм тогда?
Действовать, действовать и ещё раз действовать. Впрочем, я сначала не действовал. А отпустив на все четыре стороны Евтушенкова, покалякал с несравненной Дженнифер. Похвалил её за то, что она не только прошлых звёзд, а даже будущих вылавливает. И сказал, что, по моему мнению, свояк далеко пойдет.
Потом мы начали уточнять с Рустемом - свояк он или шурин Лужкова? Дженнифер, несмотря на некоторое знание русского языка, ничего не поняла и тихо свалила. А мы чуть не подрались. Но, в конце концов, остались на версиии ''свояка'', Вспомнили, что они женаты на свояченицах. Я бы не хотел уточнять, кто из нас отстаивал неверную версию. Впрочем, если бы я отстаивал верную, то конечно же, уточнил бы.

Но я написал про действия. Действия сами просились на диктофон. Не мои, конечно. А директора симпозиума со стороны России, который с озабоченно-важным лицом всегда находился в коридоре, а не на секциях, обеспечивая Закон и Порядок.
Днём раньше я решил у него уточнить: ''Владимир, если вы директор с Российской стороны, то из каких мест России вы в Кембридж пожаловали?'' На что он ответил - в настоящее время он местный, так как ниоткуда не пожаловал, а живёт в Бостоне и трудится в Гарварде. ''Ме-е-естный, значит'', - про себя охарактеризовал я вахтёра. И забыл о нём. Тем более, что вид у него был как у второго референта первого помощника отдела контроля и учёта ЦК КПСС, того, что пребывал на Старой площади. То есть, предельно важный вид. Намного более важный, чем у какого-нибудь Брежнева или Суслова в прежние времена, или Клинтона сегодня. Не говоря уже о совсем несолидном и малоизвестном Билле Гейтсе.
Но именно сейчас Владимир напомнил о своём существовании. Он гонялся по всему холлу за зайцем. Очень лихо, несмотря на тучность. И таки поймал его, потом заставил уйти и, наконец, обрушился с претензиями на человека, который был, похоже, то ли приятелем, то ли деловым партнёром зайца - бизнесмена, проникшего на симпозиум, не заплатив деньги за участие в нём.
Как звали изгнанного, мне никто не сказал. А имя пособника зайца оказалось Марк Либерзон.
Либерзон - Проректор Московского Авиационного-Технологического университета имени Циолоковского, на симпозиум приехал как первый вице-призидент International Trastee Fund. Марк дал мне буклетик своей организации, но, несмотря на красивый буклетик, я бы ему своих денег не доверил, и его фонду - тоже. Но это, наверное, потому, что денег у меня мало и терять их больно.
Он наотрез отказался комментировать погоню за зайцем и рассыпался в уверениях во всяческом к вахтёру почтении.
Я невольно вспомнил тетю Машу, стрелка военнизированной охраны, гонявшую всяких кандидатов и докторов, ведущих и завидущих, в НИИТКРИОГЕНМАШе, где я трудился. Как в половине девятого она закрывала дверь проходной и с садистким удовольствием толкала, в общем-то, солидных людей на проникновение на вверенный ей объект через дырки в заборе.
''Жив Курилка'',- обрадованно отметил я. Ещё раз напоминаю, что ме-е-естную ''Тётю Машу'' звали Владимиром Свердловым. Народ должен знать своих вахтёров.

После эпизода с погоней за зайцем, я обнаружил Рустема - мечательно и почтительно смотрящим на кого-то так же, как я смотрю на свою жену, когда мне от неё что-то надо. Я проследил - куда упирается его взгляд. Было на что смотреть.
Роскошная грудь, смело полуобнажённая. Дорогой макияж, улыбка победительницы, в общем, все, что надо для прикида. Как и БАБ вспоминаю Ильфа и Петрова: ''Знойная женщина, мечта поэта''. Хоть раньше я эту мечту поэта никогда не видел и даже не слышал о ней.
''Нет, это не простая охотница за приключениями, - всё же решил я, - это более значительный человек.'' И Рустем потвердил мои предположения: ''Это Наталья Дарьялова. Дочка Аркадия Вайнера, старшего из Братьев Вайнеров, знаменитых детективщиков. Восходящая звезда Российского телевидения. Формально живёт в Америке, но её бизнес почти весь уже на Родине. И бывает она в стране своего нынешнего постоянного жительства всё реже и реже. Поэтому она здесь неспроста. Человек она очень энергичный, просто так, послушать о чём люди говорят и себя показать, время тратить не будет''.
Подходим.


Наташа нас заметила.

Догадка Рустема верна. Оказывается, весной Наталья открывает в Москве свой собственный канал. Который назвала просто и без затей - Дарьял-ТВ. Значит, и деньги нашла на такое дорогое удовольствие, как собственный телевизионный канал. Или ищет здесь, в Гарварде, среди американцев? И правильно делает. Пусть раскошеливаются. Если бы у меня эти деньги были, я бы женщине с такой грудью не отказал. Увы, нет у меня денег.
''Да, кстати о деньгах, - мелькнула мысль, не будем ли мы взаимно полезны друг другу - владелец нового телеканала и человек из Тенет. Может, премию какую подбросит?''
Ну что ж, я не привык долго раздумывать. Ввяжемся в драку, а там посмотрим.
И я начинаю Наташе рассказывать про Тенетные кущи, про совершенно необходимый баннер и объявление о премии, которое попадёт на страницы Тенет от нового и - я не сомневаюсь в этом - самого интересного и талантливого телевизионного канала.
Продолжаю вообще как в песне: ''Весь русский Интернет будет считать дни до окрытия Дарьял-ТВ, если вы обозначите себя у нас весомо, грубо, зримо. Как один из спонсоров нашего конкурса и учредитель премии имени Дарьяла и Терека. Поправляюсь, ''имени Дарьял-ТВ''. А это почти миллион человек, Наташа, вот что такое русский Интеренет сегодня. Так что, давайте к нам. Мы нужны друг другу!''.- с придыханием произношу я, элеганто объединив гипотетические миллион пользователей Русского Интернета с реальными 48 посещениями в день Тенетных страниц по рамблеровской статистике.
Но Наташа клюёт. Её грудь начинает взволнованно колыхаться. У меня перехватывает дыхание, и я начинаю забывать о журналистких обязанностях.
Но беру себя в руки. Договариваюсь с телевизионной дивой о премии и беру у неё контактный телефон. E-mail-а у неё нет. Только телефон в Москве. Ну что ж, на нет и суда нет. Для окончательного закрепления нашего знакомства и делового сотрудничества фотографирую Наташу во всей её телекрасе. И мы, удовлетворённые друг другом, расходимся.


Теледива.

Не жалеете, что уехали?

Я договорился с Немцовым встретиться в его номере в половине седьмого вечера. У меня ещё есть несколько часов до встречи с ним, а заседания мне надоели, и поэтому мы с Рустемом - в свободном поиске. Рустем мне показывает очень немолодого человека с внешностью успешного еврея, хорошо ладящего с начальством. И всё оказывается правдой. Это действительно успешный еврей, хорошо ладящий с начальством, Юрием Михайловичем Лужковым. Или Лужком, как его нежно называют кормящиеся при нём работники диктофона и телекамеры, романтики с Большой Дороги. Но ладит он с Лужком на вполне паритетных началах. Потому что Юрий Певзнер, так зовут еврея при вельможе, очень хорошо умеет делать то, что ему поручает вельможа. Настолько хорошо, что Юрий Михайлович не поручает что-либо Юрию Иосифовичу, а просит его.
Однако, хватит загадок. Кто же такой Юрий Певзнер? Я и сам хотел это узнать. Поэтому, включив диктофон, мы с Рустемом затащили его в его номер и начали распрашивать.
Юрий Певзнер - это история попыток коммунистов как-то совместить эффективную экономику с их бредовыми идеями. В 1965 году Певзнер получал зарплату 6000 рублей. В месяц. Это нельзя вообразить. Такая сумма в 1965 году не снилась в России никому. Тогдашний премьер Косыгин позволил нескольким предприятиям в России (их было всего пять) не делить свой фонд зарплаты на предписанное сверху число работающих, а делать своё дело теми людьми, которые им действительно нужны.
Началось всё со Щёкинского комбината. Химического завода недалеко от Толстовских мест. В числе тех, кому позволили то же самое, что и на Щёкинском комбинате, была и тульская автобаза, директором которой был Певзнер.
В то время, что тульская автобаза работала по-капиталистически в условиях развитого социализма, Юрий Певзнер и получал фантастическую зарплату. Кроме того, он написал книжку "Шаги Реформы", которая тогда была издана и получил орден. Какой, я не уточнил.
В связи с угрозой безработицы и социальных контрастов, тогда всё это прикрыли. В начале девяностых это просто прорвалось как гнойник. Поэтому и результаты так плохо пахнут. Но ничего, гнойные раны ведь как-то тоже лечат. Авось, вылечится Россия.
Вернёмся к Певзнеру. Ребёнком он пережил блокаду и видел своими глазами в блокадном Ленинграде такое, что я эти подробности опускаю, несмотря на запись, оставшуюся у меня на диктофоне,. У нас ведь не фильм ужасов, а художественно-документальный остросюжетный. Зачем смешивать жанры?
В начале девяностых Певзнер успешно приватизировал завод, который он сам достроил ещё будучи наёмным работником, а не его хозяином. До этого на стройке, прямо среди полувозведенных стен, росли молодые берёзки, и никто никогда не преполагал, что им не дадут превратиться в старые берёзы. Певзнер не дал.
В середине 90-х успешно работающий завод был Певзнером продан, и ему казалось - хватит борений и кипений. Юрий Иосифович отправился жить на дачу и стал успешным пчеловодом.
Но не тут-то было. Пчёл пришлось бросить. Юрий Михайлович Лужков снова призвал Юрия Иосифовича Певзнера под боевые знамёна. Ему было поручено возвести и пустить в дело подземный торговый комплекс под Манежной площадью, директором коего он был назначен на время стройки. А когда достроили, директором работающего торгового комплекса под Манежем. Или, как говорят у нас в Америке - "шопинг молла". И, несмотря на очень немалые года, Певзнер в строю.
Получил за аренду торговых помещений различными фирмами, как российскими, так и иностранными в 1998 году, вместо планируемых в начале 18 миллионов долларов - все 30 миллионов. При этом, большинство из этих миллионов пришло уже после августовского кризиса.
Так что, во вверенном ему объекте, кризисом и не пахнет. Наоборот, пахнет бумом. И никуда старый еврей из России не собирается и верит в то, что он такой - не один.
Оказывается, не только ивановы по матери, ринувшиеся в политику и банковское дело, но и просто Певзнеры, умеющие хорошо делать дело, остались на Руси.
Вот почему не я Певзнеру, а Певзнер мне задал тот вопрос, который никто никогда мне не задавал: ''Не жалеете, что уехали?''.
И я ему ответил как на духу: ''А я уже приехал. Я снова в России, благодаря Интернету.'' Может, это бред, но это тот бред, который я воспринимаю как реальность. Может быть, только виртуальную. Но всё же реальность.


''Старый конь борозды не испортит''

На встречу с Немцовым я опоздал. Рассказ Певзнера про свою жизнь был настолько увлекателен, что хотелось дослушать до конца. Рустем почти насильно выгнал меня из номера.
И я поплёлся к Немцову. Впрочем, перед дверью номера бывшего вице-премьера, я снова разжёг в себе интерес к будущему собеседнику. Кураж вернулся.
И когда Немцов недовольно спросил меня: ''А где же вы были?'', я ринулся в бой. Его результаты лежат здесь:

Уходил я полностью измотанный - и душевно и физически. Это были самые трудные дни в моей журналистской практике.
На следующий день, в воскресенье, я заболел. Ослабленный организм не смог сопротивляться вирусам. Нет, пожалуй больше я такого танго не станцую.
Чижило...

The End

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments