dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

"Домового ли хоронят, ведьму ль замуж выдают?" (UPDATE)

(Дела давно минувших дней.)


По-моему, Владимир Гандельсман похож на одного из основоположников.

Эта запись, для ценителей и знатоков поэзии. Хотел бы с ними посоветоваться, если найдутся те, кто готов дать мне совет. На правоте своей я не настаиваю, наоборот, хотел бы услышать возражения.

И с вашей помощью, дорогие мои ценители поэзии, определить свое сегодняшнее отношение к автору тех стихов, о которых напишу ниже. Я поставил строчку из "Бесов", потому что автор, о котором я буду писать, явно к этим пушкинским строкам относит многие свои тексты. И размер этот он часто использует.
Разумеется, делает он это вполне сознательно, это такой формальный прием. Так полагается в постмодерне. Намеренный плагиат. Эклектическая перекличка с классиками.

Вот для затравки текст автора о котором пойдет речь.

Текст этот выдержан в размере "Бесов", ну и про последние строки у вас не вызовут, я надеюсь, сомнений. Это тоже отсылка к Пушкину.

ЗАГАДКА

Коммунист ли на обломках?
Демократ ли губошлеп?
Богоносец ли в потемках
мелко крестит низкий лоб?

Кто в толпе снует сутуло?
Чей от браги мутен взгляд?
Кто садится мимо стула?
Кто лицом упал в салат?

Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Гэбнюки ль попа хоронят?
Блядь ли замуж выдают?

Почему я вообще решил писать об этом авторе (его зовут Владимир Гандельсман) именно сейчас?
Потому что он приезжает в Бостон и 9 и 10 февраля  будет читать свои стихи.
Я собираюсь пойти на его воскресное чтение, т.е. 10 февраля.
В субботу он будет читать стихи слишком далеко от моего дома.
Подробнее о его и не только его выступлении можно прочесть вот здесь:
http://runet.livejournal.com/769597.html

Но... у меня давнее предубеждение связанное с Гандельсманом. Вот почему подзаголовок этой записи: "Дела давно минувших дней". Попробую рассказать как это было давным давно тому назад, (точнее, 12 лет назад)

Когда-то я проводил в Сети гораздо больше времени чем сейчас. Это была вторая половина девяностых вплоть до начала двухтысячных. Сам для себя я называл это время временем "Бури и Натиска." Мы тогда считали, что время книг и журналов, которые печатаются старыми способами, безвозвратно ушло. Что на смену обычной литературе идет сетература. И вся действительно талантливая литература переселяется в Сеть. Сеть станет прибежищем новых гениев и откроет новые горизонты для читателей, писателей и поэтов.
Поэтому, тогда я, увлеченный сетевым литературным процессом, совсем не писал о политике, она меня, если честно, даже не очень интересовала.
Я не заметил схватку Буша с Гором и даже не помню, ходил ли я голосовать. Не знал, что я - правый, консерватор, мракобес, расист, гомофоб и т.д. и т.п. Тогда меня интересовали в Сети сугуго проза и поэзия.
И вот несколько энтузиастов сетевой литературы, или сетературы, как мы ее называли, решили стартовать в Америке литературный сетевой конкурс. В рамках уже тогда существующего литературного конкурса "Тенета", на технической базе "Тенет".
http://www.teneta.ru/
"Тенета" основал в 1994-м году тогда живущий в Америке Леонид Делицын, но это был не американский, а всемирный сетевой литературный конкурс.
Только американский конкурс в его первый год, это был двухтысячный, назывался "Сетевой Бродвей", но там были не только авторы из Нью-Йорка и даже не только из Америки. Поэтому, привязка названия к Нью-Йорку была не совсем удачной идеей. Уже на следующий год этот конкурс был назван "Русской Америкой". "Русская Америка" просуществовала еще два года, последний год ее реанимировал я и покойная Танечка Марчант. Главной проблемой был призовой фонд. Я с большим трудом собрал полторы тысячи долларов, разумеется, включив в них свои деньги, но на следующий год спонсоров я уже не нашел.

А вот первый год американский сетевой литературный конкурс захватила действительно довольно сплоченная нью-йоркская тусовка. Они фактически читали и судили сами себя. Т.е. жюри распределило призы среди своих друзей.
В категории "Поэзия" первое место занял как раз Владимир Гандельсман. Я резко возражал против его первого места. Тогда я считал Владимира Гандельсмана версификатором работающим в модном постмодернистском ключе. Грубо говоря, это был стёб, его стихи. Впрочем, в постмодернизме стёб и есть основной формальный прием. Ну и еще многие его стихи были предельно политизированными, они напоминали лубок.
Это вообще достаточно распространено, скажем, так же политизированы стихи Игоря Иртеньева и многих других авторов. Но подобные лобовые тексты вызывали и вызывают у меня разные чувства, кроме одного, чувства прекрасного. Это не поэзия. Настоящим поэтом я тогда Гандельсмана не считал. Зато я был уверен, что настоящие поэты среди русскоязычных американцев не только есть, я знал их имена и хорошо знал их стихи. Частично я свои знания реализовал, потому что в третьем по счету американском конкурсе победила как раз та, кого я считал настоящим поэтом, Ольга Родинова.
http://www.netslova.ru/verochka/
Именно ее я считал тогда лучшим американским русскоязычным поэтом. А отнюдь не Гандельсмана, которого воспринимал как трюкача и версификатора, а не поэта.
Тогдашний мой сетевой собеседник, который тоже участвовал в этом конкурсе, но по разделу "малая проза", его звали Михаил Рабинович (МР), когда я высказал свое мнение о первом месте Гандельсмана, был удивлен.
Сегодня я нашел фрагмент дискуссии об этих событиях.
Подписывался я тогда только двумя буквами, DD.
Вначале я цитирую вопрос Михаила, а потом на него отвечаю:

DD - MP <dandor19@idt.net>
- Fri Nov 24 8:52:29 2000

>MP
- Fri Nov 24 4:07:00 2000

>Дан, уважаемый, ну не могу я поверить, что Вам не нравится Гандельсман чем-нибудь кроме того, что он не так молод, как хотелось бы.
----------------------------

Миша, вы действительно не понимаете, чем мне не нравятся стихи Гандельсмана?
Но у вас же хороший вкус. Мне показалось, что я подробно пояснил, чем они мне не нравятся, когда привёл пародию.
Ну давайте я ещё оригинал приведу, одно из шести стихотворений, которые принесли Гандельсману первое место и 400 долларов. Вот он:

2. Эмигрантское

День окончен. Супермаркет,
мертвым светом залитой.
Подворотня тьмою каркнет.
Ключ блеснет незолотой.

То-то. Счастья не награбишь.
Разве выпадет в лото.
Это билдинг, это гарбидж,
это, в сущности, ничто.

Отопри свою квартиру.
Прислонись душой к стене.
Ты не нужен больше миру.
Рыбка плавает на дне.

Превращенье фрукта в овощ.
Середина ноября.
Кто-нибудь, приди на помощь,
дай нюхнуть нашатыря.

По тропинке проторенной -
раз, два, три, четыре, пять -
тихий, малоодаренный
человек уходит спать.

То ль Кармен какую режут
в эти поздние часы,
то ль, ворье почуяв, брешут
припаркованные псы.

Край оборванный конверта.
Край, не обжитый тобой,
с завезенной из Пуэрто-
Рико музыкой тупой.

Спи, поэт, ты сам несносен.
Убаюкивай свой страх.
Это билдингская осень
в темно-бронксовых лесах.

Это птичка “фифти-фифти”
поутру поет одна.
Это поднятая в лифте
нежилая желтизна.

Рванью полиэтилена
бес кружит по мостовой.
Жизнь конечна. Смерть нетленна.
Воздух дрожи мозговой.

--------------------------------

А вот мой вариант:

Эмигрантское.
(Стихи для детей).

Это - мусор. Это - зданье.
Это - овощ. Это - фрукт.
Это - зыбкость мирозданья.
Эмиграции продукт.

Гардбидж - справа, билдинг - слева.
У конвертов есть края.
One, two, three, four, five, six, seven.
По-английски знаю я.

Улица, Фонарь, Аптека.
Как мне так не повезло.
Как ТАКОГО человека
Вдруг на Запад занесло.

Размышляю с кислой миной,
Перед тем, как лечь в кровать:
Может выгулять машину,
Или пса припарковать?

Стойкий, целеустремлённый,
Я пишу свои стихи.
С детства музой одарённый.
Может съем я что с тоски?

На сей момент подано 37 работ.
Жюри состоит из 9 человек, и сбалансировано 3x3, т.е. туда входят три
известных литератора (Владимир Друк, Соломон Волков и Лилия Панн),
три издателя/магазина (Эффект-Посев, Либерти, MIF Production), и трое
представителей академической Среды.

Потом Друк из игры вышел в связи с занятостью. Значит Гандельсмана судили Соломон Волков и Лилечка Перельман, это та которая подписывает свои бездарно-нудные переливания из пустого в порожнее как Лилия Панн. В частности, Лилечка Перельман, величаво пишет о Гандельсмане:

В отношениях с Вещью Гандельсман идет дальше Бродского: он решается на диалог.

Дальше Бродского, это вам не хухры-мухры!

Эти люди все - близкие друзья Гандельсмана. То есть, это просто одна компания.
У меня есть газета где всё те же Волков и Панн провозгласили создание ''Гудзонской Школы'' во главе с всё тем же Гандельсманом. Поэтому, я утверждаю, что конкурса никакого в поэзии не было. Благодаря Ярмолинцу, который нашёл Гандельсману в качестве судей его же корешей. То есть, Ярмолинец профанировал конкурс, дав возможность поделить своим людям деньги между собой.
Понятно, что на Сети, а конкурс - Сетевой, есть достаточно людей живущих в Нью-Йорке и пищущих несравнимо лучше бездарного,
уныло-пыльного Гандельсмана. Вы прекрасно знаете Верочку (Ольгу Родионову). Её мужа, хоть и мерзавца, но хорошего поэта Валеру Дашкевича. Даже моя землячка из Одессы, Инна Богачинская, живущая, как вы знаете, в Нью-Йорке, тоже не очень большой поэт, если честно, но всё равно лучше Гандельсмана. Но... увидев, что Гандельсмана будут судить, благодаря Ярмолинцу, Волков, Перельман, какие-то неназванные академические круги и Издатель Слово-Ворд, если я не ошибаюсь, Илья Левков, который из той же очень тесной компании, остальные нью-йоркские поэты просто не подавали своих работ. Потому что всё стало понятным. Когда я звнонил Ярмолинцу и спросил его про Богачинскую, он мне сказал: ''Она - сумасшедшая''. Она может и сумасшедшая, но она талантливее Гандельсмана во сто крат. Далее. Конкурс был Сетевым. Поэтому, я думаю, что честным было бы пригласить в жюри ''Сетевого Бродвея'' поэтов известных на Сети. Стихов было совсем немного, хоть их при другом жюри могло быть больше. Но даже если их было бы в два раза больше, всё равно, я думаю, никто бы не отказался из Сетевых прочесть и посудить. Так надо было сделать обязательно.
Потому что они были бы нейтральны. Они не знают ни Гандельсмана ни его соперников.

Это все я написал 12 лет назад. В том числе и пародию на стихи Гандельсмана. На эту пародию у меня ушло минуты две.
Не знаю, как для вас, дорогие ценители, но для меня это очень серьезный аргумент против автора, которого я в состоянии спародировать. Это значит, что я могу писать в его же стиле достаточно долго и без особых усилий.
Но... я-то поэтом себя не считаю. Поэтому я не считаю поэтами и тех, кого я могу легко воспроизводить.
А вот Ольгу Родионову и многих других американских авторов я воспроизводить не в состоянии, потому что они действительно поэты.


Я хочу еще кое-что из стихов Гандельсмана вам предложить. Уже не в размере "Бесов".
Например, это:

В Америке

Прогуливающийся здесь –
безумен. Звездной пыли взвесь
горит над номерным шоссе.
Вот город, где уснули все.
Увидеть манекенов лица –
и застрелиться.

Знаете, эти стихи мне больше нравятся, здесь уже какое-то поэтическое чувство на автора снисходит.
Но вот содержание...

Если все так плохо, что хочется застрелиться, в чем проблема?
Или стреляйся или бери билет и лети в родной Санкт-Петербург. (Гандельсман из города на Неве).
Сейчас ведь железного занавеса нет, каждый может жить там, где он сам хочет.

Впрочем, это наверное такие поэтические чувства у Гандельсмана, к реальной его жизни отношения не имеющие.

Тем более, что и здесь есть те стихи, которые в том же ключе написаны задолго до Гандельсмана.
Великим поэтом Козьмой Петровичем Прутковым.
По-моему, у Пруткова получилось лучше:

Вянет лист. Проходит лето.
‎Иней серебрится…
Юнкер Шмидт из пистолета
‎Хочет застрелиться.
 
Погоди, безумный, снова
‎Зелень оживится!
Юнкер Шмидт! честно́е слово,
‎Лето возвратится!

Процитирую еще один текст Гандельсмана:


HOMO SOVIETICUS

В городках или столицах
закордонных видишь их
сразу – о, печать на лицах
соплеменников моих!..

Чем гоним – заботой жалкой?
Злоба-зависть пригнела?
Точно кто-то ебнул палкой
по хребту из-за угла.

Вот и шастает, и шарит,
а увидит послабей
человека – сам ударит.
Варвар, выродок, плебей...

Вот так Гандельсман воспринимает нас, совков-эмигрантов.
Так что от него надо держаться подальше, потому что он вполне может быть кем-то, кто ебнул палкой по хребту из-за угла.

Он, разумеется, аристократ духа, он - не варвар, не выродок, не плебей...
Ну может быть так оно и есть, я с ним лично не знаком. Но по его стихам это не видно.

Ну а теперь вопрос к Вам, дорогие ценители. Неужели мой поэтический вкус полностью отсутствует и я не распознаю гения?
Ну не гения, но, по крайней мере, большой талант. Я процитировал совсем немного стихов Владимира.
Но я вам дам ссылку, почитайте больше. Чтобы у вас сложилось правильное впечатление. Это довольно свежие стихи, 2012-го года. И они мне гораздо больше нравятся, чем те, что я ранее процитировал:

http://www.newreviewinc.com/%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BC%D0%B0%D0%BD-%E2%80%93-%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85%D0%B8-0

UPDATE:

Народ проявил активность, в частности, мне подвезли еще две пародии на шедевры Владимира Гандельсмана. Смотрите их в комментариях.
И еще...
Эта моя запись сгенерировала другую запись на ту же тему, и, опять же, еще одно обсуждение. Наверное Владимир Гандельсман сегодня невольно ходит именником, про него так за несколько лет столько слов не было написано, как за один этот день. Ну что ж, я - за, пусть человек радуется.
Вот еще одно обсуждение того же автора:

http://amiram-g.livejournal.com/758032.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments