dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

"Бывали хуже времена..." но лучше вспоминать о них.

Ну вот, с Секвестром Уважаемый и Любимый Руководитель справился, вернее он потерял к теме интерес, так как понял, что ничего больше не отыщет в этой теме и пару-тройку синекур для своих друзей действительно придется сократить.
Вот мне даже redbut подсказывает:


redbut

2 марта 2013, 03:11:10 UTC 12 часов назад

Ох, не туда поставил ответ. Впрочем, он все равно никому пока не виден - наверное, потому что там ссылки. Можете так и оставить. Кстати, вот Вам тема для следующего поста, если пожелаете.
По дороге с работы по радио услышал, что Обама в связи с секвестором сказал, что хорошая новость - то что американский народ сильный и способен перенести либые невзгоды (или что-то в этом духе, точно не помню). Самое потрясающее в этом - что это Обама, который нам эту новость принес (то что это новость - его слова. думаю можно найти на NPR). И раз это новость - не иначе как народ стал таким сильным лишь теперь, когда избрал Обаму на второй срок (это как Мишель сказала после его выдвижения демократами, что наконец-то она может гордиться Америкой).


Следующая тема, которая будет интересовать Уважаемого и Любимого Руководителя - Gay Marrige.

Сами понимаете, только об этой важнейшей проблеме день и ночь думает Джон, у которого двое детей, невыплаченный дом и жена, которая потеряла работу год назад и ей уже не будут продлевать пособие, хоть она уже прошла третьи курсы по переквалификации, а работы в их дыре как не было так и нет.

http://www.nytimes.com/2013/03/01/us/politics/administration-to-urge-justices-to-overturn-a-gay-marriage-ban.html?pagewanted=all&_r=0
The Obama administration threw its support behind a broad claim for marriage equality on Thursday, and urged the Supreme Court to rule that voters in California were not entitled to ban same-sex marriage there

Зато redbut как раз порадовал двумя отличными текстами, которых я ждал от него давно, еще со времен этой дискуссии у меня в ЖЖ:

http://dandorfman.livejournal.com/121366.html?thread=1927702#t1927702

Один из текстов я перенес сюда, а на другой даю ссылку:
http://redbut.livejournal.com/67827.html


И еще одну ссылку я даю на дискуссию об этом тексте. Она очень интересная, почитайте не пожалеете.
http://www.litsovet.ru/index.php/material.comments?material_id=374733


Оригинал взят у redbut в Выбор Роберта Ли

У каждой страны есть легенды. Чем значительнее событие, тем многочисленнее легенды, его окружающие. Судя по количеству легенд, самое значительное событие в истории Америки - Гражданская Война 1861-1865 гг, она же - Война Севера с Югом.

Историю пишут победители - но не только; еще ее пишут легенды и песни. Чем романтичнее легенды и песни, тем убедительней получается история. Легенды и песни проигравших, как правило, романтичней и красивей, чем у победителей. Сравните хотя бы:

"И кресты вышивает последняя осень
По истертому золоту наших погон..."

и

"Ты, конек вороной, передай дорогой,
Что я честно погиб за рабочих...".

Поэтому история, созданная легендами проигравших, может доминировать, будучи дальше от действительности. Именно так получилось с историей американской Гражданской Войны.

Когда речь заходит о той войне, с удручающей регулярностью слышишь от неглупых, здравомыслящих, грамотных собеседников: "Север напал на Юг, потому что..." - далее уже не важно. Для разнообразия можно услышать "Север спровоцировал Юг". Основной источник информации о войне - роман “Унесенные ветром”: бестселлер, пулитцеровская премия, в Америке уступает по читаемости только Библии, кто его не читал. Впрочем, кто не читал, наверняка смотрел фильм по этому роману - Вивьен Ли, Кларк Гейбл, самая кассовая лента в истории кинематографа, одних Оскаров восемь штук. Роман действительно великолепный. Он оставляет такое ощущение подлинности, что в других описаниях гражданской войны невольно ищется подтверждение его романтической легенде и пропускается то, что ей противоречит.

Господа, нельзя по одному этому роману составить адекватное представление о таком событии, как война. И если Вы приведете мне в пример "Войну и Мир", я Вам отвечу, что роман Митчел - это не "Война и Мир", а скорее "Анна Каренина". Это история жизни одного человека, и взгляд здесь односторонний. История Гражданской Войны по этому роману и другим легендам южан выглядит так:

Жили на юге страны благородные, храбрые, мужественные, добрые, миролюбивые люди - любили свою землю, боготворили своих женщин, заботились о своих рабах. Их завистливые, жадные, трусливые, грубые северные соседи в 1860 году выбрали президентом злобного варвара и деспота Линкольна, который замыслил разрушить уклад жизни южан - запретить рабство (так уж сложилось, что это была одна страна, и президент был общий). Чтобы сохранить свой уклад жизни, южане отделились и создали независимое государство. В ответ на это северяне на них напали. В ходе четырехлетней войны южане проиграли - слишком велико было численное преимущество северян.

Самая красивая легенда Юга - Роберт Ли.

Родом из лучших семей Вирджинии, сын героя войны за независимость, обожествляемый своими солдатами ("Я слышал о Боге, но видел Роберта Ли") и уважаемый противниками, Ли был человеком высокой чести и благородства. Когда началась война, Линкольн предложил полковнику Ли возглавить армию северян. Тот отказался и стал командовать армией южан, хотя не был ни сторонником рабства, ни сторонником отделения. Роберт Ли одержал много блестящих, фантастических побед, после войны стал иконой южного движения Lost Cause (Проигранное Дело). То, что Ли воевал на стороне южан, приводят как довод за моральное превосходство Юга.

Факты, приведенные в этой легенде, в основном соответствуют действительности. Только это не все факты. Давайте добавим к ним другие, на которые не обращают внимания. Общеизвестных фактов это не отменит, но выводы может изменить. Итак, давайте подробнее ознакомимся с историей благородного (это не ирония, я действительно считаю его благородным) Роберта Ли.

Подполковник Роберт Эдвард Ли встретил 1861 год в Техасе.

В ноябре 1860г президентом страны избран Линкольн. Линкольн против рабства, но не собирается его отменять: согласно конституции, это внутреннее дело каждого штата. Линкольн еще не вступил в должность, но шесть самых южных рабовладельческих штатов созвали специальные конвенции и приняли решение о выходе этих штатов из Юниона (Union - общепринятое в то время название страны целиком до отделения Юга, и не отделившихся от страны штатов; пользоваться переводом этого слова - Союз - язык не поворачивается).

1 февраля специальная конвенция голосует за выход Техаса из Юниона - это седьмой и последний штат, отделившийся до начала Гражданской Войны.

4 февраля шесть ранее отделившихся штатов объединяются в новое государство - Конфедерацию. Любопытная деталь: в зале, где собрались представители шести штатов, висит карта нового государства - в его составе указаны все пятнадцать штатов, где рабство узаконено. Новое миролюбивое государство обозначает границы своего миролюбия... 2 марта к Конфедерации официально присоединяется Техас. Остальные восемь рабовладельческих штатов - пограничные штаты, между Конфедерацией и девятнадцатью свободными штатами - пока остаются в Юнионе. Среди них - Вирджиния, самый крупный по населению и экономически развитый рабовладельческий штат, родной штат Роберта Ли.

13 февраля в столице Вирджинии Ричмонде собирается конвенция для рассмотрения вопроса о выходе Вирджинии из Юниона. В тот же день подполковник Ли получает приказ сдать дела и явиться в Вашингтон. Он покидает свой гарнизон и едет в Сан-Антонио, где расположена штаб-квартира армии США в Техасе. Прибыв туда 16 февраля, Ли узнает, что его начальник генерал Твиггс сдал техасской милиции все укрепления и арсеналы Юниона. Хозяйничающие в штаб-квартире представители Техаса предлагают Ли перейти на сторону Конфедерации (Техас еще не в Конфедерации и даже официально не вышел из Юниона - решение конвенции должно вступить в силу после референдума 23 февраля). В противном случае он не получит разрешения вывезти багаж. Ли резко отвечает, что он офицер американской армии, и вирджинец, а не техасец. Он оставляет вещи у сослуживца и продолжает свой путь. 1 марта Ли приезжает домой, в Арлингтон, пригород Вашингтона.

4 марта Линкольн вступает в должность президента. К этому времени на Юге почти все укрепления и арсеналы уже в руках Конфедерации. У Юниона осталось два форта на островах в водах южан; один из них - форт Самтер в Южной Каролине.

16 марта командующий войсками Юниона Уинфильд Скотт присваивает Ли звание полковника и назначает командовать 1-м Кавалерийским Полком; 28 марта Линкольн подписывает, а Ли принимает это назначение. Между этими датами у Ли появляется возможность стать генералом. Не спешите проверять даты - речь не об известном предложении Линкольна. 15 марта военный министр Конфедерации Лерой Уокер посылает Роберту Ли официальное предложение звания бригадного генерала - самого высокого в то время в Конфедерации (напоминаю - Вирджиния еще находится в составе Юниона; видимо, это предложение надо понимать как жест миролюбия Конфедерации). Ли на это предложение не отвечает.

Тем временем у гарнизона форта Самтер кончается продовольствие - после инаугурации Линкольн читает полученное накануне письмо командира гарнизона форта, майора Андерсона, с сообщением, что в середине апреля тому придется сдать форт под угрозой голода. После месяца размышлений и обсуждений (форт блокирован южанами, помощь ему может вызвать военный конфликт) Линкольн решает доставить в форт продовольствие - 6 апреля он уведомляет губернатора Южной Каролины, что будет осуществлена попытка снабжения форта только продовольствием, и не будет попыток доставить туда людей, оружие или снаряжение без предварительного уведомления, кроме случая, если форт подвергнется нападению.

4 апреля конвенция в Ричмонде голосует 88/45 против выхода Вирджинии из Юниона. Ни победа Линкольна на выборах, ни его вступление в должность не являются для здравомыслящих вирджинцев достаточным основанием для выхода из Юниона. Чтобы заполучить в свои ряды Вирджинию и другие пограничные штаты, у Конфедерации остается последнее средство - война. Об этом открытым текстом заявляет южанам 10 апреля один из их сторонников вирджинец Роджер Прайор.

11 апреля конфедераты предъявляют ультиматум майору Андерсону с требованием освободить форт. Андерсон ультиматум отклоняет - его честь и долг не позволяют ему сдать форт без сопротивления. 12 апреля конфедераты начинают обстрел форта, гарнизон отвечает выстрелами. 13 апреля Андерсон сдает форт (кончаются боеприпасы и продукты, стены обваливаются), гарнизон эвакуируется на Север.

Тут напрашивается сравнение поведения двух офицеров - Андерсона и Твиггса. У Андерсона было 85 солдат, он оказал сопротивление. У Твиггса - более 2000, он сдался без единого выстрела и стал генералом в армии южан.

А как бы себя повел в такой ситуации Ли? Вопрос не совсем праздный - с февраля по декабрь 1860 г Твиггс был в отпуске, его замещал Ли. Задержись 70-летний Твиггс еще на пару месяцев, техасской армией Юниона в феврале командовал бы Ли. Он бы выполнил свой долг, как это сделал позднее майор Андерсон (вспомните поведение Ли в Сан-Антонио, при встрече с техасскими представителями 16 февраля). И если заведомо безнадежное сопротивление Андерсона объединило северян, то действия Ли могли вообще предотвратить крупномасштабную войну.

Конфедерация торжествует - первая военная победа нового государства.

Северные штаты принимают майора Андерсона как героя, публика требует отпора агрессии, 15 апреля Линкольн объявляет набор 75,000 добровольцев - желающих намного больше. Даже демократы Севера, политические оппоненты республиканцев, теперь в основном поддерживают Линкольна.

В 8-ми рабовладельческих штатах, оставшихся в Юнионе, мнения разделились. 17 апреля конвенция в Ричмонде опять голосует вопрос о выходе Вирджинии из Юниона - на этот раз голоса 88/55 за выход.

Роберт Ли пока не знает результатов голосования. 18 апреля он встречается с Френсисом Блэром, представителем Линкольна. Блэр передает Ли предложение Линкольна командовать всей армией Юниона - Ли отказывается.

По словам Ли, он ответил, что хотя он против выхода штатов из Юниона, он не может участвовать в войне против Юга.

По словам Блэра, Ли сказал, что не сможет воевать против своего штата (он знал, что голосование о выходе Вирджинии из Юниона должно состояться), и не может дать ответа, не посоветовавшись с Уинфильдом Скоттом. Ли служил под началом Скотта во время недавней войны с Мексикой, у них теплые дружеские отношения.

Скорее всего, было сказано и то, и другое - встреча была продолжительной.

В тот же день Ли встречается с Уинфильдом Скоттом и рассказывает ему о беседе с Блэром. Старый генерал говорит своему другу, что если тот не готов стать под ружье в случае войны - он должен уволиться немедленно. В противном случае будет вынужден уволиться, получив приказ, который не собирается выполнять - а это бесчестье для офицера.

Покинув Скотта, Ли встречается со своим братом Смитом; они обсуждают ситуацию, не приходят к окончательному решению и намечают встретиться еще раз для обсуждения.

19 апреля из утренних газет Ли узнает результаты голосования. Это еще формально не выход Вирджинии - решение должно быть утверждено референдумом штата, который состоится 23 мая. Но Ли видел в Техасе, что события не дожидаются референдумов.

20 апреля полковник Ли подает прошение об отставке из армии США, отправляет прощальное письмо Уинфильду Скотту и письмо брату Смиту с объяснением, почему он вынужден уволиться из армии до намеченной встречи. Тогда же он пишет в письме к сестре, чьи муж и сын остаются служить Юниону: "Весь юг в состоянии революции, в которую Вирджиния после долгой борьбы оказалась втянутой, хотя я не вижу необходимости в таком развитии событий... Я не могу помыслить поднять руку против моей семьи, моих детей, моего дома. Поэтому я увольняюсь из армии, чтобы иметь возможность защищать свой штат, с искренней надеждой, что моя служба никогда не понадобится".

В тот же день губернатор Вирджинии объявляет набор добровольцев для защиты штата. На следующий день Ли получает приглашение приехать в столицу Вирджинии Ричмонд. 23 апреля он туда приезжает, его тут же назначают командующим войсками штата - это назначение Ли принимает без колебаний. Когда 7 мая Вирджиния будет принята в Конфедерацию, Ли станет генералом Конфедерации, затем военным советником президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса, командующим Армией Северной Вирджинии, главнокомандующим войсками Конфедерации.

К концу войны авторитет Ли непререкаем - одна из газет Конфедерации писала: "Нет ничего, в чем эта страна могла бы отказать Роберту Ли". Поздно - надо было прислушаться к Ли четыре года назад, тогда б не было ни Конфедерации, ни войны, 620 тысяч южан и северян (2% населения страны) не погибли бы. Ни выход из Юниона, ни образование Конфедерации, ни начало войны не были выбором Роберта Ли.

Генерал Ли еще сделает свой выбор - и его страна пойдет за ним.

В апреле 1865 г, армия Северной Вирджинии пытается оторваться от противника и пробиться на соединение с другими армиями Конфедерации. Голодные и разутые солдаты измотаны непрерывными боями на марше с многократно превосходящим противником. После очередного боя Ли просит генерала Вайса, бывшего губернатора Вирджинии, оценить ситуацию:

- Ситуации нет. Ничего не остается, генерал Ли, как посадить ваших несчастных солдат на их несчастных лошадей и отпустить их домой - к весеннему севу.

- Что будет думать обо мне страна, если я это сделаю? - задает Ли вопрос, который вынудил его последовать чужому выбору четыре года назад.

- Страна? Вы для этих людей - страна. Они сражаются за вас.

Командующий северян генерал Грант присылает предложение начать переговоры о сдаче - Ли отказывается, еще есть надежда пробиться. Это будет чудом, но Ли уже совершал чудеса в этой войне.

9 апреля армия Северной Вирджинии окружена, и уже нет чуда, которое может ее спасти. Ли советуется со своими генералами; молодой Эдвард Александр говорит:

- Мы можем не сдаваться. Мы можем распустить армию, приказать солдатам разбежаться как кролики и фазаны по кустам, и продолжать борьбу.

Это не только мнение молодого генерала - на том же настаивает президент Конфедерации Джеферсон Дэвис, опытный военный, в прошлом военный министр (и неплохой министр) США. Партизанская война - известное и очень эффективное оружие в борьбе с превосходящим противником. Испания таким образом отбилась от Наполеона, родители и деды солдат Ли добились независимости от могучей и до того непобедимой Британской Империи. Таким образом можно еще долго защищать Дело - пока вымотанный противник не потеряет желания продолжать войну и не согласится на приемлемый мир.

Ли думает. Ему есть о чем подумать. За время войны Грант заслужил прозвище “безоговорочная капитуляция” - за свои ответы на вопросы противника об условиях сдачи. Ли, один из немногих южан, кто регулярно читает северные газеты, знает, что на измотанном войной и раздраженном упорным сопротивлением Севере все чаще раздаются требования наказать строптивцев; вице-президент Эндрю Джонсон в недавней речи призывает "Повесить Дэвиса, повесить Ли".

Есть простой и почетный выход - повести в бой солдат, которые слышали о Боге, но смотрят на Ли и ждут его выбора, и погибнуть героем, как многие его генералы.

Роберт Ли делает выбор:

- Я должен встретиться с генералом Грантом, хотя я бы лучше умер тысячу раз.

Грант предлагает условия, которых еще никому не предлагали в конце войны:

- Люди Ли разойдутся по домам, с обещанием не воевать. Они не будут сидеть в лагерях, как сидит большинство пленных этой войны.

- Обратив внимание на саблю Ли, которую тот взял с собой на переговоры о сдаче, Грант вписывает в условия, что офицеры южан могут оставить при себе личное оружие.

- Услышав от Ли что лошади в армии Конфедерации, в отличие от Юниона, принадлежат солдатам, Грант разрешает им забрать лошадей - как раз к весеннему севу.

Не много ли берет на себя генерал Грант? Он командующий, но над ним - президент, а Линкольн уже отменял приказы своих генералов (в том числе - Гранта). Нет, не много. Две недели назад Грант встречался с Линкольном, и тот одобрил именно такие условия.

Впрочем, угроза виселицы еще помаячит перед Ли. Через пять дней фанатик Дела известный актер Джон Бут в упор всадит пулю в затылок Линкольна. Президентом станет Эндрю Джонсон (“Повесить Дэвиса, повесить Ли”), Ли грозит суд. За него вступается Грант - Ли оставляют в покое, но воссоединение страны и восстановление Юга началось под руководством Джонсона, а не Линкольна. Америка расхлебывает это до сих пор.

Война между тем подходит к концу. У Конфедерации еще несколько армий - 175 тысяч солдат, внушительная сила, особенно в партизанской войне. Президент Конфедерации Джеферсон Дэвис еще мечется по многострадальной земле своей страны и клянется продолжать борьбу, пока хоть один южанин готов умереть за Дело. Но он давно уже не страна; страна - это Ли. И узнав о выборе Ли, генералы Конфедерации один за другим следуют его примеру.

К чему я все это пишу? Чтобы показать - Роберт Ли не выбирал того пресловутого Потерянного Дела, символом которого его сделали. Он поступал как солдат, которого долг зовет защищать свою страну, оставляя другим политический выбор, куда этой стране идти. Оправдывать этот выбор благородством Ли - красиво, но неверно; Ли был против такого выбора. Будь дело Конфедерации ему близко и дорого - он мог бы еще до войны принять предложение представителей Техаса в феврале, или предложение военного министра Конфедерации в марте 1861 года. Когда Ли делал выбор сам, он выбирал Юнион, а не Конфедерацию. Два десятка делегатов конвенции в Ричмонде, которые сочли, что им по пути в мире - с Юнионом, а в войне - с Конфедерацией, выбрали Конфедерацию для Ли - за него и без него. И в этом трагедия самой красивой легенды американской Гражданской Войны генерала Роберта Эдварда Ли. Впрочем, не только его. И не только в той войне.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments