dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

"Правящая американская партия обычно проигрывает промежуточные выборы."

(Владимир Козловской с оптимизмом смотрит на 2022-й)


Часть республиканцев поддержала комиссию по 6 января

Что это значит? Немного


Что это значит? Немного

Как гласил заголовок консервативного сайта «Федералист», за эту «узкопартийную, демократическую комиссию не будет голосовать ни один уважающий себя республиканец». Консерваторы видят в комиссии знамение того, что демократы собираются доить тему январских событий, которые их агитпроп иногда называет «вооруженным мятежом», до второго пришествия или по крайней мере до промежуточных выборов будущего года.

Правящая американская партия обычно проигрывает промежуточные выборы. В данном случае это тем более вероятно, что у демократов сейчас микроскопическое преимущество в Палате представителей. Потеря каких-то пяти мест будет означать ее переход под власть республиканцев и конец байденовской революции. Спикер Палаты демократка Нэнси Пелоси надеется, что следственная комиссия поможет ее партии избежать поражения и завершить превращение США во вторую Венесуэлу.





По состоянию на данный момент маловероятно, что комиссию утвердит Сенат США, в котором демократам нужно будет перетянуть для этого на свою сторону 10 республиканцев, а столько им, по общему мнению, не набрать.

Переход 35 членов республиканской фракции на сторону Пелоси еще больше окрылил СМИ, которые давно утверждают, что в рядах оппозиции развернулась «борьба за власть», обозначились «глубокие расхождения» и бушует «гражданская война». Этот анализ, на первый взгляд, подтверждало недавнее изгнание антитрампистки Лиз Чейни из рядов руководства республиканской фракции нижней палаты Конгресса.

Как и новоиспеченная следственная комиссия, грезы о расколе в стане оппозиции вселяют в демократов надежду на избежание провала на выборах 2022 года. Надежда эта, однако, кажется призрачной ветерану либеральной журналистики Джеффу Гринфилду, одному из считанных его коллег по цеху, правильно предсказавших исход выборов 2016 года. На днях он напечатал на сайте «Политико» большую статью, в которой советовал демократам не ставить на гражданскую войну среди республиканцев.

Во-первых, писал автор, несмотря на ряд конфликтов, подхваченных прессой, делается все труднее разглядеть серьезные раздоры в республиканских массах. И среди них, и в Конгрессе господство Трампа над партией представляется «довольно тотальным». 

Смутьяны, которые оспаривали утверждения Трампа о том, что последние выборы были у него «украдены», сейчас или молчат в тряпочку или поддерживают новые избирательные законы, которые, по словам республиканцев, должны обеспечить честные выборы, а по мнению Гринфилда ставят себе целью лишить меньшинства права голоса. Но я предупредил, что Гринфилд - либерал.

Во-вторых, история знает много моментов, когда левые были уверены, что Республиканская партия роет себе яму, ставя на экстремиста, а она потом легко приходила к власти. Очень возможно, что сейчас именно такой момент.

Старожилы вспомнят единственный случай, когда республиканцы действительно оказались слишком большими экстремистами на вкус избирателей: в 1964 году Барри Голдуотер с треском проиграл, отчасти из-за того, что умеренно либеральное крыло Республиканской партии отказалось его поддержать.

В Республиканской партии сейчас не раскол, а чистка, пишет Гринфилд, имея в виду смещение Чейни, «и есть все основания ожидать, что она принесет плоды».

Это не тот вывод, который напрашивается из статей корпоративной прессы. Недавно «Нью-Йорк таймс» поместила статью об узде, в которой Трамп держит Республиканскую партию. В ней цитировались ее бывшие члены, разошедшиеся с Трампом, и политтехнологи, в один голос предупреждавшие об опасности, которой чревато для партии господство Трампа. Гринфилд пишет, что никто из них близко не представляет партийные массы.

Например, пресса на протяжении нескольких недель увлекалась Майклом Вудом, 34-летним ветераном, который баллотировался в Техасе в Палату представителей и призывал Республиканскую партию завязать с Трампом. Он пришел к финишу девятым, получив сиротские 3% голосов.

По всей стране местные партийные организации и рядовые республиканцы дуют в одну дуду. Орегон был когда-то вотчиной умеренных республиканцев Марка Хэтфилда и Роберта Пэквуда, но сейчас местная парторганизация заявила, что события 6 января были «подставой», устроенной антифой и БЛМ.

Было время, когда аризонский сенатор Джон Маккейн шел наперекор своей партии и доказывал, что Барак Обама - патриот, а сейчас парторганизация штата высекла вдову Маккейна, своего бывшего конгрессмена Джеффа Флейка и губернатора Дага Дьюси за отказ поддержать версию об украденных выборах.

Парторганизации разных штатов – Луизианы, Небраски, Мичигана, Вашингтона, Южной Каролины, Иллинойса, Кентукки – одна за другой сплачиваются вокруг Трампа и шпыняют тех, кто отваживается его критиковать, пишет Гринфилд. Если существует какой-то противовес этому массовому порыву, продолжает он, если имеются признаки какой-то активности другой стороны в этой «гражданской войне», то они находятся на таком низком уровне, что практически не видны.

На расстоянии поведение партии выглядит как нечто среднее между абсурдным и самоубийственным, пишет автор: она присягает на верность 74-летнему бывшему президенту, правившему всего один срок, сеющему распри, проигравшему выборы с разгромным счетом 74:81 млн и живущему в коконе из людей, которые говорят ему, что он выиграл, замечает Гринфилд. Можно ли расценивать такую ситуацию как катастрофическую для республиканцев?

Именно так рассматривали положение партии в 1980 году, когда сопредседательница ее нацкомитета Мэри Крисп ушла в отставку после того, как республиканцы перестали поддерживать конституционную поправку о равных правах (женщин) и записали в свою программу пункт о почти полном запрещении абортов. Пикейные жилеты решили, что все это оттолкнет от Рейгана умеренных и либеральных республиканцев, значительное поголовье которых водилось в партии в те далекие времена.

Я в то время изучал политологию в нью-йоркской аспирантуре и вообще крутился в здешних академических кругах, то есть давно не видел настоящих американцев и поэтому проспорил бутылку виски главному американисту Би-би-си, который предсказывал победу Рейгана, и впрямь забравшего 44 штата.

Я был не одинок в своих заблуждениях. На одной встрече нового 1980 года у членов вашингтонской тусовки спросили, кто победит в ноябре. Ни один не сказал, что Рейган!

Если столичная тусовка не могла представить себе победу кандидата, который до этого был дважды избран губернатором самого большого штата страны, то в 2016 году она точно так же не могла вообразить, что в дамки выйдет «грубый, хамоватый, рекреативный лгун, имевший такое же представление о политике, сколько средний хомяк». Так Гринфилд характеризует Трампа, но я же предупреждал, что автор - либерал.

По его словам, если можно было говорить о гражданской войне в стане республиканцев, то это в 2016 году, когда четверо из пяти бывших президентов-республиканцев отказались поддержать кандидатуру Трампа. Как и пятая часть сенаторов партии. Несмотря на это, Трамп набрал голоса 88% республиканцев.

Последующие четыре года пресса делала из него клоуна и русского шпиона (которым она что-то не называет сейчас Байдена, отменяющего американские трубопроводы, но снявшего трамповские санкции с «Северного потока», который укрепит хватку Путина на горле Европы. Я помню, как ликовали наши критики Путина, когда Байден назвал его «убийцей». Избавившись от Трампа, демократы вернулись к своей изначальной позиции, которая избегала противостояния с Москвой).
После чего Трамп набрал уже 94% республиканских голосов, то есть чуть больше, чем Рейган в 1984 году, когда переизбрался с сокрушительным перевесом на второй срок.

Трамп набрал в прошлом году на 12 миллионов больше голосов, чем в 2016-м. Если бы какие-то 42 тысячи избирателей в трех штатах проголосовали иначе, то граница сейчас оставалась бы на замке, в Белом доме сидел бы по-прежнему лучший друг Израиля, нефтепровод «Кистоун XL» был бы близок к завершению, Эшли Бэббит была бы жива, а Америка не превращалась бы в пародию на поздний Советский Союз.

Да что там говорить: если бы республиканец Дэвид Пердью получил в ноябре в Джорджии всего на четверть процента больше голосов, то Сенат оставался бы в руках Республиканской партии, а байденовская революция оставалась бы чисто умозрительной.

70% республиканцев считают Байдена нелегитимным президентом. Демократы называют их мифотворцами, а то и изменниками, хотя огромный процент их самих считал Трампа нелегитимным президентом. Я освещал тогда их массовые акции, участники которых скандировали «Не мой президент!».

Гринфилд согласен, что в Республиканской партии есть деятели, которые шагают не в ногу. Это члены Конгресса Лиз Чейни, разжалованная в рядовые, и Адам Кинзингер, голосовавший за второй импичмент Трампа, республиканские губернаторы демократических штатов, такие как Ларри Хоган из Мэриленда или бывший глава нацкомитета Республиканской партии Майкл Стил, давно прописавшийся на Эм-эс-эн-би-си и не имеющий отношения к нынешним республиканцам.

Все они не представляют одну из сторон в гражданской войне, якобы раздирающей партию, как пытаются изобразить их в «Нью-Йорк таймс» и на Си-эн-эн. Гражданской войны просто нет.

Впрочем, есть, но не среди республиканцев.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments