dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Антиинтеллигентское и... предвыборное.

(Гумилев, Латынина и... американские евреи.)


Николай Гумилев, Лев Гумилев, Анна Ахматова.

Сегодня я дополнил свой профайл еще одним высказыванием Льва Николаевича Гумилева.
Вот этим:
"Подальше от Богоносца. Ителлигентный человек - это человек слабо образованный и сострадающий народу. Я образован хорошо и народу не сострадаю."

Я уже рассказывал несколько дней назад о книге "Лев Гумилев", главы из которой я с огромным удовольствием прочел в "Новом мире".
http://dandorfman.livejournal.com/262122.html
Это новое высказывание Льва Гумилева я прочел там же.
Вы знаете, что я с удовольствием читаю публицистику и даже прозу Латыниной и слушаю ее радиопередачи на "Эхе Москвы". Многие из френдов меня осуждают за то, что я некритически отношусь к тем ляпам, которые она допускает. Я им всем отвечаю одно, меня не волнуют ее ляпы: меня полностью устраивает главное, что она отстаивает, решать должны не халявщики.
Решать должны граждане, которые платят налоги. И только они должны голосовать.
Когда я читаю Латынину, я вспоминаю Льва Гумилева и понимаю, что Латынина, это его современная инкарнация. Он по убеждениям был таким же. Он, как вы поняли из его высказываний, интеллигентом не был и быть им не хотел. Я думаю, что Латынина тоже отрицательно реагирует, если кто-либо ее причисляет к интеллигенции. Я уверен, что точно так же как и Гумилев, она интеллигентов терпеть не может. И я  - тоже.

Когда у нас совсем не было денег, жена не работала, маленький ребенок болел, у него была астма и все было как бы безнадежно, эмиграция для меня была закрыта, я служил на ракетном дивизионе и после этого много лет был невыездным. Мой друг юности, Гарик Константиновский, служил точно на таком же ракетном дивизионе, той же системы и в то же время, что и я. Он был в отказе до 1989-го года. С 1976-го. У него здесь не осталось никого, уехали родители, уехал старший брат с семьей, уехали родители жены и с ними уехала и жена с его ребенком, уехали все друзья, кроме тех, кто тоже был в отказе, а он все ждал разрешения.
Но я не ныл и не говорил, что жизнь пошла прахом и все вокруг виноваты. Я взял жену и ребенка и поехал в Нижневартовск. Астма у ребенка прошла на Севере и еще там я заработал достаточно денег, чтобы чувствовать себя свободным человеком. Более того, я им был.
Когда же я летом приезжал в отпуск в Одессу, вокруг меня были сплошные интеллигенты, которые говорили как им плохо. И в том, что им - плохо, был виноват весь мир, но только не они.
Я никому не сострадал, ни интеллигентам, ни простому народу. Вот такой я был бесчувственный.
Да, я искал где заработать и как заработать. До отъезда в Нижневартовск я месил раствор и загружал его в бадью. На Поскоте строился дом для работников НПО "Кислородмаш", где я работал. Меня мои 200 рублей не устраивали, которые я получал в конце 70-х как программист, нам на жизнь не хватало. Тем, кто бросит контору, то, что сейчас гордо называется "офис" и пойдет на это строительство, обещали 350 рэ в месяц. Я немедленно пошел. Работал не мозгами, а совковой лопатой. Впрочем, мозги освободились от кодов и поисков багов, поэтому я мог, даже загружая бетономешалку песком и цементом, думать о стихах отца Льва Николаевича, повторяя про себя:

Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так, что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

Пусть безумствует море и хлещет,
Гребни волн поднялись в небеса, -
Ни один пред грозой не трепещет,
Ни один не свернет паруса.

Разве трусам даны эти руки,
Этот острый, уверенный взгляд,
Что умеет на вражьи фелуки
Неожиданно бросить фрегат.

Тогда вместе с Редьярдом Киплингом, его "IF", которое я знал под названием "Заповедь", "IF" в оригинале я не видел, это были мои любимые стихи.

Про Нижневартовск, комнату на подселении в 9 квадратных метров, без горячей воды, зато со щелями между панелями и - 49 по Цельсию я уточнять не буду.
Потом, правда, все наладилось и мы даже жили в отдельной квартире, а щели заделали.
Горячую воду последние годы в Сибири мы тоже имели.
Как нас встретила Америка, тогда была жесточайшая рецессия и в Бостоне обанкротились сразу три больших софтвер-компании, Вэнг Компьютер, Прайм Комьютер и Лотус, я и люди моего эмигрантского призыва помнят хорошо. Несколько тысяч местных программистов оказались без работы. Как хорошо было нам, приезжим, помнят только те, кто именно в 1991-м сошел с трапа самолета в JFK.
Но я тоже не сдался и делал то, за что все-таки платили деньги. Не буду уточнять - что именно, избавлю вас от натуралистических подробностей.
В Америке оказалось, что интеллигентов в Америке не меньше чем в России. И они точно так же ноют. При этом, они всячески сочувствуют простому народу. Правда, живут они в тех районах, что простому народу не по карману. Эти интеллигенты голосуют за Обаму, потому что считают Обаму выходцем из простого, да еще не совсем белого народа. А таковым надо сочувствовать и всячески приветствовать тот факт, что дочка водопроводчика Мишель Робинсон стала Первой Леди. Кроме того, они точно знают, что Обама защищает интересы простого народа, а не толстосумов. Имущественно многие из них - толстосумы, некоторым бабушка оставила пять-десять миллионов для скромной жизни, а некоторым и побольше. Но опять же, бабушкины миллионы, которые стали их миллионами, они простому народу не отдают, а так же дом в Ньютоне или Вестоне, но зато поддерживают Президента, который все готов отдать простому народу (готов, но не отдаст) забрав у толстосумов. (Кроме них, разумеется, они ведь люди скромные, получают свои скромные 80 тысяч в год, прeподавая какую-либо херологию или дофигизм в скромном университете. Бабушкины миллионы ведь не считаются, на них они ремонтируют и содержат в доме закрытый зимний бассейн и ездят на Сафари в Кению, тем более, что отпуск академический - длинный, а отец уважаемого и любимого президента, как раз оттуда.)
Среди этих интеллигентов - евреев почему-то очень много, ведь их прабабушки и прадедушки приехали сюда еще в конце позапрошлго столетия и что-то два-три поколения их американских предков уже успели заработать. Так что они вступают во взрослую жизнь не совсем бедными.
Бедными, но не совсем. Но ведь они - интеллигенты, (многие из них правда об этом не знают, потому что слова такого не слышали). А интеллигентам полагается что?
Правильно, любить простой народ. (На расстоянии от онного). И голосовать за представителя простого народа в Белом Доме.
В общем, интеллектуальная Америка как страна пока еще благополучная, с пока еще благополучными и весьма обеспеченными интеллигентами живет примерно такими же представлениями о простом народе, какими жили и русские интеллигенты, как дворянские, так и выходцы из мещан, где-то на рубеже 19-го и 20-го веков. Разница только этническая, среди тех, кто радел за народ, находясь от него на солидном расстоянии в России тех времен, евреев было крайне мало, российские евреи почти на сто процентов были тогда нищими и полуголодными, они, спасаясь от нищеты, голода и погромов, переплывали Океан и начинали новую жизнь в Америке. Чтобы через несколько поколений превратиться в американских радетелей за народ.
Через два дня эти безмозглые идиоты, пардон, высокодуховные интеллигенты, дружно проголосуют за представителя простого народа в Белом Доме. Флаг им в руки, если все это будет продолжаться достаточно долго, то их внуки, а может быть и дети, как раз превратятся в этот самый простой народ и будут добывать еду для своих детей в очередях, отовариваясь по карточкам. Пожелаю им, чтобы они до этого не дожили. Я - так уж точно не доживу. На мой век остатков той Америки, которую я любил всю жизнь - хватит

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments