dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

И о кино. "Вот такой жизни и завидует весь мир?"



uborshizzza


uborshizzza



Сериал «Мейер из Исттауна»


Мне кажется, что американские кинематографисты, за немногими исключениями, снимают свои фильмы, руководствуясь примерно той же конъюнктурой, что советские режиссеры, снимавшие что-нибудь типа «Премии» или сегодняшние, снимающие что-нибудь типа «Зулейхи».



Когда американцы переживали некоторые экономические неприятности, называемые у них Великой депрессией, они для поднятия духа населения снимали много мюзиклов и комедий, где главный герой/героиня приезжали в Нью-Йорк и становились знаменитыми певцами/артистами. Правда, могли быть разные нюансы. Например, кто-то мог в последний момент решить, что жизнь в родном городке – лучше, а кому-то слава не принесла счастья. В общем, шанс есть у каждого, а не получилось – так и дома неплохо.

Где-то в 80-е -90-е годы было много фильмов-комедий про американскую семью. Пародией на них являются «Симпсоны». Там обычно 4-ро детей, глуповатый папа и доброжелательная мама. Семья переживает трудности, проявляя сплоченность. Главное – вовремя взяться за руки и заорать: «Мы – Симпсоны» или типа того. По-видимому, эти фильмы должны были стимулировать людей рожать детей, дорожить семьей.

Последнее десятилетие все больше фильмов, показывающих американскую жизнь в негативном свете. Это что-то вроде критического реализма дореволюционной русской литературы или нашего перестроечного кино. И вот этот тренд меня удивляет. Что они им хотят сказать? К чему этот посыл?

Все плохо в этом худшем из миров.

Вот городишко Исттаун, в котором живет главная героиня Мари-Анна Мейер. Изюминка сериала в том, что эту роль играет Кейт Уинслет, и играет очень убедительно. Сериал снят под нее, и его смотрят именно из-за нее.
https://burninghut.ru/wp-content/uploads/2021/04/kate.jpg

Мейер – коп, которая 7 серий будет вести детективное расследование по поводу убийства одной девушки. Героине примерно 43-45 лет (Уинслет – с 1975 года). Она, что называется, не следит за собой: ноль косметики, мелкие морщинки, пара бородавок на лице, мешковатая одежда, лишние килограммы, хотя, когда она в одной сцене обнажается, то можно убедиться, что у нее все то же, как и в «Титанике», роскошное тело. И видно, что она может быть красивой, если накрасится и принарядится. Когда ее пригласили на свидание, она обернулась красоткой с красной оскаровской дорожки.

Мейер знает здесь каждого: с кем-то в школе училась, кто-то – из ее родни – сват, троюродный брат, бабушкин кузен, муж подруги, брат мужа подруги, новая жена бывшего мужа. В этом практически семейном кругу женщина не видит необходимости наряжаться, быть вежливой, скрывать дурное настроение, не боится изливать вокруг негатив. Отношение к ней людей – неоднозначное. Они уважают ее за трудолюбие, за честность, за смелость, сочувствуют ее несчастьям, но она раздражает их своей резкостью, нежеланием считаться с чувствами других людей: коп в ней всегда побеждает человека.

Судьбу женщины трудно считать счастливой. Мейер очень любила своего отца, тоже копа - он был ее кумир. Она потому и пошла работать в полицию: «А если бы он был г​***очистом, я бы стала г***очистом».
Но отец страдал депрессиями, и когда ей было 13 лет, покончил с собой. Девочка, как ни странно, винила в этом себя. По крайне мере, она так говорит, хотя мне кажется, что по-настоящему она считала виновной свою мать: та изменяла отцу; в периоды депрессии, выселяла его из дома к родителям вместо того, чтобы оказать психологическую помощь. Отголосок этой неприязни виден и сегодня, когда мать оказывает Мейер большую пользу: она полностью взяла на себя хозяйство, сидит с правнуком – довольно сложном и больном ребенком.

Мейер вышла замуж за добродушного увальня, жизнелюба, очень правильного, почти всегда находящегося в хорошем настроении. Он – учитель математики в школе. Родила сына и дочь, но сын, по-видимому, унаследовал дурные гены от деда. У него было множество неврологических проблем: тики, навязчивые движения. Его водили по врачам, они ставили разные диагнозы. Дети его травили. Мейер тяжело это переживала и, по ее словам, в какой-то момент от него отстранилась, предоставив медицинские заботы мужу. Сын этого не простил. Отношения с матерью у него стали дурные: он изъяснялся в ненависти к ней, воровал у нее деньги. Сын не хотел учиться, принимал наркотики, сошелся с девушкой-наркоманкой, которая родила ему больного ребенка, потом с этой девушкой поссорился и повесился на чердаке родного дома.

Было это 2 года назад. После этого муж-весельчак ушел из семьи и вот-вот женится на симпатичной женщине без проблем; дочь винит мать в смерти брата, сама она – лесбиянка, но учится хорошо и имеет планы уехать учиться в другой город; почти невестка легла в реабилитационный центр, а внук достался Мейер, и теперь это ее единственный свет в окошке. Вот тогда ей и понадобилась помощь матери. Но это еще не все: невестка подала в суд на полную опеку над сыном. Сразу скажу, что странная у них в этом смысле система. Ребенка были готовы ей присудить, как только она вышла из клиники, устроилась убирать какой-то офис и сняла квартирку. Неужели этого достаточно для того, чтобы забрать ребенка у бабушки, которая хотя бы не наркоманка, имеет твердый заработок, свой дом, где за мальчиком есть постоянный присмотр?

Что в жизни Майер было хорошего? В школе она играла в баскетбол, и их команда выиграла важную игру, чем городок до сих пор гордится. А решающий гол забила Мейер, за что ее тогда назвали Леди-Ястреб.
Она продолжает поддерживать отношения с тремя членами той команды.
Одна из них, негритянка, помимо своих детей, нянчится с братом-наркоманом, который тащит из дома все, что может. Муж очень этим недоволен, но как бросить брата? Зимой у него отключили газ – он же замерзнет, у него опять был передоз – лучше, чтобы он жил с ними.

У другой - любимый муж, сын 13-ти лет и дочь-даун. Муж в хороших отношениях со своим братом, который живет с их отцом. В целом, это большая и дружная семья. Вот только этот муж склонен к походам налево, и уже один раз чуть не развелись из-за его измены.
Эта подруга у Мейер – самая главная, две другие не такие ей близкие. Только с ней она делится своими секретами.

Третья подруга уже перешла во враги. Ее дочь, наркоманка и проститутка, пропала около года назад, оставив матери внучку.
Сама подруга лечится от рака, носит тюрбан, т.к. волосы от химии выпали. Она публично упрекает Мейер и полицию, что они не могут найти ее дочь.

Итак, у 4-х подруг: дочь-даун, сын и внук с неврологическими проблемами, дочь-лесбиянка, сын-самоубийца, отец – самоубийца, дочь наркоманка и проститутка, брат – наркоман. Вам не кажется, что это – уже чересчур? Тем более, что это еще далеко не все их несчастья.

А кем работают люди в этом городе? Многие персонажи – полицейские, причем, в основном они – негры, бывший муж Мейер – учитель, больная подруга держит крошечную мелочную лавочку, которую все время пытается ограбить брат ее подруги-негритянки. К последней серии он, наконец, умер от передоза.
Еще у одного сильно пьющего мужчины есть пикап, на котором он что-то развозит.

При этом с деньгами у людей очень туго. Так вся основная детективная история закрутилась из-за того, что у несовершеннолетней дочери этого мужика-алкаша с пикапом был внебрачный ребенок, который страдал болями в ухе, и мог оглохнуть, если не сделать вовремя операцию. И вот она нигде не могла найти 1800 долларов.

А бесплатно операцию не делают. И большие сложности с тем, чтобы попасть ко врачу-специалисту. Например, Мейер, чтобы показать внука неврологу, пришлось приложить усилия. Зато психотерапевтов там – навалом. Ее от полиции бесплатно обслуживали.

Живут жители городка в собственных домах, у всех, естественно, есть машины, а такого понятия как общественный транспорт там не существует. Даже у конченого наркомана свой дом. В городе - довольно большой спортивный центр и католическая церковь. По выходным все сидят в церкви семьями и слушают проповедь.

https://kinofilmpro.ru/wp-content/uploads/2020/07/MV5BNzI0MGUyNWQtNjNjZi00NDIxLWFkOTQtNWY5NWUxZjA5YWRmXkEyXkFqcGdeQXVyMzg2NTY1NTY-._V1_SY1000_CR0013331000_AL_.jpg

Священник – не без греха. Его перевели в эту глушь из-за какого инцидента с малолетней прихожанкой. Как вы понимаете, это специальный персонаж, чтобы отвести подозрения от настоящего убийцы. Но почему педофилы всегда только католики?

Молодые тусуются в лесу (там почему-то кругом дикая природа) и принимают наркотики: они едят что-то вроде леденцов, и от этого то блюют в самый неподходящий момент, то еще что учиняют. И дочь Мейер потребляет, и другие.
Дочь Мейер поет в группе и монтирует документальный фильм о своем брате. Очень хорошее девочка, но поменяла любовницу с белой пустышки на очень умную негритянку, с новой что-то пошло не так – вот и сорвалась.

Я какое-то время думала, что в финале найдут изготовителя зелья и прекратят это безобразие, но не угадала: то, что они все на наркотиках – это нормально.

Многие девушки ездят заниматься проституцией в областной центр. А что такого? Всякая работа почетна.

Еще нормальным считается быть готовыми на все ради детей. При этом с маленькими детьми нужно сюсюкать просто до невозможности, на подростков можно орать и запугивать их, но если надо соврать – соври, если надо убить – убей. Так папаша-алкаш, которого непутевая дочь боялась до судорог, немедленно застрелил того, кого счет виновным в ее смерти и сел всерьез и надолго полностью удовлетворенный. То есть, орать на дочь, унижать ее, не дать денег на операцию для внука, пока она была жива, а потом отомстить за ее смерть - это то, что нужно. Другой папа ради сына чуть не убил брата, причем брат его понимал.

Так какое общество нам показывают сегодня в американских сериалах? В первую очередь, это люди – бедные и не слишком образованные. В городке одно время появился некий писатель, который смотрелся инородным телом. Мейер вряд ли прочла хоть одну книгу в жизни, и его книгу не стала читать, хотя переспала с ним. (Это была такая любовная линия для оживляжа).

Во-вторых, в семьях живут очень недружно, особенно конфликтны отношения родителей и детей.

В-третьих, подростки и молодежь повально употребляют наркотики, пьют, ругаются. Девушки дерутся друг с другом ногами, почти все занимаются проституцией.

Единственное светлое, что у людей осталось – это любовь к детям, но проявляется она исключительно по отношению к малышам или в экстремальных обстоятельствах.

В полицейском участке шериф – негр, офицеры – негры, все врачи и психотерапевт – негритянки, ведущая радио, на котором выступала дочь Мейер, негритянка. За исключением негра-брата подруги Мейер, все остальные негры - очень хорошие и благополучные люди. Вот здесь четко виден идеологический заказ в том, что негры - успешнее белых, хотя и среди них бывают никчемные люди (но если сравнить с никчемными белыми в этом фильме, то счет будет не в пользу белых).

Вот такой жизни и завидует весь мир?
Что касается нашей страны, то в плане платности медицины мы уже к этому приближаемся. Разве могло быть в СССР такое, чтобы ребенку можно было спасти слух простой операцией, а ее бы не сделали? А теперь без конца собирают деньги на всякие операции для детей. К наркотикам еще такой толерантности нет, и то, наверное, только у моего поколения.

И два комментария, один из них - мой

oldtimer_lj

Еще раз убедился в своем нежелании смотреть современные американские фильмы/сериалы.
Теперь вопрос, почему они так снимают?
Меня это не удивляет.
Американская система образования уже в течение трех поколений выпускает людей, которые отрицательно относятся к индивидуалистической системе, создавшей эту страну. И сейчас количество начало переходить в качество.
А культура всегда идет впереди всего общества.
Попробуй сейчас сними в Голливуде фильмы, не отвечающие современной доктрине отрицания. Не получится. Вот и уходит не желающий подчиняться левацким загибам куда нибудь в Холмарк.
А если будешь сопротивляться, раздерут на куски почище 20-х годов прошлого века в России.

dandorfman
Это единственный комментарий, который отобразил реальную ситуацию с появлением таких фильмов, потому что все они не имеют ничего общего с тем, как реально живут люди, в том числе и в маленьких городках.

Отсутствие страховки у неимущих, реально неимущих - полный бред. Именно неимущие имеют страxовку, которая покрывает абсолютно всё, в том числе и операции. Она называется Медикейд. И она есть везде, как в маленьких городках, так и в больших.
Кстати, о маленьких городках. Трущобы типа Южного Бронкса в Нью-Йорке, который похож на Сталинград 42-года, это удел больших городов. И наркотики - тоже.
В маленьких городках люди живут лучше, чем в трущобах больших городов.

Как сам текст, так и сами комментарии к нему в смысле догадок, это бред.
Два слова о себе.
Живу в Америке 30 лет. До пенсии - работал. Особыми талантами не отличаюсь. Достаток - ниже среднего, но дом уже достаточно давно выплатил. О всем, что показано в фильме, знаю только по сериалам, по соседям ничего подобного не вижу.
Себя я примером не считаю, я ведь эмигрант, поэтому меня не интересуют наркотики, не до них было. Все мои русскоязычные американские друзья, материально или не хуже меня живут или лучше. Сумма в 1800 долларов - для них не проблема. Впрочем, если действительно нужно для необходимого, то сумма в 10 раз большая, тоже не проблема.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

Recent Posts from This Journal